Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Гаскери Уешма. Пантюркистское государство в Сибири под протекторатом Японии

Белая мечеть в период чекистской облавы

Белая мечеть в период чекистской облавы

Теги:

0
02 Марта 2010г.

В подвале следственной тюрьмы НКВД в Томске, где ныне размещается музей с одноименным названием, обнаружили вход в подземный переход, где в 1937-38 годы проходили массовые казни. Во время ремонта строители наткнулись на замурованную решетчатую дверь под замком в стене. За ней оказался вход в лабиринт смерти, где в числе тысяч обреченных были расстреляны и члены мифической военно-мусульманской организации «Гаскери Уешма».



Облава в мечети



В осенний день 1937 года Белую мечеть Томска оцепили сотрудники НКВД. На тот момент это была единственная действующая мечеть в Сибири. Организация, носившая официальное название «Томская религиозная община мусульман 2-го прихода», объединяла людей преклонного возраста, которые в тот день в очередной раз собрались помолиться в пятничный день. Мулла 2-го прихода Шакир Япаров в это время уже находился под арестом, 1-й приход - в Красной мечети – закрыли еще в 1931 году.



Подсказка
Подсказка

Заисточье, татарская слобода Томска, часто испытывала потоп



Молящихся стариков погрузили в "воронки" и повезли в центр, на улицу Ленина, где в те годы размещался целый чекистский городок. Камеры для заключенных по 58-й статье находились в подвале дома на Ленина, 44. На двух верхних этажах – кабинеты следователей, оперативных работников. Сообщение между зданиями НКВД происходило как над землей, так и под землей. В подземном переходе под сквером чекисты оборудовали расстрельное помещение.



В числе арестантов оказались и тринадцать членов совета старейшин 2-го прихода. Всем доставленным из мечети предъявили обвинение в членстве в «Военно-мусульманской контрреволюционно-повстанческой организации «Гаскери Уешма», которая якобы ставила целью создание в Сибири пантюркистского государства под протекторатом Японии, имела связи с татаро-башкирским «Идель-Уралом», казахской «Алаш-Ордой», хакасским «Союзом сибирских тюрок». Старики отрицали членство в подпольной повстанческой группе…





Лимит без предела



Своим появленем организация «Гаскери Уешма» обязана печально известному постановлению Политбюро ВКП (б) от 2 июля 1937 г. N П51/94 «Об антисоветских элементах», установившему лимит на расстрел, который в отличие от охотничьих лицензий, не знал предела, и постоянно повышался «по просьбе стахановцев» на местах.



УНКВД по Новосибирской области, в которую в тридцатые годы входил Томск, в сентябре возглавил Григорий Горбач, известный стахановской хваткой. До назначения в Новосибирск Горбач работал начальником Омского УНКВД, где лимит по 1-й категории (расстрелу) при нем составил 11 тысяч человек. Прежний начальник УНКВД по Омской области Эдуард Салынь, предоставивший в Москву лимит «всего» в 479 человек по 1-й категории, был арестован и расстрелян, как пособник контрреволюционному элементу.



Подсказка
Подсказка

Реконструкция кабинета оперотдела НКВД в музее «Следственная тюрьма НКВД»



Чтобы исполнить лимит, необходимы были организации: кулацко-эсерские, пантюркистские, церковные и т.д. И они появлялись, сначала в головах оперативных работников, затем на бумаге.



Как следует из обвинительного заключения по делу, «военно-мусульманская» организация «Гаскери Уешма», созданная в 1917 году «уполномоченным зарубежного мусульманского центра» Зарифом Гайсиным, была «вскрыта и ликвидирована» 3-м Отделом государственной безопасности УНКВД по Новосибирской области.



Уроженец д.Халилево Уфимской губернии Зариф Сафич Гайсин проживал в Томске с 1910 года. В 1917 году его избирают секретарем Томского мусульманского бюро. В этом же году, согласно автобиографическим данным, которые приводит томский историк Людмила Приль, он участвует в работе 1-го Всероссийского съезда мусульман-военных в Москве. Гайсин состоял гласным Томской городской Думы, избирался от томских мусульман членом Сибирской областной Думы. В период Колчака был одним из руководителей, «политкомом» Томского тюрко-татарского мусульманского батальона. В 1920-е годы Гайсин работает в губернском отделе по делам национальностей, занимается вопросами образования «нацменов». В 1924-м переезжает в Новосибирск, где продолжает общественную деятельность.



Имевший непролетарское происхождение Зариф Гайсин стал удобной фигурой для чекистов. Согласно обвинительному заключению, он был связан с главой Пан-Азиатской мусульманской эмиграции Абдулхаем Курбангалеевым и «по заданию разведывательных органов иностранного государства в «РОВСе» объединил все татарские организации в Сибири, а также установил связи с аналогичными организациями других национальных республик Советского Союза».



(РОВС - Русский общевоинский союз. В Западной Сибири по делу о «заговоре сибирского филиала» РОВС было расстреляно почти 25 тысяч человек, «стахановская работа» в разы превзошла аналогичные дела по другим регионам).



Далее в документе сообщается, что «Гаскери Уешма» сблокировалась с военно-повстанческой организацией И. Я. Третьяка, офицерско-казачьей организацией «РОВС» генерала B.C. Михайлова и с блоком алтайских националистов, готовила вооруженное восстание и свержение Советской власти в Сибири с последующей задачей создания конституционно-монархического государства под протекторатом Японии.



Томская ячейка



Главным руководителем томской ячейки «Гаскери Уешма» чекисты «назначили» бывшего муллу Красной мечети, экс-депутата царской Государственной Думы Ямалетдина Хурамшина.



Подсказка
Подсказка

«Глава» томской ячейки «Гаскери Уешма» Ямалетдин Хурамшин в бытность депутатом Государственной Думы



Уроженец Белебеевского уезда Уфимской губернии Ямалетдин Хурамшин до и после недолгой работы в Госдуме был ахуном города Белебея. В 1914 году он принимал участие в работе мусульманского съезда в Петербурге, в период первой мировой войны исполнял обязанности полкового муллы.



Согласно «Именному списку преподавателей вероучения» при Красной мечети Томска, Ямалетдин Хурамшин занимал должность муллы с 1924 года. Проживал в доме по улице Источная, 10, что в Заисточье - татарской слободе Томска. 27 ноября 1926 года на мусульманском съезде в Красной мечети мулла Хурамшин читал доклад о своей поездке на Всероссийский мусульманский съезд в Уфу, рассказывал о впечатлениях восьми советских паломников, совершавших хадж в Мекку.



С началом репрессий Хурамшин эмигрировал в Среднюю Азию, проживал в Ташкенте, где его и арестовали 28 сентября 1937 года. Было ему тогда 64 года. Местом его работы на момент ареста в «Книге памяти Томской области» указана ташкентская артель имени Бабаева, должность – дежурный охраны.



Хурамшина этапировали сначала в Новосибирск. 4 декабря конвой повез его в распоряжение томского горотдела НКВД.

Еще двумя руководителями томской ячейки «Гаскери Уешма» были названы мулла Белой мечети 72-летний Шакир Япаров (род.1865 г. в Топорнинском районе Башкирии, до назначения в Томск в 1936 году был муллой в Ташкенте) и 70-летний Зинатулла Биктагиров (род. 1867 г. в д.Кушман Казанской губернии).



«Руководя к-р националистическим военно-повстанческим филиалом в г. Томске, Хурамшин, Биктагиров и Япаров, используя как актив организации бывших торговцев, мулл и прочь враждебно-настроенных к советской власти элементов, из них создали ряд к-р групп, которые в свою очередь также занимались вербовкой…», - сообщает обвинительное заключение.



