Альтернатива для стран ЦА в американо-китайской «холодной войне»

В связи с ростом международной напряженности правящий класс стран Центральной Азии встал перед нелегким выбором «образа будущего». Свои модели для подражания предлагают им как США, так и Китай. Москва, судя по всему, пока предлагает инерционный сценарий, который не блещет новизной и предусматривает продолжение вялотекущей интеграции государств постсоветского пространства вокруг РФ.

В то же время политическая элита стран Центральной Азии раздумывает, чем они, все-таки являются: представителями Запада на Востоке или восточными сатрапами, поведенческие мотивы которых диктуются кланово-племенными интересами?

Пока же на Азию в самом широком смысле оказывает огромное влияние конфликт интересов двух монстров – США и Китая, которые с одной стороны не могут существовать друг без друга, а с другой – никак не могут договориться об условиях сосуществования.

Со времен «экономического чуда Дэн Сяо Пина» Китай всегда был на подхвате у США и выполнял роль «мастерской мира», где условия по большому счету определял самый щедрый покупатель и он же хозяин производства, каковым, безусловно, являлась Америка. Но времена меняются, и давно уже проснувшийся Китай требует более справедливого, с его точки зрения, распределения прибыли и полномочий.

Одним из главных параметров новых правил игры должен стать отказ США от попыток изменить Китай на свой лад, внедряя в том или ином виде элементы западной демократии и вмешиваясь под предлогом «нарушения прав человека» во внутренние дела КНР. При этом в Пекине подчеркивают, что политической основой страны остается «социализм с китайской спецификой».

Экономика США и Китая вместе составляют треть мировой экономики, а товарооборот – пятую часть мировой торговли. Все это создало 2,6 миллиона рабочих мест в тех же США. Однако определенные политические круги США считают, что усиление Китая подрывает безопасность Америки. Как утверждает госсекретарь Майк Помпео, «конечная амбиция правителей Китая – не торговать с Соединенными Штатами, а грабить Соединенные Штаты» и в связи с этим требует изменения «поведения» КНР путем добровольного отказа от претензий на мировое лидерство.

Таким образом страны ЦА встают перед нелегким выбором: поддержать ли своего непосредственного соседа – КНР, которого небезосновательно побаиваются и который имеет к ним территориальные претензии или встать на сторону мирового гегемона, который фактически развязал новую «холодную войну» против Китая и пока неявно, но уже угрожает его гипотетическим союзникам, или встать на сторону США, которые имеют соблазнительный «пряник» – доступ к мировым финансовым потокам.

До сих пор некоторые страны ЦА, такие как Казахстан и Узбекистан, пытаются выстраивать «многовекторную политику», маневрируя между США и КНР, но меняющиеся условия все сильнее заставляют их определиться с выбором. И здесь, фактор российского участия в делах ЦА предстает как некая защита и возможность через общие структуры, прежде всего ОДКБ, защититься от негативных последствий «большой игры» сверхдержав в регионе.

Со своей стороны Россия жестко не навязывает своих условий, как это делают США и КНР, с другой – обладает политическим и военным потенциалом. Зашита своего влияния на постсоветском пространстве отвечает жизненно важным интересам РФ.

Очевидно, что вместе с Россией страны ЦА смогут преодолеть негативные последствия новой «холодной войны» между США и КНР и не понести в ней потерь. Но для этого нужна более глубокая интеграция в рамках постсоветского пространства.

Хасан Насретдинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий