0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Сионисты и нацисты

Дети прячутся от сиониста

Взгляд бывшего узника лагеря смерти

Давно известно, что противоположности сходятся. Так, столь проклинаемый сегодня евреями всего мира фашизм – всего лишь бумеранг, порожденный расистским иудаизмом, являющимся фактически не столько религией, сколько доведенной до крайности националистической идеологией. Не случайно, например, что евреи шли рядом с Муссолини в его знаменитом марше на Рим в 1922 году, а главный раввин Рима и активный сионист Анджело Сачердоти признал в одном из интервью: «… фундаментальные принципы фашистской доктрины… есть не что иное, как основы иудаизма».

Приветствовали сионисты и приход Гитлера к власти в Германии в 1933 году, о чем, между прочим, довольно много и справедливо писали в СССР, а еще лет двенадцать тому назад автор этих строк опубликовал на эту тему статью «Фашизм и евреи», в выходившей тогда в Москве газете «Аль-Кодс». Действительно, сионисты и нацисты – близнецы-братья, ибо в принципе суть их учений одна и та же – «кровь и почва». Весьма наглядно эту общность и духовное сродство двух, казалось бы столь различных идеологий, пожалуй, продемонстрировал уже одним своим внешним видом немецкий пароход с германскими евреями, вышедший в 1935 году из гамбургского порта и направившийся в Палестину: на мачте его гордо развевались два флага – стяг Третьего рейха со свастикой и белоголубое сионистское полотнище со звездой Давида…

О нацистско-сионистском «братании» понаписано предостаточно как евреями, так и неевреями, и повторяться бы не хотелось. Тем не менее полагаю, что здесь будет уместным и даже очень кстати привести небольшой отрывок из книги бывшего узника нацистского лагеря смерти Берген-Бельзен, всемирноизвестного антисиониста и страстного обличителя иудаизма, профессора Исраэля Шахака «Еврейская история, еврейская религия:: тяжесть трех тысячелетий». Тем более что этот человек вовсе не понаслышке знал как сионистов, так и нацистов. Вот что он пишет:

«С исторической точки зрения сионизм – это одновременно и реакция на антисемитизм, и консервативный союз с ним, хотя сионисты, как и прочие европейские консерваторы, никогда до конца не понимали, с кем они вступают в союз…

сионистам оказалось несложно, не обращая внимания на происходившие процессы в реальности, вернуться к сегрегационной концепции классического иудаизма. Они заявили, что, поскольку все неевреи исторически ненавидят и преследуют евреев, единственный выход из этого – вывезти всех евреев из Европы и собрать их в Палестине. Уганде или где бы то ни было еще. /Между прочим, это именно то, что Гитлер и его приверженцы назвали впоследствии «окончательным решением еврейского вопроса». Как говорит известный английский историк Дэвид Ирвинг: «Адольф Гитлер – человек, против которого мы сражались, был определенно против решения еврейской проблемы в том смысле, в каком мы понимаем теперь. Он хотел отложить решение до окончания войны, и мы знаем, что бы он сделал тогда. Он вернулся бы к своему старому, излюбленному им мадагаскарскому варианту: посадить всех европейских евреев на суда и отправить их на остров Мадагаскар. Там они могли бы жить вполне счастливо: ведь нет соседних государств, которые их стращают, да и им бы не пришлось никого пугать». – В. П./. Некоторые ранние еврейские критики сионизма уже тогда указывали, что принятие тезиса о вечной и антиисторической несовместимости евреев и неевреев /с чем были согласны сионисты и антисемиты/ означает отказаться от теории «национального очага». Ведь в таком случае, если собрать всех евреев в одном месте, можно вызвать ярость неевреев этого региона /как и произошло на деле, хотя и по совершенно другим причинам/. Насколько мне известно, этот логический аргумент не произвел особого впечатления на сионистов, как и все логические и фактические опровержения мифа о «еврейской расе» не оказали никакого воздействия на антисемитов.

В самом деле, между сионистами и антисемитами всегда существовали довольно тесные отношения: так же, как и некоторые из европейских консерваторов, сионисты полагали, что они могут не обращать внимания на «дьявольский» характер антисемитизма и использовать его в своих целях. Союзы такого рода хорошо известны. Герцль взял себе в соратники пресловутого графа Плеве, министра внутренних дел Российской империи, известного своим антисемитизмом, Жаботинский заключил соглашение с Петлюрой, реакционным украинским националистом, чьи войска перебили около 100 000 евреев в 1918 – 1921 годах, Бен-Гурион сотрудничал с крайне правыми французскими политиками во время колониальной войны в Алжире, в том числе и с отъявленными антисемитами, которые объясняли, что они только против французских, а не израильских евреев.

Вероятно, самый потрясающий пример такого рода – воодушевление, с которым некоторые лидеры сионизма приветствовали приход Гитлера к власти, поскольку они разделяли его веру в первичность «расы» и его неприятие ассимиляции евреев среди «арийцев». Они поздравляли Гитлера с его победой над общим противником – либералами. Доктор Иоахим Принц, сионистский раввин, позже эмигрировавший в США и занимавший пост вице-председателя Всемирного еврейского конгресса и ведущего деятеля Всемирной сионистской организации /был большим другом Голды Меир/, опубликовал в 1934 году книгу «Wir Juden» /«Мы, евреи»/, в которой прославлял так называемую революцию Гитлера и поражение либерализма:

«Значение германской революции для немецкой нации прояснится в конце концов для тех, кто ее задумал и совершил. Ее значение для нас, евреев, уже понятно: либерализм проиграл. Единственная форма политической жизни, способствовавшая ассимиляции евреев, потерпела сокрушительное поражение».

Победа нацизма исключает возможность ассимиляции и смешанных браков для евреев. «Мы не станем из-за этого горевать», – говорит доктор Принц. В том, что нацизм вынудил евреев осознать себя евреями, он видит «исполнение наших желаний».

И далее: «Мы хотим, чтобы на место ассимиляции пришли новые законы, устанавливающие принадлежность к еврейской нации и еврейской расе. Государство, основанное на чистоте нации и расы, заслуживает только уважения со стороны еврея, который заявляет о том, что принадлежит к «своим». Так определив себя, он никогда не сможет не быть верным государству. Государству не нужны другие евреи, кроме тех, которые заявляют о своей принадлежности к своей нации. Оно не хочет еврейских льстецов и подхалимов. Оно должно требовать от нас веры и верности нашим собственным интересам, ибо только тот, кто почитает собственную породу и собственную кровь, может с уважением относиться к национальной воле других наций».

Эта книга от начала и до конца наполнена грубой лестью нацистской идеологии, радости по поводу поражения либерализма и особенно идей Французской революции. Книга полна великих ожиданий, что в благоприятной атмосфере культивирования мифа об арийской расе сионизм и миф о еврейской расе также расцветет.

Конечно, доктор Принц, как многие другие сочувствующие и союзники раннего нацизма, не понимал, куда идет это движение /и антисемитизм в целом/. Точно так же многие наши современники не понимают, куда идет сионизм – движение, в котором доктор Принц занимал весьма почетное место. Между тем, он направляет всю глубинную ненависть классического иудаизма к неевреям, эксплуатируя при этом историю всех преследований евреев в ходе многих веков для оправдания сионистского преследования палестинцев».

Главное в вышеназванной книге Шахака, по крайней мере, с моей точки зрения, это то, что он убедительно доказывает, что основой дискриминации палестинцев в еврейском государстве служат сами идеи иудаизма, в частности – ненависть и презрение к неиудеям. Свою примечательную во многих отношениях работу Исраэль Шахак заканчивает следующими словами: «…за последние 40 лет число неевреев, убитых евреями, гораздо больше, чем евреев, убитых другими народами. Масштабы дискриминации и преследования неевреев «еврейским государством» при поддержке диаспоры сегодня также неизмеримо шире, чем преследования евреев враждебными властями в прошлом. И хотя борьба с антисемитизмом /и всеми другими видами расизма/ никогда не должна прекращаться, борьба с еврейским шовинизмом, неотъемлемой частью которой должна стать критика классического иудаизма, сейчас не менее, но даже более важна и необходима».

С таким мнением, особенно зная реалии происходящего ныне в Палестине, трудно не согласиться. Поистине: в недавно умершем Исраэле Шахаке – бывшем узнике Бельзена и профессоре химии, жил дух древних еврейских пророков.

Автор: Валентин Пруссаков

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий