Кризис внешней политики Обамы

Барак Обама пользуется наибольшим доверием из лидеров крупнейших стран

Барак Обама пользуется наибольшим доверием из лидеров крупнейших стран

Теги:




0
14 Июля 2009г.
- – —
Приводим перевод статьи известного британского обозревателя Гидеона Рахмана, опубликованной в лондонской газете Financial Times.



Проведенный на днях социологический опрос показал, что Барак Обама пользуется наибольшим доверием из лидеров крупнейших стран. Исследование проводилось международным консорциумом World Public Opinion в 20 странах. Меньше всего доверия выражено Ахмадинежаду и Владимиру Путину.



Однако харизма Обамы оттеняет неудобную правду. Его внешняя политика в глубоком кризисе. Подписанное Москвой и Вашингтоном соглашение по стратегическим наступательным вооружениям /СНВ/ стало той необходимой для Обамы позитивной новостью, без которой было бы стыдно возвращаться из Москвы. Но под взаимными улыбками по-прежнему скрываются напряженность и подозрительность.



В первые же месяцы президентства Обамы политика вовлечения Ирана в диалог была торпедирована жестким подавлением волнений в этой стране. Советники Обамы мечтали о триумфальной поездке в Тегеран, выступлении перед студентами, обезоруживающей улыбке в адрес Ахмадинежада. Теперь все это невозможно. В случае с Россией политика «вовлечения» оказалась лишь чуть-чуть успешнее. Соглашения по СНВ и транзиту в Афганистан не перевесили острые противоречия, возникшие после войны с Грузией. И главное: Обаме так и не удалось договориться с русскими по вопросу, ради которого и затеяно сближение, – иранскому. Идея была в том, что новые русские друзья уговорят своего соседа на ядерную сделку. А если не уговорят, то помогут усилить санкции против Ирана. Но Россия не намерена сотрудничать с США в вопросе санкций. Так что обе проблемы – российская и иранская – только обостряются.



Обама хотел сгладить противоречия в вопросах ПРО и Грузии, а взамен вовлечь Россию в решение вопросов, где у обеих держав есть общие интересы: Иран, терроризм, Афганистан, мировая экономика, изменение климата. Обама стремится перевести отношения в формат взаимной выгоды, уйдя от игры с нулевой суммой, а Россия рассматривает отношения как состязание в армрестлинге. Как только США пытаются отложить в сторону проблему войны в Грузии, Кремль воспринимает это как карт-бланш на восстановление своей «сферы влияния» в странах бывшего СССР. Америке приходится отыгрывать позиции, а это возвращает напряженность вокруг Грузии, Украины и ПРО.

Никакого прогресса в иранском вопросе нет, а время идет. В любой момент могут возникнуть новые проблемы в соседних с Россией странах. Между тем у консерваторов уже руки чешутся назвать Обаму «вторым Джимми Картером» – слабым, наивным и легко поддающимся на обман иностранцев.



Перед лицом этих упреков президенту придется бороться с искушением продемонстрировать свою жесткость. Такое решение – опасная ловушка для молодого либерального главы государства: так Джон Кеннеди ввязался во Вьетнам, а Картер решился на обернувшееся трагедией спасение американских заложников в Иране. Обаме нужно быть достаточно сильным, чтобы не опускаться до политики в стиле мачо из-за неудач в Иране и России.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий