Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Французская мода, светскость и выбор России

news-TOcUsQ4KTE

Россия всегда старалась не отставать от французской моды. Что милые беседы на французском в светских салонах 19 века, что заразительный революционный дух Парижской Коммуны, что сумасшествие дворовых мальчишек по Фантомасу, что французский парфюм и кутюрье – этой моде были подвержены все слои российского общества и во все времена.Политическая модель светской республики, которая является для французов самым дорогим завоеванием их революции, также бередила умы не одного поколения просвещенных россиян. Именно поэтому бурная дискуссия, которая развернулась несколько дней назад во Франции относительно заявлений президента Саркози, и в этот раз не обошла стороной Россию.

Напомним, что Николя Саркози во время визита в Италию и Саудовскую Аравию позволил себе упомянуть в своей речи «главным образом христианские корни Франции» и отметил, что не знает страны, «чье наследие, чья культура и цивилизация не имела бы в основе своей религиозные принципы». Франция не вынесла такого удара со стороны своего президента и пустилась в горячие обсуждения того, имел ли право глава их государства на подобные заявления.

Франция исторически была первопроходцем и законодателем светской политической моды. В конституции России, по примеру французской и других западных республик, также записано, что она является светским государством. Оттого российское общество внимательно следит за развитием французской модели светскости. Однако в мире, кроме французской, существуют и иные модели.

Философ и политик Марчелло Пера пишет, что существует две модели светского государства – американская и французская. В американском случае все религии уравнены в правах, они могут влиять на политическую жизнь страны, а многие политики являются верующими.

Во французском случае религия исключена из политики полностью, и ее место занимают политические идеологии, вроде консерватизма, либерализма, социализма, а большинство политиков – неверующие и настроенные против религии материалисты.

Из этих строк заметно, что французская модель более жесткая и непримиримая по отношению к религии и участию верующих в политике, нежели американская. И россияне в своих симпатиях разделились между этими двумя моделями. Верующим больше нравится американская модель, а атеистам – французская.

Особенно усердствуют в следовании жесткому французскому примеру молодые «демократии», чтобы доказать западному миру, что в своем следовании принципам светскости они «святее папы Римского». Наиболее радикальные реформы по навязыванию своему народу подобной жесткой модели провела, конечно же, кемалистская Турция.

Сегодня по ее стопам мечтают пойти почти все тюркоязычные республики бывшего Союза. Сразу же после развала СССР госсекретарь США Джеймс Бейкер посетил все Центральноазиатские республики и убеждал их лидеров «принять турецкую модель светскости».

Однако в некоторых из этих республик попытка привить «турецкую модель» обернулась гонениями на мусульман и борьбой с растущей религиозностью верующих. В итоге «узбекская модель светскости» привела к многочисленным случаям нарушений прав верующих, «киргизская» и «таджикская» модели чуть не свалились в ту же пропасть, что и «французская», запрещающая ношение хиджаба в общественных местах.

Обсуждение «азербайджанской модели светскости» было недавно вынесено на уровень Центра Никсона в Вашингтоне, куда выезжал с докладом председатель азербайджанского комитета по работе с религиозными образованиями Рафик Алиев. Однако наши соседи по СНГ никак не поймут, что им никогда не удастся полностью скопировать и внедрить у себя опыт США или Франции.

Наши страны, включая и Россию, должны идти своим путем, чтобы найти свою оптимальную модель взаимодействия религии, общества и государства. А слепое следование западным моделям светскости и насильное навязывание их не готовому к таким радикальным переменам обществу может привести к катастрофе.

В этом отношении россиянам следует смело обращаться к опыту других стран, которые также искали свой путь. К примеру, южноафриканский имам Рашид Омар пишет о том, что его страна после отмены апартеида также стояла перед выбором своей модели. На тот момент перед ЮАР имелись следующие варианты взаимоотношений государства и религии:

1. Теократия, где политика полностью определяется одной религией.

2. Частично религиозное, частично светское государство, где власть делится между самим государством и определенной религией. Причем в политике преобладают религиозные принципы.

3. Светское государство, в котором государство и религиозные организации взаимодействуют друг с другом, а религия играет существенную роль в политике.

4. Светское государство, в котором религиозным организациям отводится узкая сфера активности, а взаимодействия с государством не существует. Причем религиозные принципы в политике не учитываются вовсе.

5. Светское, атеистическое государство, в котором религии подавляются.

Южная Африка тогда предпочла третий вариант из предложенных пяти. Но это вовсе не означает, что Россия также должна выбрать данный вариант и полностью перенять южноафриканский опыт. В этом случае интересно то, что южноафриканское общество активно обсуждало существующие модели, чтобы выбрать наиболее подходящую.

Российскому обществу в этом отношении также непременно необходимо начать широкие общественные обсуждения по поиску своей, наиболее близкой нашему народу модели взаимодействия между государством, обществом и религией. На этом пути приветствуется изучение и освоение чужого опыта, но никак не слепое следование очередной моде. Пусть даже она и будет французской.

Одной из важнейших составляющих образа является правильно подобранная парфюмерия. Качественную парфюмерия вы всегда можете приобрести в магазинах "Лэтуаль".

Автор: Фарида Санжах

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий