Выборы муфтия Ингушетии превратили в фарс

Наметившийся раскол между тарикатами и внутри муфтията может усилиться и перейти в жесткую конфронтацию, поскольку Хамхоев никогда, даже в лучшие свои годы не способствовал примирению и единению духовенства республики

Сегодня, 10 августа, в Назрани прошло собрание имамов и членов Совета алимов Республики Ингушетия. На повестке дня стоял один вопрос: избрание нового муфтия республики. Но, судя по всему, выбор был сделан заранее. Собрание было нужно лишь для того, чтобы официально оформить переизбрание прежнего муфтия, Исы Хамхоева, на новый срок. Почему возникли такие мысли? Давайте вместе взглянем на факты.

Во-первых, десятки имамов не были приглашены на голосование по причине их нелояльности к личности Хамхоева. Всего на так называемых «выборах» присутствовало лишь 58 человек, из которых за Хамхоева проголосовало 32. Цифра выглядит неубедительно учитывая, что верующие республики посещают более чем 80 мечетей, которые должны были быть представлены во время выборов. Кроме того значительный авторитет в Ингушетии имеют еще порядка 30 уважаемых богословов, которые, также, не были приглашены, но чья позиция должна была быть услышана в интересах уммы.

Во-вторых, не учитывалось мнение представителей ряда крупных традиционных религиозных течений республики (в частности, накшбандийского тариката), которые не присутствовали на мероприятии. Также отсутствовали многие известные богословы кадирийского тариката.

В-третьих, из 32-х проголосовавших за кандидатуру Хамхоева, 15 голосов были отданы участниками с явным конфликтом интересов. Это члены Совета алимов, ранее выбранные по представлению самого Исы Хамхоева и, соответственно, ему обязанные. Весной этого года Хамхоев добился полной смены всех членов Совета алимов и фактически назначил туда исключительно преданных себе людей. Сегодня эти же люди проголосовали за Хамхоева – что это, если не вопиющее манипулирование результатами выборов?

В-четвертых, один из трех кандидатов на этот пост, имам села Чермен, Харон Торшхоев взял самоотвод. Другой – Магомед Хаштыров был выдвинут для создания видимости альтернативы и легитимности, и не ставил перед собой цели стать новым духовным лидером республики. С 2005 г. Хаштыров находится в близком окружении Хамхоева и длительное время являлся его заместителем. Очевидно, что во время голосования он выполнял роль подставного кандидата, выступающего в интересах своего бывшего шефа.

Теперь, непосредственно, о выборах. Результат подсчета голосов дает понять, что не все ладно даже внутри этого «междусобойчика», который собрал Хамхоев вокруг себя. 21 голос, отданный Хаштырову, был не за этого кандидата, а против Хамхоева. Причина банально проста. Ряд имамов, лояльных к муфтияту, устали от проводимой Хамхоевым политики конфронтации официальной власти республики. Они не видят, чтобы нынешняя власть как-то противодействовала духовенству. Скорее, наоборот, налаживается диалог и делаются шаги навстречу богослужителям. Имамам оказывается финансовая помощь со стороны органов власти.

Сам же, «свежеиспеченный» муфтий, Иса Хамхоев – личность неоднозначная. Со времен начала его конфликта с экс-главой республики Юнус-Беком Евкуровым, Хамхоев не раз официально заявлял, что его цель – снятие с должности Евкурова. «Уйдет он – уйду и я», – говорил муфтий. Но, как мы видим, жажда власти сильнее. И муфтий Хамхоев всеми силами старается удержаться за нее, несмотря на то, что он последнее время сильно болел, не принимал участия в работе и жизни муфтията (хотя, возможно, это была хитрая игра столь характерная для Хамхоева). Даже ряд его близких родственников были удивлены решением Хамхоева вновь возглавить муфтият.

Пожалуй, единственное, чем можно оправдать такое стремление Хамхоева к посту республиканского муфтия (после того, как он потерял весь капитал, включая организацию хаджа), это возможность, хоть как-то противостоять власти. Но и это, как мы знаем, уже не привлекает единодушно, даже его сторонников.

Как бы там ни было, Иса Хамхоев вновь рвется к духовной власти. Как это может отразиться на жизни республики? Наметившийся раскол между тарикатами и внутри муфтията может усилиться и перейти в жесткую конфронтацию, поскольку Хамхоев никогда, даже в лучшие свои годы не способствовал примирению и единению духовенства республики. Его позиция: разделяй и властвуй, только усугубляет противоречия в обществе, и без того, загруженном бытовыми проблемами. Вместо конструктивной роли объединения мусульман Ингушетии Хамхоев сеет раздор, отталкивая от себя всех более ли менее самостоятельно мыслящих и действующих имамов. Такая авторитарная позиция полностью противоречит как духу ислама, так и духу взаимоуважения и свободной воли, характерному для ингушского общества. По сути дела, Хамхоев становится раскольником, принесшим в угоду личным амбициям интересы мусульманской уммы.

“Кавказ сегодня”

Автор: Андрей Шульгин

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий