Надежда Кеворкова об "освобождении" Ирана

Если бы удалось превратить Иран в кровавую кашу, как в Ираке, никто не заплакал бы

Если бы удалось превратить Иран в кровавую кашу, как в Ираке, никто не заплакал бы

Теги:



0
23 Июня 2009г.
В интернете на нескольких десятках английских и российских «живых журналов» стоит стон: как жаль иранцев! Приступ жалости начался после того, как молодежь в пятницу ночью забралась на крыши домов и несколько часов развеивала мрак ночи возгласами «Аллах акбар!». На флаге Исламской Республики это свидетельство написано 22 раза. А в его центре — символическое написание слова «Аллах».



Персы произносят эти слова не отрывисто, как арабы, не жестко, как кавказцы, а мягко и протяжно.



А теперь представьте: такой крик разнесся бы над Махачкалой. Быстро бы у них отбили охоту кричать. Отбили бы в буквальном смысле, как в пригородах Парижа четыре года назад это приказал сделать нынешний президент Франции, а тогда министр внутренних дел.



Если можете, представьте Кабул. Как там со всех окрестных холмов, где лепятся друг к другу глинобитные шаткие стены нескольких миллионов беженцев, раздастся такой протяжный стон. Им-то самое время воззвать к величию Бога. Они 30 лет тут живут без воды и электричества, без надежд, медицины, под бомбами в результате затянувшейся операции по демократизации общества. Но кто их жалеет?



Или Ирак. Там демократический порядок наведен, никакого тоталитаризма. Там для тех, кто едет, скажем, в соседнюю деревню, шанс вернуться живым — от силы 50%. Тут не до криков — огородами и домой. Но почемуто мировая и сетевая общественность, президент Обама и другие жалостливые люди не горюют об их судьбе.



Почему такой плач по иранцам, у которых по обе границы — кровавое месиво, война, нищета и кишки по деревьям? Большинство населения Ирана хорошо представляет, что в Ираке и Афганистане. Может быть, у них есть еще право не хотеть этого для своей страны? Или уже нет?



Если кто-то не хочет видеть большинства населения Ирана, это не значит, что его нет. Оно есть, и оно также выражает свое мнение. Теперь что касается убитых. «Ой, только не надо про то, что убитых не было», — говорят коллеги. Ни в коем случае. Но давайте разберемся.



CNN нет в Тегеране. Она говорит — возможно, 13 убитых за неделю (по словам неназванных медиков неназванного госпиталя). Эхо этой версии превращается в 19, 30, 40 и даже 150 трупов за один день. Кому-то нужно, чтобы было как можно больше трупов?



Едва ли не у каждого иранца есть мобильник с камерой. Однако предъявляются только четыре фотографии и два видео. Первые два снимка и одно видео — без каких-либо признаков того, что на них мусависты. И люди вокруг них тоже без опознавательных знаков мусавистов. Съемка при свете дня. Но при свете никаких выстрелов в Тегеране не было до 20 июня.



Идем дальше. В Иране семье нельзя не выдать тело. Если бы были убитые в том количестве, о котором пишут блогеры, то их тела сопровождали бы тысячной процессией на кладбища. Ни в одной исламской стране нет такого культа шахидов, как в Иране. Однако никаких показательных похорон нет. Даже траурный митинг в четверг прошел весьма скромно.



Пущен слух, что активисты из Басидж (ополчение) крадут тела из госпиталей. Это рассказ для тех, кто не понимает, что такое Иран вообще. Отморозки есть. Вот фото: борец за свободу сидит на вывороченном ящике для пожертвований в пользу сирот и инвалидов — это настоящее святотатство. Жертва в Иране священна. Но блогер не знает и не хочет знать тонкостей иранской жизни.



А вот если бы удалось превратить Иран в кровавую кашу, как в Ираке и Афганистане, никто не заплакал бы — ни Обама, ни блогеры. Ведь тогда мир не сомневался бы, что Иран наконец-то освободили.



Газета "Газета"

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий