Нафигулла Аширов выступил в суде по делу имамов

Нафигулла Аширов в Новосибирске

Нафигулла Аширов в Новосибирске

Теги:






3
13 Мая 2013г.
- – —
Сопредседатель Совета Муфтиев России, глава Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла Аширов выступил в качестве свидетеля защиты в судебном процессе по делу имамов Илхома Меражова и Камиля Одилова в суде Новосибирска.



Как известно, этих имамов обвиняют по ч.1. статьи 282.2 УК РФ в организации деятельности религиозного объединения, в отношении которого судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности. Речь идет об организации религиозного объединения «Нурджулар».



Нафигулла Аширов, будучи выпускником Бухарского медресе «Мир-Араб», Исламского Университета исламских наук имени Амира Абдель Кадера в Алжире, охарактеризовал Илхома Меражова как грамотного, образованного человека, специалиста в области религии, имеющего два высших образования и ученую степень кандидата наук. Муфтий Аширов подтвердил, что Меражов работал в качестве имама в Исторической мечети г. Новосибирска в 2008-2009 гг. В настоящее время Меражов является имамом местной религиозной организации «Ислам» ДУМ Азиатской части России.



Муфтий рассказал суду об их совместном участии в нескольких международных миротворческих конференциях, международных симпозиумах, о поездке в Ливию. Также он сообщил, что Меражов выступил организатором конференции «Мусульмане России: Наука и образование» в г. Екатеринбурге, которую финансировал Фонд Поддержки Исламской культуры, науки и образования, созданный при поддержке Администрации Президента РФ. Муфтий Аширов пояснил суду, что имам Меражов находит еще время для написания книг, "чего не могут сделать многие наши имамы, в силу ограниченности времени и образования". "Когда сочетаются религиозная и светская грамота – это очень большой успех в понимании религии и в понимания потребности современного общества", добавил свидетель.



Он также дал положительную характеристику учителю основ религии ислам Одилову, подчеркнув, что тот окончил то же духовное учебное заведение, медресе «Мир Араб» в Бухаре, которое окончили многие духовные мусульманские лидеры России. В том числе, его выпускниками являются председатель Совета Муфтиев России Равиль Гайнутдин, сопредседатели Совета Муфтиев России – сам Нафигулла Аширов и Мукаддас Бибарсов, а также многие другие ныне действующие главы Духовных управлений мусульман России.



Нафигулле Аширову на процессе часто пришлось цитировать Коран и Сунну, причем сначала на арабском языке, затем на русском, чтобы обосновать поведение мусульманина. Также пришлось напомнить суду и о Федеральном Законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», дающем право мусульманам свободно вести религиозную деятельность, в том числе заниматься религиозным просвещением своих последователей.



Сопредседатель СМР разъяснил суду значение слова шариат: "это законы Всевышнего Господа, изложенные в Священном Коране и в Сунне Пророка Мухаммада, мир Ему и благословения Аллаха. Шариат призван регулировать жизнь общества, и призывает к мирному сосуществованию".



Касаясь позиции ислама по отношению к другим религиям, шейх Аширов процитировал некоторые аяты Корана, где высказано особенно теплое отношение мусульман к христианам. "И найдешь ты самыми близкими по духу и в любви к верующим тех, которые называют себя христианами, ибо среди них ты найдешь – монашествующих, и благочестивых и которые не превозносятся. И следуя этому Аяту, естественно, если мусульманин испытывать неприязнь к Иисусу Христу, мир Ему, или к его матери Святой Деве Марии, или к великому Пророку Моисею, мир Ему, то он перестанет быть мусульманином. Это концепция Ислама", – подчеркнул выступавший.



Отвечая на вопрос о традиционном исламе, муфтий Аширов сообщил: в РФ существует единая концепция вероисповедания ислама, которую уже более 1100 лет традиционно исповедует коренное население центральных регионов России – это ханафитский мазхаб, распространенный в Поволжье, на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке. В южных регионах в основном присутствует шафиитский мазхаб, также традиционный для ислама. При этом муфтий отметил, что вероучение ислама единое у всех мусульман мира и нет преимущества одних над другими. Имам Меражов, по словам муфтия, также относиться к ханафитскому мазхабу, и в религиозной деятельности Меражова "никаких отклонений от общепринятых канонов ислама нет".



Кроме того, муфтий Аширов объяснил суду, что имам может и обязан разъяснять свою религию не только в мечети, но и у себя в квартире, на улице, в домах верующих, в общественных местах, "хоть бабушке, которая сидит на лавочке, если она этого хочет". "Также имам может и имеет право проводить религиозную деятельность в организованных арендованных помещениях, как мы это делаем в Москве, в гостях, куда его приглашают, например, во время имя наречения, заупокойной молитвы, на других религиозных мероприятиях, он имеет на это полное право по Федеральному Закону «О свободе совести и о религиозных объединениях", – уточнил свидетель защиты.



На вопрос, необходимо ли специально оборудовать места для молитвы, муфтий ответил: специального оборудования для мусульманских религиозных мероприятий просто не может быть. "Можно постелить коврик или даже газету, или, если пол чистый, то прямо на полу можно молиться. Такое право и обязанность мусульманина молиться там, где застанет его время молитвы, регулируют слова Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, «Вся земля для нас – мечеть»", – сказал он. И вспомнил как "собирали хлопок в Узбекистане во время учебы в медресе «Мир Араб», как наступало время молитвы, оставляли работу по сбору хлопка, становились в ряды, и молились в поле". "В любой день, в любое время, в любом месте, где его хотят слушать, имам обязан рассказывать о своей религии. Как батюшки христианской религии обязаны наставлять верующих, так и мусульманские деятели имеют на это полное право, закон РФ это не запрещает. Иудеи призывают иудаизму, христиане призывают в христианство, также мусульмане призывают в Ислам и это нормально, вполне соответствует закону, – подчеркнул свидетель.



Не только на имама, муфтия или учителя основ религии ислам, но и на каждого мусульманина возложена обязанность, которая называется «Амр биль маъруф ва нахи аниль-мункар», т.е. призыв людей к благому и удержание от порицаемого, напомнил он. "Мы, по возможности, должны препятствовать распространению негативных явлений в обществе. А если мы не можем препятствовать, мы должны словом противостоять этому, если не можем словом то, как минимум, мы должны хотя бы в сердце не соглашаться с этим. Как говорил Пророк, мир ему: «Если, кто ни будь из вас, видит порицаемое зло, то пусть остановит его рукой, если не можете рукой, то словом, если и словом не может, то пусть не соглашается со злом хотя бы сердцем, но это самая маленькая степень веры». Мусульманин должен по возможности призывать людей к добру и удерживать от зла", сказал муфтий Аширов.



Высказываясь по существу вопроса, он отметил: о существовании международной экстремистской организации «Нурджулар», которая ставит своей целью создание исламского халифата, он не слышал, но о запрете данной организации слышал по телевизору. "Не знаю ни Устава этой организации, ни месторасположения ее офиса. С ее членами также видеться не приходилось. Это примерно из той фантазии, когда уфологи находят инопланетян. Если это оценивать с юридической точки зрения, а я думаю, что здесь идет рассмотрение именно с этой точки зрения, тогда организация подразумевает членство, наличие какого-то руководства, каких-то уставных обязательств его членов, а если таковых нет, я не знаю, как можно назвать это организацией", – сказал муфтий Аширов. Он добавил, что какого-либо вероучения «Нурджулар» не существует, а есть вероучение ислама, т.к. в религии ислам не может быть другого вероучения.



Говоря о Саиде Нурси, муфтий подчеркнул: "Саид Нурси известен не только мне, он известен каждому мусульманину". "Слышал, что различными российскими судами запрещен ряд трудов этого известного исламского богослова, но именно определенные переводы на русский язык. Я также знаю, что труды Саида Нурси не запрещены ни на арабском, ни на английском, ни на турецком, ни на каком либо другом языке, кроме русских переводов. Запрещены сугубо только те, которые перечислены российскими судами и на русском языке. А если будет другое издание, дополненное или сокращенное, они автоматически не могут быть запрещенными пока не будет по ним принято другое решение суда", – заявил суду Аширов.



На вопрос, чем вызваны запреты религиозной литературы в России, муфтий Аширов пояснил: "сложно сказать, потому что сейчас запрещены многие религиозные книги, которым 100, 150 и более лет. Классические исламские труды. Мотивировку запретов не только я, но и многие религиозные деятели, в том числе и в Совете муфтиев России не могут сегодня понять, об этом много писалось".



Прокурор поинтересовался: согласен ли свидетель с тем, что труды Саида Нурси действительно считаются толкованием Корана – Тафсиром. "Как я слышал от ученых исламского мира, а я участвую во многих международных исламских конференциях, в том числе в научных, труды Нурси считаются известнейшим толкованием Священного Корана. Но насколько оно соответствует пониманию российского общества, мне судить трудно. Я могу сейчас перечислить человек десять, толкователей Священного Корана, которых читают, переводят и издают в мире, один из них исламский ученый Саид Нурси", – сказал муфтий.



Далее прокурор спросил: обязаны ли мусульмане считаться с решениями судов, запрещающими некоторые книги, организации. "Не только обязаны. Я как сопредседатель СМР неоднократно посылал письма, по всем нашим подразделениям, извещал наши мечети, наших имамов и преподавателей, чтобы не было в помещениях наших организаций запрещенных книг, т.к. это чревато проблемами для общин. Требовал проверить все помещения и библиотеки, чтобы не было случайно оставлена или подброшена в мечеть ни одна запрещенная книга. А также чтобы не использовали запрещенную литературу в своей религиозной деятельности", – пояснил свидетель защиты. Кстати, Меражов и Одилов выполняли прямые указания руководства ДУМАЧР, в их квартирах не найдена литература, внесенная в федеральный список экстремистских материалов.



Шейх Аширов подтвердил, что в его присутствии Меражов не высказывал призывов к насилию, унижению религиозного достоинства, не пропагандировал превосходство одной нации или религии над другими. «Я никогда не слышал от Ильхам хазрата Меражова экстремистских высказываний, я думаю, что это абсолютный нонсенс, потому, что в своих докладах на международных конференциях и в российских конференциях он отстаивал позицию противодействия таким негативным явлениям, как человеконенавистничество или экстремизм. Потому что человек, который говорит на конференции одно, а где-то в другом месте другое – лицемер, а я даже не могу его представить в таком качестве. Фактически получается что человека, который выступает против экстремистской деятельности, обвиняют в создании экстремистского объединения. Это и есть полный абсурд, нонсенс", – заявил муфтий Аширов.



На вопрос, возможно ли совмещение религиозной и экстремистской деятельности, муфтий ответил: "Экстремистская деятельность вообще не совместима с природой человека. На самом деле, сама природа ислама против экстремизма. Пророк, мир ему, говорил: «Ас-Салям (Мир) – одно из имен Аллаха, так распространяйте же его между вами". Также, ссылаясь на слова пророка. Муфтий добавил: национализм – это унижение человеческого достоинства. "И татарин, и башкир, и чуваш, и русский, и все представители других наций, фактически, по исламу, единокровные братья. Ни один верующий человек не говорит, что он произошел от обезьяны, христианин скажет, что он произошел от Адама, иудей скажет, что он произошел от Адама, мусульманин скажет, что он произошел от Адама, атеист скажет, что он произошел от обезьяны, Бог ему судья", сказал он.



На обвинения в адрес мусульман в "формировании позитивного образа смерти" муфтий Аширов разъяснил трактовку смерти с точки зрения ислама. "Я думаю, что для всех небесных религий, таких как иудаизм, христианство, ислам – трактовка смерти одинакова. Как сказано в Священном Коране: «Скажи: «Истинно, смерть, от которой вы убегаете, несомненно, настигнет вас, после чего вы будете возвращены к Ведающему сокровенное и явное, и Он сообщит вам о том, что вы совершали». Мусульманин, как и любой другой человек, знает, что он умрет. Но в отличие от атеиста, мусульманин в любом случае умирает с надеждой на милость Создателя, потому что мусульманин, приняв Господнее руководство, надеется, что он попадет в Рай. Я оптимист и, когда я буду умирать, у меня будет хоть какая-то надежда, что я не просто умру и сгнию, как некоторые атеисты думают, а перемешусь в другое состояние, в котором по воле Всевышнего Господа меня ожидает хорошая жизнь, может такая жизнь, которую я здесь не видел. Поэтому отношение у мусульман спокойное, панических настроений нет, мусульманин очень спокойно относиться к смерти. Мы призываем людей, чтобы они не боялись смерти, а спокойно воспринимали тот удел, который определил Всевышний Господь, кому 70 лет, кому 100 лет, а кому 20 лет. Мы призываем, чтобы люди не убивались, увидев смерть, не рвали себе волосы, не доводили себя до разрыва сердца, до инфаркта", – пояснил муфтий.



"Как вы понимаете выражение «позитивный образ смерти»?" – поинтересовался прокурор. "Позитивный образ смерти, это когда верующий человек, видя смерть близкого человека или свою приближающую смерть, не думает, что с опусканием тела в могилу он навечно исчезнет, или обязательно попадет в Ад, в огонь, а умирает с надеждой на милость Аллаха и Вечную жизнь полную блаженства. При этом, естественно, Кораном запрещено самоубийство, если кто совершает, то над ним не читают заупокойную молитву, т.е. если перефразировать по-русски – не отпевают. Самоубийство противоречит Аяту Корана: «Не отчаивайтесь в милости Аллаха». Поэтому оно категорически запрещено, а самоубийца потерял надежду и отчаялся. Такое же понимание во всех небесных религиях, таких как иудаизм, христианство, Ислам. Это концепция Ислама, и Ильхам хазрат придерживается именно этой концепции", – заключил муфтий.



Коснувшись вопроса прав и обязанностей мусульманина в светском государстве, свидетель защиты отметил: "мусульмане, которые живут в светском государстве, считаются людьми, которые заключили договор «Сулх» с той властью, где они живут. Этот договор соответствует тому договору, который в свое время заключал Пророк. И этот договор обязателен для всех, кто его заключил. Т.е. имея российский паспорт, мусульманин должен исполнять все те предписания, которые он приобрел с приобретением российского паспорта, которые не нарушают его вероубеждение. При этом мусульманин должен себя вести в светском государстве, так чтобы его поступки не противоречили его религиозным убеждениям, и сохраняя при этом права мусульманина. Например, допустим, если на вокзале наступит время молитвы, то я обязательно там помолюсь. Имею на это право. Потому что время молитвы нельзя пропускать. Сейчас время молитвы наступит, и я выйду и помолюсь, где-то в уголочке, совершу свой намаз, и никто мне этого не может запретить. Иначе, я был бы лицемером, а лицемер кому нравится?"



Адвокаты и подсудимые выразили надежду на то, что мнение авторитетного человека, известного в исламском мире далеко за пределами России, будет учтено судом при принятии решения.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Сибиряк 14 Мая 2013г.
Ответить

Слава Аллаху! Если все руководители мусульман последуют примеру Нафигуллы - хазрата, то иншаАллах можно будет и вернуть наши утраченные позиции...

SON 14 Мая 2013г.
Ответить

Мне всегда нравилась позиция Аширова.

Сибиряк 14 Мая 2013г.
Ответить

Слава Аллаху! Если все руководители мусульман последуют примеру Нафигуллы - хазрата, то иншаАллах можно будет и вернуть наши утраченные позиции...