Община или гетто?

Фонтан "Дружба народов" как напоминание об эпохе интернационализма

Фонтан "Дружба народов" как напоминание об эпохе интернационализма

Теги:






0
22 Мая 2008г.

Снова героем дня стал глава Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов. Многим представляется, что активные выступления этого деятеля в СМИ – самоцель и определенный вид саморекламы. Между тем, за всем этим видится стремление, пусть и несколько прямолинейно, высказаться о наболевших проблемах, о которых другие мусульманские деятели либо молчат, либо высказываются уж очень кругло-дипломатично. А проблемы действительно наболевшие. И даже, можно сказать, серьезные, что и показал случай с избитой только за то, что она носит хиджаб, студенткой московского исламского университета Юлдуз Хакназаровой. Аширов посетил ее в больнице, а, затем высказался за создание в Москве отдельных домов или даже кварталов для мусульман. Это, по мнению муфтия, может быть пусть и крайней мерой, которая, однако, сможет при этом обеспечить защиту мусульман, в том числе и физическую. Идею Аширова уже раскритиковал председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, а именующий себя исламоведом небезызвестный Роман Силантьев продолжает дуть в любимую дудку на сайтах информагентств, чревовещая: "Если Гайнутдин не избавится от Аширова, тогда Аширов избавится от Гайнутдина", тем самым демонстрируя полное непонимание или незнание системы отношений в исламском сообществе России.

Аширов впоследствии, как он часто это делает, разъяснил свои слова, заявив, что он не предлагал в категорической форме создание "мусульманских гетто", а всего лишь таким образом несколько эмоционально указал на остроту ситуации, требующую немедленных решений.



Вообще-то представляется, что Нафигулла-хазрат в этих своих рассуждениях во многом прав, причем прав в вещах принципиальных.



Итак, субъективная сторона вопроса. Два "российских богатыря", продемонстрировавшие подобным нападением на беззащитную девушку только за то, что та была одета в традиционном для мусульман стиле (даже с учетом поправки на "поддатость" нападавших), серьезный перегрев исламофобских настроений в данное время в данном месте, то есть в российской столице – Москве. Эти настроения, причем на эмоциональном уровне распространившиеся, главным образом, среди подростков и молодежи, и не только среди них, явно соединились с национальной неприязнью к выходцам с востока, а проявления этих эмоций – процесс, по определению, слабо поддающийся контролю. И это само по себе остро и актуально ставит вопрос о самоорганизации мусульман в целях самозащиты.



А теперь об объективной стороне вопроса. Современное российское общество в своем отношении к религии – общество, скорее, западного типа, в котором предполагается, что религиозные убеждения и практики личности не выходят за пределы его частной и интимной (не в плотском понимании этого слова) жизни. В такой среде вполне могут существовать любые религии – христианство, иудаизм, буддизм и прочие. Но только не ислам. Последний представляет собой исповедание, практика которого реализуется не только в частной, но также и в общественной сфере. Полнота религиозной жизни подразумевает также и устройство социума на совершенно определенных законах и принципах. То есть общинность – неотъемлемая часть мусульманского бытия. Тем более, очень проблематичен вопрос, как этот самый мусульманский социум может существовать в окружении, многие принципы которого ему чужды, а зачастую и враждебны.



Могут задать вопрос: представители мусульманских народов проживают в Москве не первое десятилетие и даже столетие, но почему ранее таких острых проблем не возникало? Действительно, в семидесятилетнем плавильном котле из коммунистического интернационализма и государственного атеизма сплавилось, причем очень причудливо, многое. Ныне многим российским татарам (а также представителям других мусульманских народов) безразлично все, что касается религиозных вопросов. Но одновременно имеется и другая тенденция. Помимо крушения официального атеизма, следует упомянуть массовую современную миграцию в Россию и Москву. А главным источником этой миграции являются российские кавказские республики, а также "мусульманские" страны бывшего СССР ( кстати, избитая девушка – уроженка Узбекистана), где ислам, несмотря на все препоны, продолжал оставаться живой составляющей национального бытия. И у этих людей, выросших в специфической традиции, существует элементарная потребность в адаптации (да и просто в выживании) в абсолютно новой для них среде. Вот почему "национальные" кварталы, причем не только мусульманские, известны в истории многих городов. Вот почему воспетый многими нью-йоркский район Брайтон-Бич "давно уже Одесса, он как Дерибасовская стал". А многочисленные по всему миру китайские кварталы? Вот и сегодня строительство китайского квартала планируется в Петербурге.



Проблема в другом – как при всей объективности предпосылок для создания подобных "анклавов" не допустить их превращения в гетто, отгороженное от окружающего мира глухой стеной, прежде всего культурных коммуникаций? Строительство мусульманских домов и кварталов в нынешних московских реалиях – вещь, с трудом представимая. А вот самоорганизация мусульман, живущих в территориальной близости друг от друга, необходима. Речь идет о создании собственных культурно-образовательных, социальных и иных структур, а при необходимости и формирований по охране порядка. Именно такие структуры, а не обязательно отдельные "мусульманские" дома или подъезды (хотя в отдельных районах Москвы таковые уже имеются) должны стать основой для мусульманской общинной жизни, причем они должны создаваться более по вероисповедно–культурному, нежели этническому признаку. Кстати, сегодня активность мусульман сосредоточена в двух направлениях – собственно богослужебном и образовательном, в то время как у христиан и иудеев деятельность куда более разнообразна.



В таком городе, как Москва, невозможно вариться только в собственном соку, нужно выходить в мир. Но без соответствующего одеяния даже просто последовательной в своей вере мусульманке нельзя выйти – это кораническое установление. Поэтому воленс-ноленс решение вопроса безопасности мусульманок – в компетенции и возможностях исключительно правоохранительных органов, чье ведомство, кстати, возглавляет мусульманин Рашид Нургалиев. Но в данном случае милиция активно утверждает, что Юлдуз Хакназарова "сама себя на рельсы упала", потеряв сознание. Как она при этом поднялась сама обратно на перрон и даже вышла из метро – загадка. Ей также настойчиво рекомендуют не настаивать на версии избиения.



Увы! Но российские реалии таковы, что пока наша милиция так нас бережет, все благие проектные пожелания по совершенствованию мусульманской жизни таковыми и останутся.



Валерий Емельянов,

"Портал-Credo.Ru"

Автор: Валерий Емельянов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий