Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


"Судьба неизвестна" - презентована книга о ситуации в Чечне

"Мемориал" презентовал книгу об исчезнувших в Чечне

"Мемориал&qu ot; презентовал книгу об исчезнувших в Чечне

Теги:

0
17 Февраля 2012г.

Накануне в Правозащитном центре «Мемориал» прошла презентация книги «Судьба неизвестна. Жители Чеченской Республики, задержанные представителями федеральных силовых структур в ходе вооруженного конфликта и бесследно исчезнувшие или убитые. Осень 1999 года – 2000 год».

Эта книга, по словам председателя Совета Правозащитного центра «Мемориал» и руководителя программы «Горячие точки» Олега Орлова, стала промежуточным итогом работы «Мемориала» в Чечне в течение многих лет.

Книгой «Судьба неизвестна» «Мемориал» начинает публикацию списков людей, подвергшихся насильственному исчезновению в ходе Второй чеченской войны. Всего, по разным оценкам, в годы войны пропали от трех до пяти тысяч человек. Первый том охватывает период с осени 1999 года по 2000 год, в планах выпустить тома о каждом последующем годе.

На презентации все желающие получили экземпляр книги, где на 470 страницах опубликованы имена и фамилии пропавших без вести жителей Чеченской республики, а также кратко описана их история и ход расследования уголовного дела в связи с их исчезновением.

В книге «Судьба неизвестна» описано 384 истории людей, задержанных и потом исчезнувших или найденных убитыми, и 187 историй людей, исчезнувших при невыясненных обстоятельствах в 1999-2000 гг. По словам сотрудника программы «Горячие точки», одного из авторов Александра Черкасова, информация в книге представлена в виде сжатых справок с описанием «фабулы»: данных о похищении и исчезновении, о предпринятых поисках, о расследовании (фактически – нерасследовании) дела. За краткими, сухими справками скрываются настоящие человеческие трагедии, отметил Черкасов.

А какова судьба дел, возбужденных по факту исчезновений и похищений? По словам Черкасова, в целом книга – история тотальной безнаказанности. Лишь в одном из описанных случаев следователь реально предпринял что-то, но погиб, не доведя дело до конца. В остальных же случаях дела приостановлены «в связи с невозможностью обнаружения лиц, подлежащих привлечению к ответственности».

Люди обращались в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. 26 жалоб было рассмотрено и удовлетворено, то есть правительство России было признано ответственным за гибель людей и нерасследование преступлений.

Екатерина Сокирянская, руководитель проекта по Северному Кавказу Международной кризисной группы, принимавшая в качестве сотрудницы «Мемориала» активное участие в работе над книгой, рассказала, что идея сделать такую книгу появилась в 2005 году. Именно тогда стало понятно, что систематизировать данные о пропавших необходимо. По словам Сокирянской, на тот момент могло показаться, что ситуация в Чечне стабилизировалась, был завершен политический процесс: в республике появились Конституция, парламент, президент; с другой стороны, всем жителям было понятно, что настоящей стабильности нет: конфликт перешел в стадию вялотекущей, затяжной партизанской войны. Постоянные похищения, произвол силовиков способствовали пополнению рядов боевиков. «Остановить конвейер насилия не удавалось. Стало понятно, что расследование и достижение справедливости откладывается, возможно, очень надолго, поэтому надо зафиксировать и задокументировать то, что есть», – рассказала Сокирянская.

Было решено провести сплошную проверку всех фактов насильственных исчезновений, зафиксированных «Мемориалом» с начала работы. Была составлена анкета, содержавшая 13 страниц с разными вопросами, разделенными на блоки, – об обстоятельствах похищения, особых приметах похищенного и похитителей, обо всех этапах следствия, о судебных решениях и др.

Координацией работы с источниками занимался сотрудник «Мемориала» в Назрани (Ингушетия) Асман Хадзиев. На презентации в Москве он рассказал, что сначала информацию собирали в Чечне, затем направляли в назрановский офис, где было безопаснее ее хранить. Сведения заносили в анкеты, которые потом переправлялись обратно в Чечню для проверки мониторами: те встречались с родственниками, уточняли и дополняли информацию.

Помимо заявлений потерпевших, использовались списки других организаций – Международного комитета красного креста, Миротворческой миссии генерала Лебедя, аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР, активистов-правозащитников Алика Мнацаканяна и Хеды Саратовой. Затем анкеты направлялись обратно в назрановский офис, где за них брался редактор. Заполнялась электронная база, по анкетам составлялись справки, которые пересылались в Москву для окончательной редактуры. Впоследствии эти справки и вошли в книгу «Судьба неизвестна».

Хадзиев сказал, что во время проверки чеченским мониторам не всегда удавалось найти по указанным адресам людей, чьи родственники исчезли, – многие уже уехали, и след их терялся.

Были и сложности психологического плана. Рукият Хаджиева, сотрудница «Мемориала» в Чечне, на презентации в Москве на могла сдержать слез: «Приезжая к людям в дом, слушая их трагедию, горе, ничем ты не мог им помочь – только своим состраданием. Мы были своего рода психологами для родных и близких пропавших без вести. Мы с ними плакали, их утешали и в то же время только и могли им сказать, что можем помочь, если есть факты, доказательства, обращение в прокуратуру, помочь обратиться в Европейский суд, или же сказать, что выйдет книга памяти – это будет история. Или же так, чтобы утешить старого человека – мать или отца, – сказать, что человек обязательно найдется».

Олег Орлов рассказал, что книга «Судьба неизвестна» – это первый относительно полный список людей, задержанных силовиками в Чечне в 1999-2000 гг. и бесследно исчезнувших или убитых. Издание это важно для истории – чтобы знание о страшном массовом преступлении было зафиксировано, сохранилось в обществе, «никогда не ушло в песок». «Это, конечно, обвинение… путинского режима… Если кто-то когда-то будет расследовать на международном уровне эти преступления, уже даже этого, первого тома будет достаточно, чтобы безусловно квалифицировать то, что творил наш российский режим в Чеченской республике, как преступления против человечности и военные преступления», – сказал Орлов.

О том, что виновные должны быть наказаны по самому строгому счету, говорил и Александр Черкасов: «Я очень надеюсь, что эта книжка окажется в руках и на столах у следователей и прокуроров, которые должны расследовать эти дела; у адвокатов, которые будут представлять интересы потерпевших, и будут добиваться у следователей расследования этих дел, у тех, кто будет заниматься поисками… Я надеюсь, что для оценки нынешнего российского режима и для оценки того, кто с незамутненным выражением лица пытается избежать ответственности за им содеянное, для оценки содеянного военными преступниками эта книжка тоже будет полезна… Я очень хочу, чтобы у нас эти справки на людей не оканчивались словами «Судьба неизвестна», а про уголовные дела можно было бы написать, кто и когда осужден».

Информация предоставлена ПЦ «Мемориал»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий