Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Мухамед Саляхетдинов: Экстремистская идеология пошла на спад

Мухамед Саляхетдинов

Мухамед Саляхетдинов

Теги:

6
10 Января

Закончился 2018 год. О том, каким он был, и с какими результатами мы входим в новый 2019-й, ИА IslamNews рассказал глава Ассоциации общественных объединений «Собрание» Мухамед Саляхетдинов.

- Мухамед Абдулханович, Вы часто посещаете международные мероприятия, общаетесь там в различных мусульманских кругах. Какие настроения и тренды имеют место сегодня в умме?

- Важный момент, который я хотел бы отметить - все больше появляются мусульманские организации с качественно новым уровнем работы. Это касается, в первую очередь, тех стран, где мусульмане являются меньшинством - особенно на Западе. Эти организации реализуют множество проектов на разных уровнях, связанных с общественной деятельностью, благотворительностью и образованием, а также развитием мусульманской мысли. Одним из таких проектов стало создание в конце 90-х Европейского совета по мусульманским фетвам, которое, в свою очередь стимулировало создание крупнейшей богословской структуры, «Всемирного союза мусульманских ученых» (ВСМУ). Многие мусульманские организации успешно интегрируются в те сообщества, в которых они существуют. Это характерно как для стран западной демократии, так и для России, а также для мусульманских государств. 

- В одном из интервью высокопоставленный саудовский госслужащий и руководитель самой крупной в стране общественной организации Лиги исламского мира, Мухаммад аль-Иса, довольно пространно высказался о преимуществах аль-васатыйи и планах по ее продвижению на международном уровне. Что это означает - с учетом, что Саудовская Аравия имеет имидж страны, поддерживавшей фундменталистский, салафитский ислам?

- Саудовскую Аравию действительно часто упрекают в том, что она является проводником экстремистских идей, ваххабизма, салафизма и фундаментализма, а тамошние религиозные учебные заведения воспитывают в своих стенах радикалов, которым свойственна крайняя нетерпимость. Нынешнее руководство королевства решило изменить этот имидж и начало реформы, что диктует новые, более гибкие формы взаимодействия, которые позволяют находить общий язык с представителями различных культур и цивилизаций. Эти формы изыскиваются в интеллектуальном наследии самой исламской цивилизации. Не зря на недавно прошедшей в Мекке международной конференции, организованной Лигой исламского мира, звучали тезисы о взаимопонимании, умеренности, которые объединены под общим названием «аль-васатыйя». Этот термин существует в самом Коране и озвучивался в разные века различными исламскими богословами. В последнее время он становится все более и более востребованным как в самом исламском мире, так и в качестве основы для развития гармоничных отношений с представителями разных конфессий и культур. 

- Что такое васатыйя в вашем понимании, и когда она появилась на свет как понятие и как концепция? 

- Понятие «васатыйя» есть в Коране и в разные века оно использовалось богословами, но концепция васатыйи была разработана во второй половине 20-го века. Одним из последовательных ее проводников является шейх Юсуф аль-Кардави, который, начиная с 60-70 годов, в многочисленных трудах представил солидный контент для ее формирования. Понимание необходимости васатыйи усиливалось на фоне радикальных идей, распространяемых различными экстремистскими организациями. «Пионером» в применении этого подхода стал Кувейт, который при государственном финансировании создал центр васатыи и придал ей статус официальной идеологии. Многие мусульманские страны начали заимствовать эту идею, видя в ней панацею от  экстремизма, который распространился в исламском мире. 

Теперь важность внедрения этой концепции осознали и в Саудовской Аравии, которая сама стала страдать от доморощенных экстремистов, и руководство страны, что называется, приняла ее «на вооружение» как эффективный инструмент локализации деструктивных идей в мусульманском обществе.

- В 2018 году произошла отставка шейха Кардави с поста главы ВСМУ. О чем это говорит и как она отразится на Союзе и на мусульманской умме в целом?

- Сначала немного истории. Мне приходилось общаться с самим шейхом Кардави, в том числе и по истории создания ВСМУ. Он планировал создание Всемирного союза мусульманских улемов еще в прошлом веке и совместно с группой именитых богословов обращался к руководству различных мусульманских стран с просьбой зарегистрировать независимый всемирный богословский центр. Однако ни одно политическое руководство мусульманских стран не согласилось на это. Тогда шейх и его единомышленники вынуждены были зарегистрировать и основать такую структуру на Западе. Вначале был зарегистрирован Европейский Совет по фетвам, а затем Всемирный Союз мусульманских ученых в столице Ирландии Дублине. 

Затем свою территорию для размещения Союза предложил Катар и Турция. Количество членов Союза на сегодняшний день составляет около 1400 человек, число которых постоянно растет. Что касается самого шейха Кардави, то его возраст приближается к вековому порогу, а руководство такой организацией требует больших усилий. Это – первая причина, которая побудила его передать бразды правления более молодым кадрам, в частности, шейху Ахмеду Рисуни. Он, может быть, не обладает той харизмой, которая есть у Кардави, но является известным авторитетом в области богословия, который написал не мало значимых трудов, а учитывая, что пост Генерального секретаря ВСМУ остался за шейхом Али Карадаги каких-то серьезных изменений не ожидается.

- Можно ли говорить, что Саудовская Аравия пытается перехватить повестку васатыий у своих соседей, таких как Кувейт или Катар?

- Здесь невозможно перехватить инициативу. Васатыйю используют как инструмент для стабилизации ситуации в мусульманской среде и противодействия деструктивной экстремистской идеологии. Саудовская Аравия убедилась в эффективности выработанной доктрины, и ее власти решили взять ее на вооружение.

- Как вы оцениваете участие многочисленной российской делегации на упомянутой выше конференции Лиги исламского мира, которая прошла в Мекке под лозунгом васатыи?

- Это говорит о том, что отношения между Россией и Саудовской Аравией расширяются. Мы знаем, что саудовский король не так давно посетил нашу страну с официальным визитом впервые в истории двусторонних отношений. Президент Путин ранее уже побывал с официальным визитом в королевстве и получил новое приглашение посетить его. Это сказывается и на отношениях между мусульманами обеих стран. Мусульманские организации обеих стран следуют в фарватере политической повестки дня.

- В чем вы видите отличие мусульманской деятельности в Европе от той, что ведется арабскими странами, теми же Саудовской Аравией, Кувейтом и т.д.?

- В первую очередь я хотел бы отметить, что в арабских странах большие проблемы с демократией и свободой волиизъявлен - там у руля авторитарные режимы. В связи с этим многие исламские общественные деятели эмигрировали на Запад и создавали там организации, где чувствуют себя комфортно и свободно. В этой среде рождаются креативные идеи и мысли, там творит мусульманская интеллигенция, которая может свободно обмениваться мнениями по широкому спектру вопросов. Многие исламские проекты, в том числе и васатыйя, апробировали на Западе, а лишь затем они перекочевывали в мусульманские страны, правящие круги которых настороженно относятся ко всякого рода новшествам, опасаясь за стабильность своих режимов. 

- А если сравнивать российскую умму с европейской?

- Мусульманское сообщество России по сравнению с исламскими общинами стран Запада более многочисленно. Однако у многих мусульманских организаций Запада значительно выше общеобразователный уровень в том числе в области исламских знаний. Причина тому – события в нашей истории, связанные с уничтожением исламского наследия. А это в свою очередь создает определенные сложности для развития взаимоотношений с мусульманами из других стран. Я на протяжении многих лет участвую в различных международных конференциях и вижу, что российские мусульманские деятели едут туда больше в качестве наблюдателей, чем участников.  Он не участвуют в богословских дискуссиях, не готовят научно-богословских докладов в соответствии с уровнем современной мысли. Одна из причин этого – слабое знание арабского языка. На международных исламских форумах наши деятели в основном ограничиваются общением между собой и обсуждают свои внутренние вопросы, а не актуальные проблемы современности с коллегами из других стран. 

- Может быть дело в том, что многие российские муфтии апелируют к "традиционному исламу", который предполагает некую идейную и культурную обособленность от внешнего мира. Встречали вы где-нибудь еще такое понятие?

- Мне ни в одной стране мира не приходилось слышать о таком понятии, как «традиционный ислам». Этот термин ассоциируется у меня со «страусиной позицией», когда растерянная птица не находит ничего лучше, чем спрятать голову в песок. Наши религиозные деятели, у которых нет достаточного образования, не могут должным образом реагировать на вызовы современности, а также не в состоянии на должном уровне взаимодействовать со своими коллегами за рубежом. Этим термином прикрываются те, кто не желает признавать этот недостаток, стыдясь своего низкого образовательного уровня и одновременно желая показать, в первую очередь политическим руководителям, что они все-таки являются духовными авторитетами. Этот термин не смог бы существовать, если бы у нас была бы развитая богословская школа и существовали бы богословы международного уровня с научными степенями и богословскими трудами отвечающими духу времени. 

- Недавно вышел перевод книги «Ибн Таймийя». Разве ее автор Ризаетдин Фахретдин не считается традиционным мусульманином для России? 

- Поскольку этот особый термин закрепился в современной России, то к нему можно отнести и Фахретдина, который получил фундаментальное исламское образование в отечественных образовательных учреждениях, и не учился заграницей. Но известные богословы в других странах не называются "традиционными". Например, арабу очень трудно объяснить, что такое "ислам таклиди" ("традиционный ислам").

- Каковы цели издания этой книги? 

- Сегодня много говорится о том, что российские мусульмане должны возрождать отечественное богословское наследие. Однако работа по переводу классических трудов известных российских богословов на понятный нынешнему поколению мусульман язык практически не проводится, а тот мизер, что имеется, – просто нечитабельный. Книги Фахретдина показались нам наиболее привлекательными с литературной точки зрения и легкими для восприятия современного читателя. Мы решили начать с серии о «знаменитых мужах». Первым стал Ибн Таймийя как наиболее обсуждаемая, если хотите, "раскрученная" личность. Сейчас мы готовим следующую книгу из этой серии «Ибн Араби» - о жизни знаменитого философа, суфия и выдающегося богослова. Я уверен, что российские мусульмане должны иметь широкий спектр информации. Это будет способствовать преодолению сектантства, которое является одной из причин радикализма и экстремизма. 

- Какие события связанные с исламом в 2018 году вы бы выделили как наиболее значимые?

- Прежде всего, в 2018 году наблюдался заметный спад интереса к экстремистской идеологии в общем, и привлекательности вооруженных группировок, провозглашающих исламские лозунги. Это в первую очередь касается молодежи. В исламском мире произошло осознание того, что экстремизм это не исламский метод достижения целей и что за ним стоят крупные мировые игроки. Подтверждение этого – фактический закат ИГИЛ (организация запрещена в России) и других экстремистских группировок, который происходит в первую очередь из-за ослабления подпитки их человеческими ресурсами. Это общемусульманская тенденция.

В России важнейшим событием, на мой взгляд, стало создание Болгарской исламской академии и то, что этот проект был поддержан политическим руководством страны. Президент Путин встречался с руководством российских мусульманских организаций и заявлял о необходимости развития исламского образования внутри России. Это очень серьезное заявление, которое требует больших усилий для его реализации. То, что есть понимание этого и принимаются определенные меры, имеет огромное значение для российских мусульман.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (6) Версия для печати

Добавить комментарий

Саид
12 Января
Ответить

С именем Марджани сохраняя традиции обновления


Прошедший 2018 был годом 200-летнего юбилея выдающегося исламского просветителя, философа и богослова Шигабутдина Марджани.

В 2019-м будет отмечаться 130-летие со дня его кончины. Но, конечно, это имя мусульмане Татарстана, всей России и других стран вспоминают не только в связи с юбилейными датами. Великий сын татарского народа Шигабутдин Марджани в своих трудах ответил на многие вопросы стремительно меняющегося мира, настаивая на том, что мусульмане должны освоить все передовые достижения науки и культуры. ...
Читать дальше

    Щакущ
    14 Января
    Ответить

    Полезная информация!

Щакущ
01 Января 1970г.
Ответить

Саляхетдинов может, все-таки, АбдулХАКович, а не АбдулХАНович?

А то чистый ширк в имени получается?

А в общем - интервью довольно интересное.

салафт
12 Января
Ответить

Алим из ахли сунны так говорил:
Ибн Араби, несмотря на то, что был ученым, в первую очередь, был человеком и поэтому имел право на ошибку. Мы в этой книге привели высказывания и его врагов и друзей, однако мы не приняли сторону ни тех, ни других, наша позиция – только достоверное историческое изложение. Даже если весь мир будет считать его еретиком, я готов встать на его сторону, и даже если весь мир будет считать его праведником, то я могу занять противоположную позицию. Я не излагаю биографии людей по причине вражды или симпатии к ним, я пишу о них только как об ученых, литераторах, ре...
Читать дальше

Салафит из Баку
12 Января
Ответить
-4

Фактически интервью ни о чём. Вроде бы хотел что то сказать, но не получилось. Человек говорит об Исламе, а сам сетует что нужна демократия для мусульманских стран. Абсурд. Ты либо за священный шариат, либо за законы тагута. В данном случае мечтает чтобы установились законы тагута в исламских странах. С акидой и с манхаджом у этого персонажа всё в "порядке". Как символично что после книги "Ибн Таймийа" сразу хотят издать книгу про Ибн Араби. Заблудший сектант, еретик, суфий, мистик, человек у которого напрочь отсутствовала такое понятие как тагва. Алимы из ахли сунны назвали ибн Араби "мумитд

    Щакущ
    12 Января
    Ответить

    Чё ты вокруг да около шарахаешься и жеманничаешь ("сектант", "еретик" и т.п.) - ты ссыкун позорный, что ли? Так и скажи прямо - Саляхетдинов - кяфир и мушрик - или нет?