Хазрат Евгений – о служении в татарской деревне

Имам Евгений Савельев (второй слева) нашел с татарами общий язык

Имам Евгений Савельев (второй слева) нашел с татарами общий язык

Теги:




2
27 Декабря 2013г.
Имам Евгений Савельев (Джибриль) рассказал ИА IslamNews о своем духовном служении в татарской деревне Нагаево Карсунского района Ульяновской области.



– Давно ли вы, Евгений Николаевич, исповедуете религию ислам?



– Если быть точным, с 2003 года, с августа месяца.



– А как раньше жили и что вас привело к исламу?



– Я родился и воспитывался в христианской семье, которая была далека от веры. Затем в школе я научился атеизму, на все начал смотреть через призму материализма, думал, что все материально, нет ничего духовного. А потом мой друг принял ислам, и через него я начал узнавать о сотворенности этого мира и о его божественных концепциях. Узнал, что такие творения, как земля, небо не могли сами по себе образоваться. И действительно, начал задумываться об этом мире, о том, что у этого мира есть Творец.



– Но о сотверенности мира говорится не только в исламе?



– Это правда. Осталось только выбрать ту религию, которая соответствует требованиям человеческого разума. После этого начал анализировать религии. Ислам поразил меня тем, что, во-первых, он не отрицал ни одного пророка, и эта религия являлась последней. Мы, например, живем сейчас по конституции, которой уже исполнилось 20 лет. Т.е. мы живем по последнему установленному закону, мы не живем по коммунистическим принципам, а тем более по законам царской России. Ислам – так же, последняя религия и последнее послание Бога людям. Просто Бог выбрал арабов для этой миссии, и никто не вправе спросить Его, почему именно их.



– Как дальше складывалось ваше духовное развитие?



– После я узнал, что религия основывается на вере, которая в сердце и на делах, которые совершаются на основании этой веры, а главным источником этого является знание. И я решил посвятить свою жизнь знаниям и после окончания колледжа учится. Я решил познать религию и поэтому поступил в Альметьевское медресе. Когда я принял ислам, я учился на последнем курсе автомеханического колледжа. После его окончания я и уехал в Альметьевск. Там я проучился один год, после этого меня пригласили в РИУ в Казань. Там я заучивал Коран, но до конца не выучил его. После этого муфтият РТ направляет меня в Аль-Азхар, в Египет. Там я продолжил свое обучение там. Сейчас учусь на заочной форме.



– Что побудило вас поехать в деревню, работать там муадзином (глашатаем намаза – IN) и обучать детей Корану?



– После Египта вернулся в Ульяновск. Однако мне всегда хотелось быть подальше от городской суеты, ближе к природе, чтобы дети, которых у меня трое, кушали натуральную, экологическую еду. К тому же здесь я могу больше времени уделять чтению, саморазвитию.



– Как складываются взаимоотношения с местным населением, с бабаями, существует ли языковая проблема?



– Это раньше, в девяностых, было какое-то чувство национализма, мол, я татарин, мусульманин. А сейчас мусульмане активно участвуют в общественной жизни России. И здесь, и в Ульяновске, и в Татарстане, чувствуется тесная связь со всеми национальностями. Люди понимают, что ислам не собственность какой-то нации, а общее достояние. У нас во всем мире не только татары живут.



– А вот есть ли у местного населения какой-то комплекс того, что неэтнический мусульманин обучает этнических их религии?



– Я не знаю, внешне вроде не видно ничего подобного, может, у кого в сердце и есть. Здесь в деревне есть две русские девушки-мусульманки, они являются определенным примером для местного населения. Когда они проходят одетые подобающим образом, местные, наоборот, с завистью смотрят на них, мол, и нам бы так ходить.



– Сколько у вас учится людей?



– По милости Аллаха у нас около 15 детей, которые обучаются Корану. Практически все школьники начали свое обучение с нуля. Сейчас один школьник заканчивает один джуз (одну тридцатую часть Корана – IN), другие школьники с 3 до 6 класса доходят до половины джуза в год. Другие тоже добились хороших результатов. Это очень приятно, т.к. практически все они начинали с чистого листа. Большой плюс и в том, что это национальная школа и там преподается арабский язык.



– Есть ли у мусульман деревни какие-то проблемы?



– Имам в деревне очень хороший, Наиль Идиятуллов, он здесь уже 20 лет, постоянно проводит с населением воспитательскую работу, чтобы народ не пил. Сами жители постоянно занимается благоустройством деревни. Население практически не пьет, активно участвует в жизни деревни и района. Деревня процветает, более 50 человек посещает школу.



– Наряду с Кораном вы преподаете что-нибудь еще?



– Здесь, в принципе, сам хазрат уже подготовил у населения определенную образовательную базу – народ знает азы исламские, поэтому я больше делаю акцент на Коран. И наряду с Кораном мы проходим жизнеописание пророка Мухаммада, мусульманское право, этику и ряд других исламских дисциплин.

Автор: Ибрагим Ахметов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Динар Заман 27 Декабря 2013г.
Ответить

Да поможет им Аллах Всевышний в их благих начинаниях! Да ниспошлет Творец баракат в эту деревню! Аминь!

Динар Заман 27 Декабря 2013г.
Ответить

Да поможет им Аллах Всевышний в их благих начинаниях! Да ниспошлет Творец баракат в эту деревню! Аминь!