Главная » Бухари » "Книга 10. Книга о времени молитвы"

Книга 10. Книга о времени молитвы

Бухари — (572).

(572). Анас бин Малик, да будет доволен им Аллах, также передавший этот хадис, сказал:
«И я будто и сейчас вижу, как блестел той ночью его перстень».

Бухари — 320 (547).

320 (547). Передают, что в ответ на вопрос: «Как совершал обязательную молитву посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует?» — Абу Барза, да будет доволен им Аллах, ответил: «Он совершал полуденную молитву, которую вы называете первой1, (сразу же после того,) как солнце начинало клониться к закату, а после того, как он совершал послеполуденную молитву, любой из нас мог вернуться к себе домой на окраину Медины, когда солнце ещё припекало. (Передатчик этого хадиса сказал: «Я забыл, что он сказал относительно закатной молитвы».) И он предпочитал откладывать вечернюю молитву /‘иша/, которую вы называете “‘атама”2, и не любил спать до (этой молитвы) и разговаривать после неё, что же касается утренней молитвы, то он завершал её, когда человек начинал различать (лицо) своего соседа (в предрассветных сумерках), и (во время этой молитвы) он читал от шестидесяти до ста (айатов)».

Бухари — (571).

(571). В той версии этого хадиса, которая передаётся со слов Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, сообщается, что он сказал: «У меня перед глазами и сейчас стоит вышедший (к людям) пророк, да благословит его Аллах и приветствует. С его головы, на которую он положил руку, капала вода, и он сказал: “Если бы не было это (слишком) тяжело для (членов) моей общины, я обязательно повелел бы им совершать эту молитву именно так3!”»
И Ибн ‘Аббас рассказал, как именно пророк, да благословит его Аллах и приветствует, положил руку себе на голову (, а передатчик этого хадиса показал это, сначала) несколько растопырив пальцы, а потом дотронувшись их кончиками до своей головы сбоку. Потом он соединил их и провёл ими по голове4, коснувшись большим пальцем мочки уха там, где она примыкает к виску и бороде, и при этом он не медлил и не спешил.

Бухари — 319 (543).

319 (543). Передают со слов Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, что (иногда) в Медине пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершал молитвы в семь и восемь ракатов (, объединяя) полуденную молитву с послеполуденной, а закатную — с вечерней1.

Бухари — 348, 349 (602).

348 1 (601). Сообщается, что Ибн ‘Умар, да будет доволен Аллах ими обоими, сказал:
«(Однажды, уже) в конце своей жизни пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершил с нами вечернюю молитву, произнёс слова таслима, а потом встал и сказал: “Понимаете ли вы, что это за ночь? Поистине, через сто лет после этой ночи не останется на земле ни одного из живущих на ней (ныне)!”»2

349 (602). Сообщается, что ‘Абд ар-Рахман бин Абу Бакр, да будет доволен Аллах ими обоими, сказал:
«Жившие под навесом3 были бедными людьми, и (однажды) пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “У кого есть еда для двоих, пусть возьмёт с собой третьего, а у кого (есть еда) для четверых (, пусть возьмёт с собой) пятого или шестого”, и Абу Бакр привёл (домой) троих, а сам пророк, да благословит его Аллах и приветствует, увёл с собой десять человек».
(‘Абд ар-Рахман) сказал:
«(Дома вместе со) мной находились мой отец и моя мать.4 Что касается Абу Бакра, то он (ушёл,) поужинал у пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и остался там5 на вечернюю молитву, потом задержался ещё на некоторое время, пока не поужинал и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, и вернулся домой лишь после того, как прошла уже часть ночи. Его жена спросила его: “Что помешало тебе прийти к твоим гостям?” Он спросил: “А разве ты не накормила их ужином?” Она сказала: “Они отказались (есть), пока ты не придёшь, им подали еду, но они отказались!”»
(‘Абд ар-Рахман) сказал:
«Тогда я убежал и спрятался,6 а Абу Бакр закричал: “О невежда!” — и принялся ругать (меня), а (после того, как ужин был накрыт снова,) сказал (членам своей семьи): “Ешьте, да не принесёт это вам блага, а я, клянусь Аллахом, ни за что не стану есть этого!”»
(‘Абд ар-Рахман сказал):
«И, клянусь Аллахом, стоило нам взять кусок, как снизу появлялось ещё больше (еды, и это продолжалось), пока все не насытились, а еды оказалось больше, чем было раньше. Посмотрев на (блюдо), Абу Бакр увидел, что всё осталось нетронутым или еды даже прибавилось, и спросил свою жену: “О сестра бану фирас7, что же это?!” Она воскликнула: “Какая радость! Сейчас еды втрое больше, чем было!” Тогда Абу Бакр отведал (немного) этой еды и сказал: “Поистине, это — дело шайтана!” — имея в виду свою клятву (не прикасаться к ней), потом съел кусок, а потом отнёс (оставшееся) к пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и (эта еда) осталась у него. А до этого мы заключили договор с людьми (из одного племени), когда же срок его истёк, (пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) назначил двенадцать человек, под началом каждого из которых находилось известное Аллаху количество людей, и все они поели этой еды», или же он сказал нечто подобное.

Бухари — 334 (569).

334 (569). Сообщается, что ‘Аиша, да будет доволен ею Аллах, сказала:
«(Однажды) посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, откладывал вечернюю молитву до тех пор, пока ‘Умар не обратился к нему (со словами): “Молитва! Женщины и дети уже заснули!” — после чего он вышел (к людям) и сказал: “Никто из живущих на земле, кроме вас, не дожидается этой молитвы!”»
(‘Аиша) сказала:
«А в то время молились только в Медине1, и люди совершали (вечерние молитвы в промежуток времени) между наступлением полной темноты2 и (завершением) первой трети ночи».

Бухари — 318 (541).

318 (541). Сообщается, что Абу Барза аль-Аслами, да будет доволен им Аллах, сказал:
«Обычно (после того как) пророк, да благословит его Аллах и приветствует, совершал утреннюю молитву, каждый из нас мог разглядеть (лицо) своего соседа, и (во время этой молитвы) он прочитывал от шестидесяти до ста айатов. Полуденную молитву он совершал, как только солнце начинало клониться к закату, а послеполуденную – (по прошествии такого времени, которое требовалось) кому-нибудь из нас, чтобы успеть дойти до самой дальней (окраины) Медины и вернуться обратно, когда солнце ещё припекало».
Абу-ль-Минхаль3 сказал:
«И я забыл, что (Абу Барза) сказал относительно закатной молитвы».
(Абу Барза сказал):
«И мы могли откладывать вечернюю молитву до истечения трети ночи», — а потом добавил: «И (даже) до середины ночи».

Бухари — 347 (600).

347 (600). Передают со слов Анаса, да будет доволен им Аллах, что (как-то раз) посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Вы присутствуете на молитве1 и тогда, когда ожидаете её (начала)».

Бухари — 333 (567).

333 (567). Сообщается, что Абу Муса, да будет доволен им Аллах, сказал:
«(В своё время) я вместе со своими товарищами, прибывшими со мной на корабле1, да будет доволен ими Аллах, остановился в Баки‘ Бутхан2. Что касается пророка, да благословит его Аллах и приветствует, то он тогда находился в Медине, и каждый вечер некоторые из нас по очереди приходили к нему ко времени вечерней молитвы. Однажды, когда я вместе со своими товарищами пришёл к пророку, мир ему, оказалось, что из-за занятости чем-то он отложил молитву до середины ночи, а потом вышел (к людям) и совершил с ними молитву. Закончив молиться, он сказал присутствовавшим: “Не спешите и радуйтесь, ибо, поистине, милостью Аллаха по отношению к вам является то, что никто из людей, кроме вас, не молится в это время!”» (Или же он сказал: «…никто, кроме вас, не молился в это время!»)
(Передатчик этого хадиса сказал):
«Я не знаю, что именно он сказал».
Абу Муса сказал:
«И мы вернулись (к себе), радуясь тому, что услышали от посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует ».

Бухари — 317 (540).

317 (540). Передают со слов Анаса бин Малика, да будет доволен им Аллах, что (однажды, как только) солнце начало клониться к закату, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, вышел (из дома) и совершил полуденную молитву. Потом он поднялся на минбар и упомянул о Часе этом, упомянув также и о том, какие великие события будут происходить в это время, а потом сказал: «Кто хочет спросить меня о чём-нибудь, пусть спрашивает, и о чём бы вы ни спросили меня, я отвечу вам, пока я нахожусь на этом месте». После этого люди зарыдали, а (пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) всё говорил: «Спрашивайте меня», и тогда (со своего места) поднялся ‘Абдуллах бин Хузафа ас-Сахми, который спросил: «Кто мой отец?»2 (Пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) ответил: «Твой отец – Хузафа», а потом снова стал повторять: «Спрашивайте меня», (и это продолжалось до тех пор, пока) ‘Умар, опустившийся на колени, не сказал: «Мы довольны Аллахом как Господом, Исламом — как религией и Мухаммадом — как пророком!» Тогда (пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) замолчал, а потом сказал: «Только сейчас на этой стене, что находится передо мной, мне были показаны рай и ад, и я никогда не видел ничего столь же прекрасного, как (рай), и ничего столь же отвратительного, как (ад)!»