Расстрел в три этапа



- «Мусульман арестовывали группами и в одиночку, - рассказывает томский краевед Сайран Бекенова. – Один из обвиненных, Валиуллин, был в гостях. Вышел на улицу, чтобы идти домой. И пропал. Только через двадцать лет родные узнали о его судьбе. Более двухсот татар были репрессированы по делу «Гаскери Уешма». В деле разные даты расстрела, потому что арестовывали в три этапа, каждый раз якобы вскрывали новую ячейку».



Подсказка
Подсказка

Постановление об этапировании Ямалетдина Хурамшина из Новосибирска в Томское НКВД



По словам краеведа, зачастую аресты происходили по доносу «своих» из Заисточья, которые подсказывали, где живут потомки и родственники мулл. В числе арестантов оказался и бывший член Томского мусульманского бюро Хасан Баязитов, уроженец деревни Суккулово Уфимской губернии, имеющий высшее образование, по социальному происхождению из мулл, работавший учителем в деревне Серебряково Томского района.



В постановлении о его аресте сказано, что Баязитов «…достаточно изобличается в том, что является членом к-р националистической военно-повстанческой организации, активно участвует в к-р деятельности этой организации, направленной на формирование вооруженных отрядов для борьбы с соввластью и поднятия восстания в момент действия Японии и Германии против СССР с целью свержения советской власти и установления военной диктатуры, выражающей интерес татарской буржуазии».



В обвинительном заключении говорится, что «наряду с общей задачей вооруженного восстания против советской власти» члены «Гаскери Уешма» готовились провести «массовый террор над коммунистами, перед членами организации ставили задачу вербовки новых членов…».



Естественно никаких доказательств. Муллу Шакира Япарова и Зинатуллу Биктагирова расстреляли 26 ноября вместе с другими стариками из совета старейшин Белой мечети. Бывшего депутата Государственной думы Ямалетдина Хурамшина казнили 19 декабря…



«Ячейку» «Гаскери Уешма» осенью тридцать седьмого «вскрыли» и в соседней Омской области. В конвейер смерти, запущенный Иосифом Джугашвили, в марте 1939-го попал и сам «стахановец» Григорий Горбач, при котором в области начались облавы по делам мифических организаций.



Подсказка
Подсказка

Камера, где сидели обреченные на смерть



P.S. После облавы в Белой мечети сюда уже стало опасно приходить. Летом 1938 года мечеть закрыли. В архивах сохранилось постановление горисполкома об охране здания. В нем говорится, что «здание татарской (белой) мечети» около 11 месяцев не используется, охрана мечети ее исполнительным органом поручена постороннему лицу – жене бывшего муллы Яппаровой Х.Б, которая от дальнейшей охраны имущества отказывается в связи с переменой места жительства. Жена муллы обратилась с заявлением принять от нее ключи и имущество мечети. Горисполком принял решение «здание мечети запереть на замок впредь до окончательного решения вопроса о дальнейшем использовании здания и имущества».



P.S.S. Накануне моего визита в музей «Следственная тюрьма НКВД» здесь проходила выставка: «Томская мусульманская община. От репрессий к возрождению». В дни выставки в подвале, где провели свои последние дни мученики, звучали аудиозаписи сур Корана. За три месяца выставки, по словам сотрудников, музей посетили не так много мусульман. На предыдущую выставку в рамках акции «Распятая вера», посвященную старообрядческой общине, представители старообрядцев организовывали коллективные посещения, читали здесь свои молитвы.



Мы, мусульмане, быстро забываем уроки истории.

С наступлением теплых дней сотрудники музея намерены продолжить раскоп подземного перехода.



Калиль Кабдулвахитов



Автор благодарит директора Томского музея «Следственная тюрьма НКВД» Василия Ханевича и краеведа Сайран Бекенову за предоставленные документы по делу «Гаскери Уешма».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий