Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


«Око за око»: смертная казнь – привилегия избранных

Смертный приговор, вынесенный белорусским судом двум «черным риелторам» , всполошил международную общественность. В ПАСЕ осудили решение белорусских властей, призвав их «присоединиться к европейской семье и в срочном порядке ввести мораторий на смертную казнь», сообщает ТАСС.

Приговоренные убивали собственников недвижимости с 2009 по 2015 годы, выбирая жертв из числа одиноких людей, злоупотребляющих алкоголем. Главного фигуранта дела Игоря Гершанкова и его сообщника Семена Бережного суд приговорил к расстрелу. Белоруссия - единственная страна в Европе, где разрешена смертная казнь. С одной стороны, это обстоятельство препятствует восстановлению участия страны в ПАСЕ, с другой, весьма популярно в народе: в 1996 году высшую меру поддержало на референдуме 80,5% граждан. Что касается двойных стандартов Запада по данному вопросу, они общеизвестны. Самая передовая «демократия» - Соединенные Штаты – смертную казнь практикует, при поддержке более чем половины граждан страны. Недавно – после теракта в Манчестере - о реанимации смертной казни заговорили и некоторые британские политики. Как известно, страны-члены Совета Европы (включая Британию) от высшей меры наказания обязаны воздерживаться, в противном случае их могут попросить на выход, однако после Brexit британцев это вряд ли испугает. США же вообще не связаны подобными обязательствами, поэтому делают, что хотят.  Но стоило о смертной казни заговорить, например, турецкому президенту Эрдогану – и против него тотчас ополчилось полмира. Та же реакция сейчас наблюдается на белорусского Батьку. Аргументы критиков отчасти понятны: ни Анкару, ни Минск как-то не ассоциируют с процветающими демократиями, а потому допускают, что в их реалиях такой инструмент, как смертная казнь, неизбежно обернется политическими репрессиями. Политолог, востоковед, глава Ассоциации общественных объединений «Собрание» Мухамед Саляхетдинов, со своей стороны, уверен: из-за возможных злоупотреблений властью в диктаторских или авторитарных режимах смертная казнь неизбежно будет ассоциироваться с политическими расправами, однако сама по себе идея не так уж плоха. Тем более что отношение ислама к смертной казни известно: в одном из аятов упоминается принцип «ока за око», в другом убийство человека приравнивается к убийству всего человечества. Намеренное убийство или причинение вреда, по исламу, заслуживает равновеликого наказания, напоминает эксперт. Но в современных реалиях все сложнее. Мощным аргументом противников этой идеи являются не только вышеназванные доводы, но и судебные ошибки в рассмотрении подобных дел. «Любой человек согласится с аятом Корана: тот, кто совершил преднамеренное убийство, не должен жить. Справедливость подразумевает равноценное наказание, соизмеримое с преступлением. Но есть нюансы, на которые тоже нужно обращать внимание, прецеденты, когда власть имущие манипулируют правом, используя свой ресурс, силу, полномочия, и могут назначить злодеем-убийцей того, кто не в состоянии оказывать достойный отпор», - отмечает аналитик. В ситуациях же прозрачных, когда вина доказана, никаких двойных стандартов быть не должно, уверен Мухамед Саляхетдинов. Например, норвежский террорист Андерс Брейвик не отрицает, что убил 77 человек, но содержится в условиях, которым многие жители развивающихся стран могли бы позавидовать. «Он должен находиться не в 2-комнатной квартире, а в могиле», - считает эксперт. Пагубность двойных стандартов отмечает и политолог, историк, президент Московского центра изучения публичного права Аждар Куртов. По его словам, пресловутые европейские ценности, в числе которых и ценность человеческой жизни, и запрет смертной казни, распространяются не на всех, поэтому жизнь какого-нибудь Брейвика ценится, а жизнь граждан тех стран, которые Запад готов «демократизировать» хоть тушкой, хоть чучелом, хоть непрерывными бомбежками - совсем другой вопрос. Но так как «ценность» по определению обязана быть универсальной и распространяться на всех, получается, что все эти понятия используются Западом исключительно в пропагандистских целях, для сокрытия своей реальной политики и положения дел. При этом эксперт не видит в смертной казни ничего экстраординарного: эта мера известна с древнейших времен, и при наличии оснований может применяться и сегодня, считает Аждар Куртов. Но ни Эрдогану, ни прочим сторонникам этой идеи из числа тех, кого на Западе не считают «своими», индульгенция по данному вопросу не светит. Если бы – чисто теоретически – к теме реанимации смертной казни захотели бы вернуться в России, весь мир с новой силой завопил бы о «кровавом агрессоре», повинном во всех мировых катаклизмах. Но удивляться нечему: тот же ближневосточный опыт показывает, что Запад часто трактует одни и те же события с диаметрально противоположных точек зрения, и исключения в этой практике вряд ли возможны.

Автор: Вера Ильина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий