Находящийся под домашним арестом адвокат Марат Ашимов обратился в Федеральную палату адвокатов

Адвокат Марат Ашимов, находящийся под домашним арестом, обратился к Президенту Федеральной палаты адвокатов РФ Светлане Володиной и Председателю комиссии Совета Федеральной палаты адвокатов РФ по защите прав адвокатов Генри Резнику. В своем обращении адвокат заявил о “целенаправленной провокации”, которую осуществил один из ее клиентов. Ашимов добавил, что считает произошедшее попыткой помешать его профессиональной деятельности.

Напомним, что Марат Ашимов известен по так называемым мусульманским процессам. Он участвовал в защите прав мусульманок на ношение платков в учебных заведениях, представлял в судах интересы мусульманских культурных центров, которые обвинялись в незаконной деятельности на территории Московского региона, добивался отмены решений о запрете мусульманской литературы. За участие в делах по защите прав мусульман Марат Ашимов удостоился награды от президента Татарстана Рустама Минниханова.

Текст обращения:

В отношении меня – адвоката Ашимова Марата Рафиковича, 29.02.1978 г.р., № 13/473 в реестре адвокатов Республики Мордовия с 2011 г., Следственным комитетом РФ по Республике Мордовия 27.03.2024 г. возбуждено уголовное дело № 12402890017000007, по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого от 05.04.2024 г., у меня не позднее 19.03.2024 г. возник корыстный преступный умысел, направленный на совершение мошеннических действий в отношении Астапова А.Ю. и хищение путём обмана принадлежащих указанному лицу денежных средств в размере 200 000 рублей, с причинением ему указанного ущерба. При этом якобы я заведомо не намеревался исполнять взятые на себя перед Астаповым обязательства, обратив, с причиннением ему значительного материального ущерба, полученные от последнего денежные средства в размере 200 000 руб. в свою пользу.

Меня обвиняют в том, что я якобы сообщил одному из своих доверителей недостоверные и несоответствующие действительности сведения о том, что по роду своей адвокатской деятельности знаком с должностными лицами прокуратуры Республики Мордовия, и используя имеющиеся у меня связи, могу решить вопрос об условно-досрочном освобождении доверителя, при условии передачи через меня должностным лицам прокуратуры Мордовии денежного вознаграждения в размере 200 000 руб.

В отношении меня – Адвоката Ашимова Марата, была совершена провокация с целью обвинить меня в совершении преступления. Согласно ст. 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация).

200 000 рублей, полученные от доверителя, являются гонораром адвоката за работу по консультации, подготовке документов и ходатайства об УДО, апелляционной жалобы на решение, участие в судебных заседаниях первой, и в случае необходимости, апелляционных инстанций. Они не были предназначены какому-либо должностному лицу из органов прокуратуры Мордовии, я не указывал каких-либо лиц, сумм и прочего, что могло было быть упомянуто при этом, также не озвучивал гарантий успеха со ссылкой на то, что кто-то решит его вопрос. Все подобные разговоры начинались исключительно по инициативе Астапова, а с учётом всех обстоятельств произошедшего, являлись провокацией в том смысле, который отражён в ст. 5 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности".

Прошу обратить внимание на хронологию произошедших событий, предшествовших возбуждению уголовного дела:

В январе 2024 г. Астапов обратился к председателю моей коллегии адвокатов Мещерову Х.К. за помощью по УДО;

19 февраля 2024 г. у Астапова возникает право на УДО;

20 февраля 2024 г. Верховный Суд Республики Мордовия выносит в отношении меня постановление № 299 на проведение в отношении меня ОРМ «наблюдение» с негласной аудиозаписью;

21 февраля 2024 г. Астапов договаривается с Мещеровым о встрече в офисе последнего в г. Саранске;

22 февраля 2024 г. происходит встреча Астапова с Мещеровым, который жалуясь на своё здоровье, предлагает Астапову обратиться ко мне;

18 марта 2024 г. Астапов созванивается со мной и предлагает встретиться в п. Явас;

19 марта 2024 г. происходит первая и единственная встреча Астапова со мной, по ходу которой я узнаю всю информацию о его деле, даю ему устную консультацию, планирую последующие шаги при оказании юридической помощи. При этом нашем разговоре Астапов, после получения консультации, начинает ссылаться на Мещерова, что он ему когда-то очень эффективно помог, что у адвоката есть свои “лайф-хаки”, что он возможно знает многих людей и в таком духе. Естественно я был удивлён такому повороту нашего разговора. Потом Астапов прямо спросил, что нужно ли кому-то ещё дополнительно передавать денежные средства кроме этих 200 000 руб. После нескольких подобных “заходов” я решил на месте позвонить Мещерову и спросить у него на что всё время пытается намекнуть Астапов. Во время звонка Мещеров сказал мне, что никаких “лайф-хаков” у него нет и ему не понятно, о чём и о каких “дополнительных расходах” упоминает Астапов. Это я и передал Астапову. Мы договорились о сумме гонорара 200 000 руб., которые он, с учётом его заблокированных карт, предложил передать мне в течение 1 недели в наличной форме.

20 марта 2024 г. я подготовил для Астапова заявление в Зубово-Полянский районный суд РМ, чтобы он запросил постановление о смягчении режима, вынесенное в отношении него 14.12.2023 г. Сам, выписав ордер, отправил заявление в Ленинский районный суд. г. Саранска РМ о получении копии приговора,. вынесенного в отношении Астапова от 13.06.2023 г. С учётом того, что это была наша первая встреча и распечатать договор у меня возможности не имелось, я к следующей встрече 27.03.2024 г. подготовил договор, предварительно получив консультацию от бухгалтера своей коллегии, что если он передаст мне наличные деньги, то я сам внесу их в кассу коллегии, а ему либо оставлю расписку о получении денег, либо внесу данный пункт о получении денежных средств в сам текст договора, что мной и было сделано.

25 марта 2024 г., согласно показаний Астапова, он обратился в ФСБ и только после этого участвовал в ОРМ.

Однако в ходе следственных действий 17 апреля 2024 г. при ознакомлении с аудиозаписью нашего разговора с Астаповым от 19.03.2024 г., который начался в его рабочем кабинете, а продолжился на улице, отчётливо слышно, что средство записи находилось не в помещении, а на самом Астапове. Слышны шаги, когда мы вместе выходим на улицу, шум от одежды и т.п. При этом рядом с нами никого не было и мой разговор с Мещеровым по телефону на улице не слышен, а после того, как я вновь подошёл к Астапову, мои слова опять слышны.

К чему я описал более подробно произошедшую ситуацию? Исходя из анализа изложенных фактов, в отношении меня былап произведена целенаправленная провокация, в которой Астапов участвовал с самого начала, а не с момента его так называемого обращения в ФСБ. Единственное доказательство, которое имеется против меня, было закреплено с участием лица, заведомо не планировавшего заключать со мной никакого соглашения и направлявшего ход нашего разговора с одной единственной целью – вынудить меня сказать те нужные слова, которые могут стать основанием для возбуждения уголовного дела.

Любой адвокат может стать жертвой подобной провокации, если только он станет неугодным какой-либо силовой структуре. Мне много раз поступали завуалированные предупреждения через третьих лиц, что в случае, если я не перестану активно защищать права обвиняемых и подозреваемых, права осужденных, права верующих различных конфессий и других лиц, в том числе и по резонансным преступлениям, то они найдут способ заставить меня замолчать.

На основании изложенного обращаюсь за защитой своих прав в Федеральную палату адвокатов Российской Федерации. Являюсь адвокатом с 2011 года и всё это время добросовестно исполняю свои обязанности перед доверителями.

Прошу принять все возможные меры для защиты моих прав, предусмотренные законодательством РФ.

С уважением, адвокат Ашимов М.Р., 09 мая 2024 г.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Бек 13 Мая
Ответить

Видно же подстава. Слова справедливость кто то знает в этой жизни?! Хотя бы совесть , хоть бы человечность....

    Чабуреков 14 Мая
    Ответить

    Как-то ларри кинг спросил у путина: верите ли вы в бога? Тот ему на это ответил: я верю в человека. Что ещё вы хотите от "работников плаща и кинжала"? Они знают только одно слово - ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ.

Абдуллах 14 Мая
Ответить

Не чего было на мусульманина ложные кляузы строчить, теперь сам попал может немного подумает и покается перед Аллахом за лож в своих писанинах ..

Яндекс.Метрика