Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Россию зачищают от исламской литературы. Мнение Эксперта

Юрий Михайлов

29 декабря в "Российской газете" опубликовано очередное дополнение (по состоянию на 17 декабря 2007 г.) к списку материалов, которые были признаны экстремистскими в судебном порядке. В него добавлены 18 материалов, в том числе на основании решения Бугурусланского городского суда Оренбургской области от 06.08.2007 и определения Бугурусланского городского суда Оренбургской области от 19.10.2007.

Примечательно, что все запрещенные книги относятся к разряду литературы об исламе.

За комментариями корреспондент ИА "IslamNews" обратился к руководителю известного московского издательства "Ладомир" Юрию Михайлову.

- Юрий Анатольевич, как Вы смотрите на то, что все новые мусульманские книги попадают в России в разряд запрещенных?

- Я не понимаю мотивации. Ведь публикуются списки без конкретных объяснений – что и в каком издании отнесено к терроризму. Более того, я не понимаю, какого рода экспертиза при этом проводится, насколько квалифицированны и компетентны те, кто ее проводит.

Что меня удивляет, так это то, что никто из мусульманских деятелей, выражающих несогласие с такими решениями, не обращается в суд с апелляциями, не выносит на публичное обсуждение эту проблему. Вообще должна вырабатываться какая-то юридическая практика, потому что список запрещенной литературы растет, а чем мы должны руководствоваться помимо названий? Ведь, насколько я понимаю, все это делается в профилактических целях.

Какие выводы мы можем сделать, кроме того как запомнить названия запрещенных книг? Власти не дают никаких разъяснений по поводу происходящего с исламской литературой. Репрессивные органы получили инструмент для разбирательства с теми, у кого на руках находятся эти книги. Но смысл этого никому не понятен. Поэтому, какая здесь может быть профилактика?

- Почему, на ваш взгляд, подавляющую часть российского списка запрещенной литературы составляют именно мусульманские издания?

- Кстати, стало уже притчей во языцех, что в этом списке нет даже "Майн Кампф".

Все это, конечно, проявление исламофобии, потому что, с моей точки зрения, в любой книге можно надергать цитат, по которым не составит большого труда квалифицировать ее как экстремистскую. Десятки книг в истории мировой политической мысли содержат экстремистские цитаты, если их выдергивать из контекста. И тогда мы будем просто иметь библиотеки из тысяч запрещенных томов. А какой, собственно, от этого прок? Бороться с экстремизмом нужно в первую очередь не через запреты тех или иных авторов, а через пропаганду гуманистических ценностей. А вот те, кто запрещают, ощущают свою собственную слабость в этом отношении.

- Как вы, как книгоиздатель, относитесь к практике запрета литературы, как таковой?

- Мне не нравится, когда запрещают книги. Как издатель могу сказать: если книга подготовлена хорошо, квалифицированными специалистами, то вряд ли ее будут запрещать. Мне кажется, что сами издатели зачастую поощряют ситуацию с запрещением текстов. Если бы те или иные публикации предполагали исторический комментарий, объяснение, в связи с чем возник тот или иной пассаж, то даже самый агрессивный текст был бы этими комментариями развенчан. Ведь в массе книг цитируется, например, Гитлер. Но эти книги никто не запрещает, поскольку понимают, в каком контексте воспроизводятся те или иные цитаты. Тот же Иван Ильин, горячо любимый нынешней властью. Он мне тоже нравится как философ, но если оттуда надергать цитат, то можно запрещать одну его книгу за другой. Никому же это в голову не приходит. Потому что, с одной стороны, зная, что Ильин нравится Путину, ни один из судей не захочет сделать себе харакири. С другой – слепое приятие или неприятие того или иного имени абсолютно нерационально.

Непрофессиональный продукт может быть создан обществом в любой сфере – религии, политики, кинематографа и пр. Я думаю, что выступление дилетанта – политика не менее опасно, чем произведение дилетанта – автора. Всякого рода дилетантизм наносит вред обществу. Однако попытка решить проблему методом запретов может превратить страну в один большой концлагерь.

- Какой урок должна извлечь из всего этого российская власть? Должна же она сделать какие-то выводы из того, что этот список растет?

- Для власти урок должен быть один – если она будет попустительствовать практике слепых запретов, без объяснения позиции, то это ни к чему хорошему не приведет. В России каждый квартал запрещаются десятки книг. Если так будет продолжаться и дальше, то через десять лет мы будем иметь тысячи запрещенных изданий. Ну и что? Пойдем на олимпийский рекорд! Это говорит о близорукости власти, непонимающей, недооценивающей последствия, которые могут повлечь за собой такого рода запреты.

Беседовал Анвар Шарипов

Обсудить на форуме

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий