Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Оккупация Иерусалима: Когда "стена плача" приходит в ваш дом

Известная журналистка и общественный деятель Надежда Кеворкова недавно посетила оккупированные палестинские территории, в том числе Восточный Иерусалим. В своей статье писательница на примере отдельно взятой семьи рассказывает о том, каково палестинцам живется в Святом городе. Семья 38-летнего Хадира Шибаби живет в доме, принадлежащем его роду с XVII века, однако недавно часть здания была объявлена еврейской «святыней» - т.н. «малой стеной плача». Палестинцы с этой позицией не согласны, видя в этом очередную попытку сфальсифицировать историю и отобрать у них дом, за который израильтяне неоднократно предлагали любые деньги. 

Дом Надира Шибаби расположен столь близко к Аль-Аксе, что он дрожит, когда муэдзин призывает верующих на молитву. Пятьдесят лет назад стена в его дворике была объявлена «малой стеной плача». Пока этот статус у нее неофициальный, поскольку власти еще не признали ее святыней, однако к ней часто приходят туристы и поселенцы.

Израильтяне считают «стеной плача» все руины, что сохранились от храма, который строили древние еврейские цари Давид и Соломон. После оккупации Иерусалима в 1967 г. марокканский квартал возле этой стены был полностью снесен – чтобы освободить побольше места. Несколько десятилетий спустя, израильские поселенцы под предводительством раввина Шломо Авинера стали приходить сюда по субботам, чтобы молиться во дворе перед палестинскими домами, расположенными рядом с Железными вратами. После они объявили, что «обнаружили» часть «стены плача» и назвали ее «малой стеной плача». С течением времени, здесь появились новые вывески и указатели.

Такова израильская позиция относительно этой стены.

Палестинцы убеждены, что эта стена не имеет никакого отношения к древнему еврейскому храму, а является частью конструкции комплекса Харам аш-Шариф, где расположены мечети Куббат ас-Сахра и Аль-Акса. Уничтожение марокканского квартала они считают трагическим примером того, как Израиль изгоняет коренное арабское население из Иерусалима. Именно судьба марокканских соседей заставила их приготовиться к тому, что и их кварталы могут быть снесены в любое время, чтобы построить молельное место для иудеев и туристов.Это очень общий и порой спорный взгляд. А вот история, которая происходит с обычной палестинской семьей, когда стена их дворика вдруг становится «святыней».Теперь каждую субботу множество израильских поселенцев приходят молиться прямо перед окнами дома Шибаби.




У Хадира пять детей. Его младшая дочка подходит послушать разговор взрослых. Палестинские дети оказываются втянуты в политику с самых пеленок, еще до того, как они начинают ходить или говорить. Вся жизнь палестинца – от рождения до смерти, от оценок в школе до штрафов – это политика.

«Согласно письменным документам, мои предки жили в этом доме с 1692 г. У нас есть свидетельство о частичном праве собственности, датируемое Османской эпохой. В полную собственность, согласно документам, семья получила дом в 1717 г. – это дата перестройки дома», - рассказывает хозяин.

Его прадеды были имамами Аль-Аксы.

«Мой прапрадед был кади Аль-Асксы, судьей, который выносит решения в соответствии с шариатом. Это подтвержденный исторический факт, наши историки проверили все», -рассказывает Хадир.

Он отмечает, что как правило, хотя бы один человек в каждой иерусалимской семье работал в Аль-Аксе – как садовник, электрик, уборщик, реставратор. В конце концов, здесь много работы.

Он объясняет, что суффикс в фамилии его семьи указывает на принадлежность к Третьей святыне Ислама: «Каждая семья, которая каким-то образом связана с Аль-Аксой, имеет окончание –би в фамилии».

Его семья хранит ключи от места, где хранится прядь волос пророка Мухаммада. Оно открывается только во время Рамадана.

Хадир изучал науку реставрации манускриптов в Италии, и теперь работает в реставрационном отделе Аль-Аксы. Это его основная работа. После полудня он трудится в библиотеке старейшего исламского архива – в халидийе.





Его жизнь – словно энциклопедия, которая рассказывает о всех трудностях палестинца в Иерусалиме.

Хотя семья Хадира обладает документами на дом, доказывающими ее постоянное проживание в этом городе, он не является гражданином.

У Хадира – голубая идентификационная карта, что означает, что на каждом КПП его идентифицируют как палестинца из Восточного Иерусалима, а не как гражданина, хотя национальность в этом документе не указывается.

Для учебы в Италии ему пришлось получать израильский паспорт. В паспорте указано, что он иорданец. Как всем палестинцам (в отличие от израильтян), направляющимся в Европу, ему нужно подавать документы на визу. И как всем палестинцам, ему приходится объяснять в каждом посольстве и на каждой европейской границе, почему у него израильская идентификационная карта, а национальность – иорданская.

Для своих детей Хадир сделал иорданский паспорт, чтобы им легче было путешествовать. Это обошлось в 50 динаров (около 70 долларов).




В доме Хадира проживают 22 семьи – это около 80 человек. В доме 100 маленьких комнат. Хозяин платит налог в 9 тысяч шекелей (около 2300 долларов) на здание и страховку в 400 шекелей, плюс вносит различные платежи на сумму около 1000 шекелей.

«Если вы не смогли заплатить хотя бы один из обязательных налогов, если у вас какие-то большие трудности – они забирают вашу идентификационную карту, вы потеряете дом, вас выкинут из Иерусалима, за пределы стены», - объясняет Хадир.

Под «стеной» он подразумевает бетонное ограждение, отделяющее израильскую территорию от Западного берега и Сектора Газа. Те палестинцы, у которых нет недвижимости в Израиле или они по каким-либо обстоятельствам теряют ее, вынуждены жить «за стеной».

 
Старый дом был построен основательно, как это делали в прежние времена, но он требует надлежащего надзора. Получить разрешение на реконструкцию или ремонт здания – это мечта, которая почти никогда не становится реальностью для коренных жителей Иерусалима. Это что-то за пределами вообразимого.Хадиру удалось получить разрешение на ремонт здания в 2004 году и укрепить его. Ему это удалось только потому, что дом находится в списке палестинских некоммерческих организаций, расположен возле Аль-Аксы, и у него не было просроченных платежей.

«Власти посылали своих людей каждый день сюда смотреть, что мы делаем», - вспоминает хозяин.

«Я младший сын в семье. Один из моих братьев умер, трое других живут за пределами Старого города. Нет такого правила, чтобы дом оставался у младшего сына. Просто так получилось…», - объясняет Хадир.

Появившаяся «малая стена плача»стала огромной проблемой для его семьи.

«Это сложно, но мы справляемся», - объясняет он.

«Мы считаем эту стену частью Аль-Аксы. Иудеи раньше здесь не молились. Они стали приходить сюда в 1983 г. Мы не могли понять, почему. Это была частная инициатива горстки людей»,- объясняет Хадир.

На вопрос, почему его семья не обратилась в полицию или суд с этой проблемой, он объяснил, что обращение к закону никогда не работала в случае с палестинцами, и иностранцам это сложно понять. «Израильский закон всегда против меня и на их стороне. Если у нас проблема с поселенцами, и мы обращаемся в полицию, суд всегда решит в их пользу», - поясняет он.

Хотя леворадикальные журналисты из газеты «Гаарец», которые следят за ситуацией вокруг палестинского квартала, убеждены, что суд учитывает взгляды обеих сторон.

Хадир вспоминает, что только после 2000 г., то есть после Интифады Аль-Аксы, начались разговоры о том, чтобы найти «кусок стены плача», то есть «малую стену плача».

«Два месяца назад они установили новые таблички, указывающие, что здесь обнаружено «древнееврейское место». Парламент объявил, что Шихаби – это название квартала и фамилия моей семьи – это древнееврейское место. Мы же считаем это проникновением в наш исламский квартал», - подчеркивает мужчина.

«Евреи давно дожидались, чтобы купить это место. В 1983 г. несколько человек подошли к моему отцу, дали ему пустой чек и сказали написать любую сумму, которую он пожелает. Мой отец отказался. Мы останемся здесь, чего бы это не стоило. Они готовы купить дом за любую сумму. Но мы не продаемся», -ответил хозяин.

Он рассказал, что израильские власти де-юре не считают это место святыней и предпочитают называть его «частной инициативой». Однако сейчас место огорожено полицией. Есть частные охранники, которые охраняют иудеев во время молитвы, а гиды иногда заводят сюда туристов. И здесь вы вдруг увидите надпись «малая стена плача», а в Иерусалиме запрещены знаки частного характера. Хадир убежден, что таким способом власти оказывают давление на палестинцев, а поселенцы им в этом помогают.


«Городские власти неоднократно предлагали произвести ремонт инфраструктуры, поменять трубы и т.д. Однако они никогда бы не пошли на это, если бы у них не было какого-то скрытого интереса. Мы всегда отказываемся, потому что они могут отобрать наш дом или сделать его недоступным», - отметил Хадир.

Он вспоминает о поселенце, который приходил сюда молиться: тот предложил хозяину убирать и охранять дом за шесть тысяч шекелей в месяц. «Я отказался. Мне не нужна помощь еврея – нежеланного гостя в моем доме, не говоря уже о том, что он хочет, чтобы я покинул это место».

«Здесь полно народу по пятницам и субботам. Люди молятся по три раза в день. Нашим женщинам и детям сложно пробираться через них. А на палестинца, который говорит по телефону, начинают шикать», - объясняет хозяин.

«Так идут дела, но мы не слишком волнуемся. Если они хотят молиться, пусть!».




  «Я не чувствую себя свободным человеком. Иерусалим – это сложное место, здесь часто идут столкновения между евреями и палестинцами, и даже возвращаться домой небезопасно. Я переживаю за дом и за семью», - рассказывает Хадир.

Его взгляд на вопрос Иерусалима очень похож на тот, что часто можно услышать в ООН, на политических и миротворческих форумах, и который до сих пор не был воплощен в жизнь.

«Я убежден, что Иерусалим должен принять и признать три религии. Иерусалим должен стать образцом для всего мира. Но перед нами еще долгий и трудный путь. Вопрос не в том, кто контролирует город, вопрос – о взаимоуважении».



«Я уважаю право евреев на молитву. Но и они должны уважать права других, чтобы мы могли жить вместе – как мусульмане и христиане».

«Проблема может коснуться и моего дома, поскольку я живу в месте, где конфликт может вспыхнуть в любой момент. Они могут заявить мне в любой момент, что это принадлежит им и перегородить улицу. Это уже происходило с другими соседями . Но это мой дом !» , - протестует Хадир.
Это древнее здание с узкими лестницами и старой еврейской стеной во дворе – это не только предмет озабоченности одной семьи. Сейчас это один из основных вопросов палестино-израильских переговоров по святыням. Переговоры по Аль-Аксе уже давно зашли в тупик, и это место стало не более и не менее, чем яблоком раздора.

 Перевод ПИЦ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (2) Версия для печати

Добавить комментарий

Alan Person
16 Февраля 2015г.
Ответить

И в России тоже наблюдается...

Ahmet ★★★
16 Февраля 2015г.
Ответить
10

Израиль официально признан ООН фашистским государством, взрощенным на основе сионизма, основанного, в свою очередь, на иудаизме.
Как следствие еврейского оккупационного фашизма, в Палестине сейчас наблюдается широкомасштабный геноцид коренного – палестинского населения.