Казый Ямала: Я предпринял для защиты мечети все, что мог

Мирсанг Давлатов перенес операцию на сердце
Казый, экс-председатель Ямало-Ненецкого казыята ДУМАЧР Мирсанг Давлатов, после успешной операции по коронарному шунтированию, вернулся в Ноябрьск. Накануне религиозного деятеля в Тюменском кардиологическом центре посетил корреспондент ИА IslamNews.



– Уважаемый хазрат! Во-первых, как Ваше здоровье, и во-вторых, что происходит с Ямало-Ненецким казыятом? Более десяти мусульманских организаций было в Казыятском управлении, сегодня осталось три.



– Со здоровьем все хорошо, я благодарен специалистам кардиологического центра Тюмени. Отличные условия, высококлассные доктора, вежливый персонал, всем большое спасибо.



Что касается Ямало-Ненецкого казыята, то он существует, председателем его избран на собрании Рафис-хазрат. Дай Бог ему подправить положение, сохранить организацию и продолжить работу.



Да, только три организации сохранились к сегодняшнему дню. Несколько наших МРО было закрыто через суд (в Губкинском, Пурпе, Муравленко), закрыты и опечатаны две мечети, некоторые общины после обещания поддержки со стороны чиновников и представителей ЦДУМ перешли в эту структуру – в Старом Уренгое, Коротчаево, Тарко-Сале, Вынгапуровском. Мне тоже предлагали перейти. Я уже старый человек, и мне скоро предстоит предстать перед Всевышним Аллахом, и я хочу, чтобы на мне не висел груз ответственности за соблазн мирскими благами. Так я и сказал тем, кто предлагал перейти.



– Еще несколько лет назад местные власти вполне лояльно относились к казыяту. Помнится, в 2008 году на праздновании 15-летнего юбилея МРО ДУМАЧР «Иман-Вера» в Ноябрьске участвовали и местные чиновники, финансовую помощь юбилею оказало одно из городских муниципальных учреждений. Но затем последовало резкое ухудшение отношений: прокурорские проверки, суды, ликвидация организаций, закрытие мечетей в Губкинском и Ноябрьске. С чем, на Ваш взгляд, связан подобный демарш?



– Я связываю это с прошедшей года полтора назад в Салехарде конференцией «Пути сохранения межнационального и межрелигиозного согласия в Ямало-Ненецком автономном округе», в которой принимали участие Алексей Гришин и Роман Силантьев. Они, выступая, обрисовали перед представителями администраций и сотрудниками правоохранительных органов страшную картину, как будто здесь на Ямале действуют отряды мусульманских радикалов, готовых захватить город, взять заложников. Гришин и Силантьев хвалили ЦДУМ и порочили нас, как будто мы является каким-то радикальным центром. Мы, представители казыята, сидевшие в зале, были потрясены. Какой с меня радикал! В 1969 году, когда произошло сражение на острове Даманском, я сутки провел в военкомате, упрашивая взять меня добровольцем на войну с китайцами. Обращался в военкомат, когда наши войска вошли в Чехословакию. Никогда в жизни у меня не было антигосударственных мыслей. И тут в зале на нас указывают, как на врагов. У меня тогда в Салехарде впервые заболело сердце. Всевышний Аллах все видит и рассудит каждого из нас по делам и намерениям.

Учащиеся воскресной школы на ифтаре в мечети на Хвойной, 13Учащиеся воскресной школы на ифтаре в мечети на Хвойной, 13




– Где после закрытия мечети казыята на ул. Хвойная, 13 в Ноябрьске актив мусульманской организации проводит намазы? Вы вывезли из мечети мебель, ковры из молитвенного зала?



– Ничего не вывозили, да и некуда. Ковры, литература, все осталось на Хвойной, 13. Здание пустует с тех пор как опечатали. Мы надеемся, что нам вернут мечеть. На джума-намаз мы собираемся в соборной мечети Ноябрьска, в строительстве которой я участвовал, забивал первые сваи.



– Расскажите о себе, где Вы учились, работали, прежде чем стать казыем?



– Я родом из Таджикистана. Окончил пединститут в Кулябе, но не работал по специальности педагога. Отслужил в армии, во внутренних войсках, потом окончил индустриально-педагогический техникум. Работал на должностях ИТР в Минэнергострое, Минводхозе, был начальником водоотвода Рогунской ГЭС. Религиозные знания получил в худжрах, неофициальных медресе.



В 1995 году, когда шла братоубийственная война в Таджикистане, уехал на постоянное жительство в Тюменскую область. Участвовал в строительстве соборной мечети в Тюмени. В 1997 был направлен ДУМ Тюменской области в поселок Вынгапуровский Ямало-Ненецкого округа для организации мусульманской общины. С тех пор я на Ямале.



Что мог я предпринял для защиты мечети на Хвойной, 13 и казыята. Писал обращения к руководству города и округа, отстаивал в судах интересы мусульманской организации. На днях у меня назначена встреча с заместителем главы города Ноябрьска, будем надеяться, что она пройдет успешно, и нам вернут здание мечети.

Автор: Калиль Каблулвахитов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

bergman02 23 Апреля 2014г.
Ответить

Лучше впасть в нищету, голодать или красть, Чем в число блюдолизов презренных попасть. Лучше кости глодать, чем прельститься сластями За столом у мерзавцев, имеющих власть.

bergman02 23 Апреля 2014г.
Ответить

Лучше впасть в нищету, голодать или красть, Чем в число блюдолизов презренных попасть. Лучше кости глодать, чем прельститься сластями За столом у мерзавцев, имеющих власть.