«Чтобы мечетем между церквами не быть»

Тобольская мечеть. В советское время минарет был демонтирован.

Тобольская мечеть. В советское время минарет был демонтирован.

Теги:



1
10 Февраля 2010г. (25 Сафар)

Тюркская речь с характерным для Сибири цоканьем слышна в Тобольске везде. В магазинах, автобусах, практически на каждом шагу встречаются черноокие потомки сибирских татар и бухарцев. Создается впечатление, что тюрков здесь больше, чем славян, однако местные говорят, что численность татарского населения в городе не превышает 30 процентов.

Перед самым въездом в Тобольск установлен огромный баннер, призывающий к сбору средств для строительства мечети у сопки Искера, в 20 км от города, где находилась главная ставка последнего правителя Сибирского ханства Кучум-хана.

Гора и Подгора

Со времени своего основания Тобольск делится на Гору и Подгору. По свидетельству «отца сибирской истории» Г.Миллера, Тобольский острог был срублен в 1587 году на месте двух татарских укреплений. Известно название одной из тех крепостей – «Бицик-Тура». Ныне эта местность носит название Панин бугор, здесь возвышается памятник атаману Ермаку.

Следы глубокой старины то и дело попадаются при проведении строительных работ. На улице Октябрьской на Горе не так давно строители наткнулись на крепостную стену под грунтом. За дело взялись археологи, стали копать дальше, нашли татарский колчан, дальше больше: обнаружили мачту струга, на которой, вероятно, и приплыли в 1587 году по Тоболу на Иртыш казаки Данилы Чулкова, основателя Тобольска.

Раскопки старинной крепостной стены

В старину на Горе находились центр Сибирской митрополии, воеводское, затем губернское правления, здесь имела домовладения «элитная» часть горожан. Основное население Тобольска проживало в Подгоре. Спустившись вниз, сначала попадали в русский посад, далее за речкой Абрамкой вплоть до Иртыша шла татаро-бухарская слобода. Для столоначальников сверху, как светских, так и духовных, жизнь горожан протекала как на ладони. В 20 веке Тобольск стал застраиваться в горной части далее на север, стирая классовую и конфессиональную грани. На Горе уже могли селиться и простые работяги из русских и татар.

Подгора же, зажатая между Иртышом и Горой, часто затапливалась грунтовыми водами, поэтому здесь не строили. По воспоминаниям тоболяков, в 70-80-е годы население Заабрамки, как называют бывшую татаро-бухарскую слободу, передвигалось по улицам на лодках.

Частые наводнения сыграли и свою положительную роль в сохранении истории. Чтобы увидеть, как выглядел обычный город в Российской империи, историкам достаточно приехать в деревянную Тобольскую Заабрамку, которую мало затронули достижения индустриализации.

На ближнем плане татарская слобода Тобольска сто лет назад

Татаро-бухарская слобода

Население Заабрамки формировалось за счет бывших подданных хана Кучума, переселившихся в Подгору из Искера, Бицик-Туры, Сузгуна, других соседних татарских юрт и крепостей, и торговых бухарцев. Любопытные сведения о слободе оставил датский путешественник, побывавший в Тобольске в 1666 году. Датчанин сообщает, что татары имеют в подгорной части собственный квартал, однако их основные земли находятся за городом, в деревнях.

"Там они трудолюбиво возделывают поля, заготовляют сено, пасут скот, ловят рыбу и птицу, отчего получают большие доходы. Они живут свободно, никому ничего не платят, продают много зерна, масла, рыбы, а также уток и других птиц, которых они ловят на реках силками и удочками" (1).

В слободе находился бухарский рынок, многочисленные лавки, у Иртыша стояли хлебные и соляные амбары.
Путешественник сообщает, что в городах Сибири рынки работают два раза в день – утром и вечером. В это время за сносную цену можно купить все необходимые продукты и товары для хозяйственных нужд. На рынке много только что наловленных татарами свежих рыб.

Гора и Подгора. Старинная гравюра

"Они показывали мне свои книги, в которых я не знал ни одной буквы, все написано в обратном направлении так же, как они сами пишут, очень странным шрифтом. Они говорят, будто бы это – Ветхий завет. Они верят в бога-отца, но ничего не знают ни о боге-сыне, ни о святом духе. Подобно туркам, они полагают, что Христос был пророком. Они знают про Адама, Авраама, а также прародителей, патриархов и пророков, и часто вступали бы со мной в разговоры, если бы я знал их язык», – пишет датчанин.

В весеннее половодье нижний посад Тобольска весь в воде, «так что по всем улицам от дома до дома приходится ездить на лодках». Жилища татар показались путешественнику очень низкими, располагались они близко друг от друга, огонь из юртовских глиняных печей летел во все стороны, отчего часто случались пожары.

«Чтобы мечетем между церквами не быть»

Тобольские митрополиты не раз предпринимали попытку выселить «магометан» из Подгоры. И причиной тут были не только пожары, судя по тому, что, к примеру, глава митрополии Симеон пытался сначала выселить русских из татарской слободы. В его челобитной в Москву от 1643 г. говорится, что в Тобольске некоторые чины «живут с татарами вместе, где живут два татарина дворами, а меж ними живет православный христианин, а где живут в тех же татарских юртах два христианина, и меж ними живет татарин". Митрополит предлагал "тех православных христиан ис татарских юрт вывести вон и под дворы давать места" (2), вероятно, опасаясь «магометанского» влияния.

Масла в огонь добавляли и сосланные в Тобольск старообрядцы, видевшие в пожарах «Божью кару» за совместное жительство христиан и магометан в одном посаде.

"Русские и татары прекрасно уживались друг с другом, – писали Д.Копылов и Ю.Прибыльский. – Но близкое соседство православных с мусульманами очень беспокоило церковь. Во время крестных ходов татары стояли на улицах в шапках и со смехом наблюдали за необычным для них зрелищем, нарушали "чин" христианского богослужения. Муллы переманивали в свою веру "инородцев", принявших православие. Не очень уверенные в религиозной стойкости своей паствы, митрополиты Павел, Филофей Лещинский предлагали разрушить мечеть и выселить татар за пределы города. Но правительство отклоняло эти предложения" (3).


Жители дореволюционной татарской слободы

Филофей Лещинский просил царя подготовить указ, "чтобы в Тобольску мечетем татарским между церквами Божиими и житию их татарскому с христианы не быть, потому что от мечетев церквам Божиим бывает перешкода" (4).

Дело в том, что улица Знаменская, по которой проходили крестные ходы, шла через татарскую слободу, жители которой нередко позволяли себе насмешки над процессией. В связи с этим вышел специальный царский указ: "...чтоб они, живучи на старых своих местах меж русскими людьми, близко церквей Божьих, во время Божественного пения, не кричали, бесчинства никакого не чинили..., а как бывает по Тобольску шествие со святыми иконы на водосвящение и прилучится идти с теми святыми, теми местами, где они иноземцы живут, а они будут на улицах против тех же дворов, и они б в то время там стояли, со страхом, вежливо, без шапок, и смехотворения и бесчинства не чинили" (5).

То был период, когда главой тобольских татар был мурза Сабанак, имевший огромный авторитет у светских властей Тобольска. Спустя же сто лет, когда митрополия вновь подняла вопрос о переселении татар, жители слободы уже не могли позволить себе подобные вольности.

Хитрый митрополит

Новокрещенская комиссия в середине 18 века снесла в Тобольской губернии 98 мечетей из 133, в том числе мечеть в нижнем посаде Тобольска. Попытка сибирского митрополита Антония в 1745 году выселить татар и бухарцев из Подгоры не имела успеха, как и предыдущие обращения. Татары выступили с протестом. Дело затянулось почти на десять лет. В 1754 г. правительство распорядилось «не неволить татар к переселению».

Тяжелые времена для тобольских магометан наступают после назначения на пост Тобольского митрополита Сильвестра Гловацкого, который прежде занимал должность управителя Новокрещенской конторы и имел большой опыт крестителя. Принуждая принимать православие, он сажал «арестантов» в жарко растопленные печи. В архиерейском доме под уборной внизу был устроен каземат для отказывающихся принимать крещение, куда прямо на головы опускали нечистоты (6).

Новый митрополит весьма хитрым способом выстроил церковь в татарской слободе в 1752 году. Появление церкви Елизаветы и Захария связано с именем тоболяка Михаила Мухина, который приобрел якобы для себя участок в татарской слободе. Земля после покупки была передана митрополии, а в это время при Знаменском монастыре Тобольска полным ходом готовились срубы для будущей церкви. Сразу после воскресной литургии Сильвестр Гловацкий организовал шествие к участку Мухина и провел обряд освещения. Тут же подвезли срубы, закипела работа по возведению церкви Елизаветы и Захария. Жалобы татар не возымели успеха, тогда они вопреки запретам вновь открыли мечеть.

В январе 1754 года Сильвестр Гловацкий писал синоду, что тобольские татары, живущие возле церкви Елизаветы и Захария, построили мечеть в юрте "явного ругателя тайны святого крещения и развратника новокрещенных от христианской веры татарского абыза Нурлы Сеитова". В мечети собираются люди и говорят "соблазнительные слова", "упоминанием Магометова имени чинят великогласный крик и явнособлазнительные христианам мольбище".

Местный священник добавлял, что тобольские татары устроили вблизи церкви свадьбу и "конное ристание", в котором участвовали и русские. Они били в бубны "с великим криком", пели татарские песни. Кроме того, татары нижнего посада Тобольска во время великого поста православных "творили своей новый год, отправляли пиршества, разнося по улицам из юрты в юрту свою "вароядину" в то время, когда православные шли к церкви. Вместо разломанных мечетей татары построили "жилые покои для своих богопротивных мольбищ" и трижды в день "кричат по своему обычаю".

В ответ на жалобы была создана специальная комиссия, расследовавшая случаи «от тобольских, тарских и тюменских татар на Христа-спасителя нашего нестерпимых хулений и на православную христианскую веру поруганиях и других предерзостях».

Деревянная церковь Елизаветы и Захария сгорела в пожаре 1757 года. На ее месте была построена каменная церковь, которая сохранилась до наших дней. Неуместность храма в данной точке города зачастую бросается в глаза транзитным пассажирам, следующим на теплоходную пристань на Иртыш.


Вид из Подгоры на Гору. Справа церковь Елизаветы и Захария, построенная в татарской слободе в период Новокрещенской комиссии

Чапатай-бабай и царь

О периоде Новокрещенской конторы в Тобольске ходит немало легенд, причем некоторые из них приобрели за годы совсем уж сказочные формы. Так, согласно одному из преданий, глава татар Тобольского Заболотья шейх Бахтияр (реальное историческое лицо, противостоявшее крещению) направил в Петербург к царю с жалобой на миссионеров своего помощника Чапатая. Тот дошел до берегов Невы, передал царю челобитную и получил в руки царский указ. На обратном пути Чапатай-бабай решил взглянуть, что же написал в своем указе царь. Раскрыв свиток, прочитал, что самодержец предписывает миссионерам усилить принудительное крещение в Сибири. Повернул Чапатай обратно в Петербург, явился к царю и попросил другой указ. В ответ император спросил челобитчика, есть ли у него дочери. «Да, у меня двенадцать дочерей», – отвечал Чапатай-бабай. «Если отдашь мне в жены самую красивую из них, так уж быть, не будем крестить ваш народ», – сказал тогда царь. На том и порешили.

К этой легенде можно относиться по-разному, однако подобные предания не рождаются на пустом месте. Доподлинно известно, что в Петербург к царице Елизавете с жалобой на насильственное крещение ездила делегация сибирских бухарцев во главе с Алимом Шиховым из Тары. Возможно, именно эта поездка сыграла свою роль в появлении обращения сената в синод с предписанием, чтобы "как сами преосвещенные архиереи, так и протчия духовные лица никого, как из магометан, так и из протчих неверных народов, в православную христианскую Греко-российскую веру, без письменных их саможелательных о том прощений и без подлежащего, прежде нежели крещены будут, довольного к православию наставления, принимать и святым крещением просвещать отнюдь не отважились" (7).

Созданная впоследствии и действовавшая вплоть до революции Тобольская противомусульманская миссия не имела больших успехов. Противостояние церковников и мусульман сошло на нет с приходом советской власти, когда досталось всем, особенно в 37-38 годы в подвале Тобольской тюрьмы НКВД. А в конце 70-х годов прошедшего века помогал с документацией по открытию в Тобольске первого молитвенного дома мусульманам православный священник.

Новые времена, иные проблемы

В наши дни бывшую татаро-бухарскую слободу в Тобольске больше знают как Заабрамку. Здесь мало что изменилось за последние сто лет. Сохранились дома купцов-бухарцев Тушаковых, Ченбаевых, дом почетного бухарца, купца 2-й гильдии, гласного городской думы Тохтасына Айтмухаметова, под руководством которого в 1900-1904 гг. была построена ныне действующая первая каменная мечеть Тобольска.


Тобольская мечеть (современный вид), построенная Тохтасыном Айтмухаметовым

В городе «сорока церквей» всего одна мечеть. Разве это справедливо? Этот вопрос нередко задают представителям власти на круглых столах. Начальник областного отдела по делам религии Игорь Бобров в таких случаях отвечает, что следует учесть, когда эти храмы были построены – во времена Российской православной империи, в центре крупнейшей сибирской митрополии (Тобольск до сих пор в местных СМИ называют духовным центром Сибири): сегодня земля для строительства второй мечети в Тобольске предоставлена, пожалуйста, стройтесь.

Намаз в тобольской мечети

Новая мечеть заложена в августе прошлого года в Горной части города, на северной окраине, куда расширяется город. Еще один участок выделен у холма Искера. Однако со сбором средств дело идет туго. Новые времена принесли новые проблемы, финансовые. «Инша Аллах, – говорят тоболяки. – Преодолеем и эти проблемы».

Калиль Кабдулвахитов,
Фото автора и из архива семьи Арангуловых

Примечания:
1.Здесь и далее воспоминания датчанина приводятся по книге М.П.Алексеева «Сибирь в известиях иностранных путешественников и писателей XIII-XVII вв. 2 изд. – Иркутск: обл. кн. Изд., 1941».
2. Главацкая Е. "Потому, что от мечетев церквам Божиим бывает перешкода". Из истории этнорелигиозных контактов в Северо-Западной Сибири в XVII – нач. XVIII вв. РГАДА. Ф.214. Оп 3. Копылов Д.И., Прибыльский Ю.П. Тобольск. Свердловск, 1969).
4.Главацкая Е. Материалы V Сибирского симпозиума "Культурное наследие народов Западной Сибири: Тюркские народы. Тобольск-2002. Стр. 160
5. Там же.
6. «Омская правда», 1937, 30 июля.
7. 92. Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству православного исповедания Российской империи Сер. 2, т.2, с. 71-73. Спб., 1910-1915.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

[email protected] 10 Февраля 2010г.
Ответить

Татар халкы азат булсын инщалах аминь