Ислам и гомосексуализм

Тарик Рамадан
Отношение ислама к гомосексуализму стало одним из наиболее актуальных вопросов, с которыми приходится иметь дело мусульманам, живущим на Западе, особенно в Европе. Оно рассматривается как залог будущей «интеграции» мусульман в западную культуру, как будто европейскую культуру и ценности можно низвести до простого факта признания гомосексуализма. Контуры этой де-факто европейской культуры постоянно изменяются в соответствии с темой дня. Точно так же, как папа Римский и иже с ним некоторые интеллектуалы – часто догматичные и непримиримые сторонники эпохи Просвещения – настаивали, что Европа имеет греческие и христианские корни (исключая таким образом мусульман), несколько представителей гомосексуализма и поддерживающих их политиков теперь утверждают (опять же не принимая в расчет мусульман), что «интеграция мусульман» зависит от признания ими права на существование гомосексуализма. В этом кроется серьезное противоречие: неужели христианство, лежащее в основе европейской культуры и претендующее на то, что оно олицетворяет ценности Европы и ее главную отличительную особенность, не порицает гомосексуализм? Интересная ситуация. Если только целью этого противоречия не является заклеймить ислам и мусульман, выставив их «иными»… не опасаясь возникшего противоречия.

Необходимо отметить, как пишет Изабель Леви в «Soins et croyances» [1], что все основные мировые религии и духовные традиции – от мнения большинства в индуизме, буддизме и иудаизме до христианства и ислама – порицают и запрещают гомосексуализм. Этой же позиции придерживается подавляющее большинство раввинов, а также папа Римский и Далай-лама. Все эти традиции, в духе Фрейда (говорящего об «извращении») рассматривают гомосексуализм как «противоречащий природе», как «выражение нарушения равновесия» в развитии личности. Моральное порицание гомосексуализма остается мнением большинства во всех религиях, и ислам здесь не исключение. Было бы неразумно пытаться отрицать факты, противоречить письменным источникам и заставлять верующих измышляться чтобы доказать, что они шагают в ногу со временем.



Но вопрос заключается не в том, согласны ли мы с религиозными текстами и убеждениями, которых придерживаются отдельные личности, а в том, чтобы определить, что является приемлемым поведением в обществах, в которых мы вместе живем. Уже более двадцати лет я настаиваю – навлекая на себя резкие упреки со стороны некоторых мусульманских движений – что гомосексуализм в исламе запрещен, но мы должны избегать того, чтобы порицать или отвергать отдельных людей. Вполне возможно не соглашаться с поведением человека (общественным или частным), и в то же время уважать этого человека как личность. Я утверждал и продолжаю утверждать это, и даже более того: тот, кто произносит исламское свидетельство веры, становится мусульманином; если этот человек занимается гомосексуализмом, никто не имеет права исключить его или ее из ислама. Поведение, которое считается предосудительным по нормам морали, не может быть основанием для отлучения от церкви. Тут нет никакой двойственности, все предельно ясно: европейские мусульмане имеют право выражать свои убеждения, в то же время уважая других и их права. Если мы хотим быть последовательными, надо уважать такую позицию веры и открытости.



Сегодня мы являемся свидетелями всплеска нездоровых, идеологически мотивированных поползновений. Твердо придерживаться своих убеждений, уважая при этом права других, уже недостаточно. Мусульман теперь призывают порицать Коран, признавать и пропагандировать гомосексуализм, чтобы получить доступ в современный мир. Такой подход не только обречен на провал (большинство течений традиционного и реформистского ислама, как и других религий, будут непоколебимы в этом вопросе), но и обнаруживает новый догматизм – с оттенком колониализма, не говоря уже о ксенофобии – в самом сердце так называемой современной, прогрессивной мысли. Некоторые выдающиеся интеллектуалы и лоббистские группы уготовали нам новую форму политкорректности; им бы хотелось заставить всех быть одинаково «открытыми» или «либеральными». На первый взгляд, такая открытая, либеральная мысль должна неминуемо вызывать уважение; однако она обнаруживает пугающую тенденцию навязывать собственные догмы, практически не оставляя места для убеждений тех, кто придерживается традиционного философского, духовного или религиозного мировоззрения. Выдавая в качестве конечной цели некую современность, которая должна помочь нам достичь свободы и разнообразия, нам теперь говорят, что есть только один способ быть свободными и современными. Это опасное течение, догматичное и догматизирующее, должно встревожить всех мужчин и женщин, будь они атеисты, агностики, индуисты, буддисты, иудеи, христиане или мусульмане. Оно поражает в самое сердце нашу свободу мысли, самые интимные аспекты нашей жизни, способы достижения социальной и интеллектуальной эмансипации.



Давайте не будем сами себя обманывать. Эти тенденции, вместе с недавней напряженностью, окружающей возврат в нашу жизнь религии, и сопровождающие ее страхи, и социальная заметность «верующих» гомосексуалистов имеют непосредственное отношение к присутствию и недавно обретенной заметности мусульман в наших западных обществах. Мы, как общество, можем прибегнуть к обострению этих непростых вопросов и использованию естественного стресса, вызванного прибытием новых эмигрантов, чтобы продемонстрировать невозможность интеграции мусульман и опасность, которую они якобы представляют. Некоторые политические партии могут одержать победу на выборах, играя на этих темах. Долгосрочным же результатом будет обострение социальных различий, которое конечном итоге окажется контрпродуктивным. Социальная спаянность окажется невозможной, и жизнь осложнится недоверием и отсутствием безопасности. Настало время перестать играть в эту опасную игру и вернуться к более справедливому и разумному подходу.



Хорошим примером здесь может служить юное поколение: культуры и религии не могут помешать им узнавать друг друга, жить вместе, и разделять общее жизненное пространство и общие надежды. За ними будущее, и нет никаких сомнений, что они оставят наши прошлые страхи позади.





[1] Isabelle Lévy, Soins et Croyances, практическое руководство по ритуалам, культурам и религиям для религиозных и общественных деятелей, Editions Estem, Paris, 2002, стр.149



Тарик Рамадан, доктор философских наук, профессор Фрайбургского университета

tariqramadan.com

Автор: Тарик Рамадан

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

umar 25 Апреля 2012г.
Ответить

Вообще надоело уже все эти педерасты, лесбиянки, масоны и путины.

umar 25 Апреля 2012г.
Ответить

Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Если вы найдёте того, кто занимается тем же, чем занимался народ Лута, то убейте обоих, того кто совершает эту мерзость и того, над кем совершается эта мерзость». (Хадис от Ибн Аббаса, привели Ат-Тирмизи (1456), Абу Дауд (4462), Ибн Маджа (2561), хадис достоверный, как об этом сказал шейх Аль-Альбани, в «Сахих аль-Джами’», (6589).

Igleberger 24 Февраля 2010г.
Ответить

Нас призывают толерантно относиться к педерастии.А что дальше-к педофилии,скотоложству,некрофилии и т.д. и т.п.То ли ещё будет?Куда катится эта Европа?Они со своей политкорректностью вообще дошли до абсурда.Ей Богу просто как стадо животных-то что и нужно талмудистам.Прямо как по нотам ихним всё разыграно.Имеются ввиду гои,которых они и называют животными.Но меня удивляет другое-об терпимости к гомесам говорит мусульманин.Он что,больной?

umar 25 Апреля 2012г.
Ответить

Вообще надоело уже все эти педерасты, лесбиянки, масоны и путины.

umar 25 Апреля 2012г.
Ответить

Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Если вы найдёте того, кто занимается тем же, чем занимался народ Лута, то убейте обоих, того кто совершает эту мерзость и того, над кем совершается эта мерзость». (Хадис от Ибн Аббаса, привели Ат-Тирмизи (1456), Абу Дауд (4462), Ибн Маджа (2561), хадис достоверный, как об этом сказал шейх Аль-Альбани, в «Сахих аль-Джами’», (6589).

Яндекс.Метрика