Ближний Восток: сможет ли новая администрация США "сообразить на троих"

Джо Байден недавно сделал заявление о намерении возобновить "ядерную сделку" с Ираном, которая фактически подтверждала, что исламская республика является второй после Израиля ядерной державой на Ближнем Востоке.

"Ядерная сделка" не только повышала политический статус ИРИ, но и снимала путы экономических санкций, давая экономике страны развиваться, укрепляя международные связи и наращивая взаимовыгодную торговлю. Такая конфигурация позволяла США контролировать Ближний Восток, выступая арбитром в регионе, в первую очередь, между Израилем и Ираном.

Президент Трамп, придя к власти, сломал выстроенный механизм "ядерной сделки" и сделал однозначную ставку на Израиль, а на Иран наложил экономические санкции с целью максимально затруднить его нефтяной экспорт. Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф уже заявил, что его страна незамедлительно вернется к соблюдению условий "ядерной сделки", если Байден отменит эти санкции.

Однако усилиями Трампа политический ландшафт на Ближнем Востоке за прошедшие четыре года сильно изменился. Однозначная ставка на Израиль и выкручивание рук арабским странам Персидского залива с целью заставить их легализовать политические контакты с сионистами и перевести их в формат полноценных дипломатических отношений стали отличительными чертами ближневосточной политики его администрации и преследовали целью не оставить Израилю никаких потенциальных конкурентов в регионе.

Но в регионе усилился еще один игрок – Турция. Анкара эффективно решает курдский вопрос, установив контроль над обширными участки приграничных территорий в Сирии, держит в напряжении своих партнеров по НАТО и Израиль в Средиземноморье, активно участвует в событиях в Ливии и других регионах. Тем самым Турция делает серьезную заявку на то, чтобы стать "третьей силой" в регионе. Конечно, она еще не является ядерной державой, как Израиль и Иран, но ведет себя так, как будто атомная бомба у нее уже имеется.

Используя произраильский перекос в политике США Турция перехватила "палестинскую повестку дня". Ответом на признание Трампом Иерусалима столицей Израиля стал лозунг Эрдогана: "Иерусалим – наш".

Многие говорят о противоречиях между Турцией и Ираном на сирийском треке. В связи с этим хотелось бы напомнить, что год назад, выступая на саммите Организации исламского сотрудничества в Малайзии, Эрдоган фактически объявил, что Турция, Малайзия и Иран объединяют усилия для того, чтобы ликвидировать причину «всех несчастий, которые постигли мировую мусульманскую умму».

С другой стороны, посол Израиля в России, отвечая на вопрос об отношениях с Турцией, заявил: "Турция кандидат в члены европейского сообщества, член НАТО. Есть иногда очень острые политические разногласия, но я считаю, что это не та ситуация, которую нельзя преодолеть».

В данной ситуации и Израиль, и Иран, претендующие на роль региональной сверхдержавы, будут стремиться заполучить Турцию себе в союзники, ведь в таком случае "чаша весов" склонится на сторону того, с кем она будет дружить.

Что касается нефтяных монархий Персидского залива, то они, судя по всему, остались не у дел. Трамп основательно вытер о них ноги, продемонстрировав, что они полностью подчиняются командам из США и вряд ли могут играть серьезные роли.

На фоне изменившихся условий на Ближнем Воскоке новому главе Белого дома Байдену не удастся "войти дважды в одну и ту же воду", вернувшись в ситуацию, которая была при Обаме. Впрочем, политика англосаксов отличается тем, что действует в существующем "коридоре возможностей". С одной сторон, США не перестанут поддерживать Израиль, а с другой – обещают смягчение в отношении Ирана. Туркам, как участникам "Большой игры", Вашингтону также придется искать заманчивые предложения. Байден хочет оживить роль НАТО и Евросоюза в своей внешней политике, и он не может не учитывать интересы Турции, которая играет важную роль в военном альянсе, выполняя сложную задачу защитника интересов США и Европы на их южном фланге. Тем более, что эти интересы во многом совпадают.

В любом случае можно предположить, что Ближний Восток ожидает смена политического подхода и приоритетов, когда Америка будет активно задействовать своих союзников, вовлекая их в политические процессы в регионе и выступая среди них посредником для разрешения возникающих противоречий. При этом среди потенциальных союзников на удивление многим вырисовываются и Иран, и Турция.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Tus 08 Декабря 2020г.
Ответить

"Аналитика" ниже плинтуса.