Исторические связи мусульман Поволжья с Египтом и Аравией

Посещение Египта и Аравийского полуострова было распространено среди татар Поволжья задолго до конца XIX века. Хадж, один из столпов ислама, продолжал ими исполняться, за исключением небольших периодов, еще со времен принятия Ислама булгарами. Один из маршрутов до Мекки и Медины пролегал через египетскую Александрию. В конце XVII века Муртаза ас-Симети (был еще жив в 1723 г.) посетил во время хаджа Медину и Мекку, а на обратном пути – Каир, Рашид и Александрию[1]. Спустя два столетия, в 1880 году, Ш. Марджани проделал схожий путь с тем лишь отличием, что в Аравию он попал через Египет[2].

Связи Поволжья с Хиджазом и Египтом, однако, не ограничивались одним лишь ежегодным хаджом. Множество шакирдов отправлялись в эти дальние края задолго до так называемого «периода пробуждения». Фахр ад-Дин бин Субханкул ал-Кичучатый (ум. 1818) после обучения в Бухаре поехал в Хиджаз, где имел возможность общения с улемами Мекки и Медины. ‘Абд ал-Халик бин Ибрахим ал-Курсави (ум. 1843-44), старший брат Абу ан-Насыра Курсави, в 1798 году обучался рецитации Корана в Египте[3]. Имам Ишмухаммад бин Захид ал-Кибаки (ум. 1841) восемь лет учился в Египте, проведя двадцать пять лет своей жизни в путешествиях (в том числе он побывал и в Хиджазе)[4].

Более того, татарские купцы и богачи открывали в Мекке и Медине текке – приюты для паломников и «общежития» для шакирдов. В 1848 году татарский купец Исхак Юнусов купил двухэтажный каменный дом в Мекке и открыл в нем приют для паломников из Поволжья, смотрителями которого были татары[5]. Его примеру последовали и многие другие зажиточные сограждане. Известный богослов Г. Баруди также построил вакуфный[6] дом в Мекке, где, по всей видимости, учились и работали его ученики[7]. В Медине функционировало «казанское» медресе, имеющее «40 очень тесных келий», 50000 рублей на постройку которого собирали по всей России[8]. Помимо этого, есть сведения о вакуфном имуществе в Медине, состоявшем из «казанской» мечети, нескольких лавок братьев Дибердиевых, домах Вахида-эфенди и текке Кадыр-эфенди[9]. На рубеже XIX и XX вв. в Мекке на постоянной основе проживало 8 семей татар[10], а в Медине – 31[11].

Рустам Гатин, историк


[1] Мортаза бине Котлыгыш әс-Симети. Сәяхәтнәмә // Татар сәяхәтнамәләре. Казан: Татар. кит. нәшр., 2015. Б. 20-21.

[2] Марҗәни: Фәнни-популяр җыентык. Казан: Җыен, 2010. Б. 148-158.

[3] Гильмутдинов Д. Р. Российские муллы в Османской империи (1685-1924) по данным татарских историко-биографических энциклопедий // Ученые записки Казанского университета. Серия гуманитарные науки. 2016, Т. 158, кн. 3. С. 722-723.

[4] Там же. С. 726-727.

[5] Сибгатуллина А. Т. Контакты тюрок-мусульман Российской и Османской империй на рубеже XIX-XX вв. М., 2010. С. 69.

[6] Вакуф – имущество, переданное государством или частным лицом мусульманской общине, вся прибыль от которого идет на религиозные или благотворительные цели.

[7] Тагиров И. Р. Восток – дело тонкое // Эхо веков (Гасырлар авазы). – 1998. – №1/2. С. 149.

[8] Давлетшин А. Отчет штабс-капитана Давлетшина о командировке в Хиджаз. СПб.: Военная типография, 1899. С. 56.

[9] Ахунов А. «Татарская» недвижимость на Востоке // Эхо веков (Гасырлар авазы). – 2002. – №3/4. С. 81.

[10] Давлетшин А. Отчет штабс-капитана Давлетшина о командировке в Хиджаз. СПб.: Военная типография, 1899. С. 42.

[11] Там же. С. 56.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика