Борьба кремлевских элит и исламский фактор в спасении СССР

Брежнев во время посещения Узбекистана

Брежнев во время посещения Узбекистана

Теги:


1
23 Марта

С конца 60-х годов в СССР складывалась ситуация, которая в конечном итоге разрешилась приходом к власти прозападных элит, Перестройкой и развалом Советского Союза. Одним из ключевых событий на этом пути стало так называемое узбекское или хлопковое дело. Историки Андрей Фурсов и Федор Раззаков проанализировали его на основании рабочего дневника Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. Узбекскому делу посвящена одна из книг Федора Раззакова под названием «Коррупция в политбюро. Дело «красного узбека». 

Эксперты убеждены, что удар по Первому секретарю ЦК УССР Шарафу Рашидову выходит далеко за рамки Узбекистана, и имеет отношение к судьбе всего Советского Союза. Андрей Фурсов напомнил, что в вышеуказанное время в СССР протекают судьбоносные социально-экономические процессы: в частности, возникают теневая экономическая связка между Прибалтикой, с одной стороны, и Арменией и Грузией, с другой. Последние, по оценкам экспертов, являлись самыми коррумпированными республиками Союза ССР. Одновременно в этих регионах нарастают националистические сепаратистские настроения.

В конце правления Брежнева, на рубеже 70-80 годов, в СССР резко обостряется противостояние элит. К власти рвется андроповская команда с идеологией радикальных рыночных преобразований и конвергенции с Западом. Ей противостоят консерваторы во главе с генсеком Брежневым, ставящие на модель Ден Сяопина – постепенный, плавный переход к экономическим реформам с учетом национальной самобытности и без отказа от социалистических завоеваний.

11 сентября 1982 года в Пекине завершает работу XII Всекитайский съезд КПК, объявивший о смене поколений. За этим съездом внимательно следят в Москве. На съезде Ден Сяопин резко выступил против тех, кто предлагал до основания сломать существующую систему и перестроить страну по западному образцу. Пленум ЦК КПК на первом заседании избрал генеральным секретарем Ху Яобана, а Ден Сяопин стал председателем Центральной комиссии советников, то есть своеобразным третейским судьей, стоящим над генсеком. Аналогичные преобразования в экономике и вертикали власти буквально через два месяца – на ноябрьском пленуме – хотел осуществить Брежнев. Для этого он постепенно отодвигал от механизма принятия решений либеральную когорту, включая идеологов из ИМЭМО РАН (ныне – Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова).

В элитной борьбе с кланом "либералов" ставка была сделана на лидеров ключевых мусульманских республик – Узбекистана и Азербайджана, в которых, в отличие от Прибалтики, Армении и Грузии, не было сепаратистских настроений. По примеру китайской модели Брежнев в ноябрьском пленуме хотел учредить место председателя Партии, которое он сам должен был занять, подобно Ден Сяопину. Генеральным секретарем должен был стать Первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий, а первым секретарем – один из мусульманских политиков: Шараф Рашидов или Гейдар Алиев. Последних планировалось принять в члены Политбюро ЦК КПСС, что предоставляло им уже не совещательный, а решающий голос в руководстве страной. Они должны были заниматься международными делами на азиатском направлении, решать афганскую проблему, укреплять связи с Китаем, Индией, Ираном и другими странами региона. Оба были противниками ввода войск в Афганистан и сторонниками укрепления позиций России в исламском мире. При этом Рашидов и Алиев должны были оставаться у руководства своими республиками.

Как следует из рабочего дневника Брежнева, при приближении даты пленума ЦК КПСС ситуация обострялась с каждым днем. Генсек вел активные консультации со своей командой, в том числе Алиевым, Рашидовым, Щербицким, Тихоновым, Гришиным, а также с председателем КГБ Виталием Федорчуком, который по поручению Брежнева осуществлял прикрытие намеченных преобразований со стороны КГБ. Федорчук, сменивший на этой должности всесильного Андропова, следил за тем, как ведет себя противная сторона. Было известно, что у Андропова остались обширные связи в КГБ, в частности, на его стороне были первый зампред Виктор Чебриков и начальник Пятого управления Филипп Бобков, который впоследствии стал руководящим работником в Группе «Мост» миллиардера Владимира Гусинского.

В преддверии пленума, 9 ноября, Леонид Брежнев впервые за два месяца принимает Юрия Андропова. Между ними происходит важнейший разговор. Генсек предлагает Андропову должность секретаря ЦК по идеологии, которая де факто низводит его до уровня 4-го человека в государстве и, тем самым, открывает перед ним все карты. По данным Раззакова, на сторону команды Брежнева склонялся министр обороны Владимир Устинов – «военная разведка докладывала ему, что у Брежнева больше козырей, чем у Андропова».

Таким образом сложилась впечатление, что Андропова обложили, и инициативы Брежнева проходят, если не произойдет чего-то форс-мажорного. Единственное, чего не смог предусмотреть Брежнев, свою смерть. На следующий день после разговора с Андроповым генсек тихо умирает в своей пастели. «Это стало победой андроповской команды и тех сил, которые стояли за ней внутри страны и за рубежом», – резюмирует Андрей Фурсов. 

С приходом к власти Юрия Андропова, брежневская команда не была уничтожена и продолжила сопротивление, о чем говорит узбекское дело, а также обвинение в коррупции председателя Московского горкома КПСС Виктора Гришина. Рашидов – один из немногих, кто сопротивлялся; глава МВД Щелоков, поверив в обещания нового хозяина Кремля, сдался, о чем в последствии пожалел. 

Шараф Рашидов сурово поплатился за свою позицию – в феврале 1983 года Политбюро ЦК КПСС приняло постановление о расследовании злоупотреблений в хлопководстве Узбекистана и поручило Прокуратуре СССР создать следственную комиссию. 31 октября 1983 года в Элликалинском районе Каракалпакской АССР Рашидов умер. По официальным данным, от сердечного приступа, находясь в поездке по республике на автомобиле. Узбекское дело стало синонимом коррупции, хотя Узбекистан был далеко не самой коррумпированной республикой. Те же Армения и Грузия благополучно избежали антикоррупционной кампании, развязанной Андроповым. 

Что касается Гейдара Алиева, его не оставили в Азербайджане, а вырвали в Москву, пояснил Федор Раззаков, в результате чего в республике усилилась националистическая оппозиция и сепаратизм, вспыхнул конфликт в Нагорном Карабахе, который усилил центробежные тенденции. 

Таким образом, двум мусульманским политикам-тяжеловесам не суждено было сыграть свою позитивную роль в изменении вектора развития СССР; страна советов развернулась в сторону андроповско-горбачевской Перестройки, и вскоре прекратила свое существование, потерпев сокрушительное поражение в холодной войне. Что касается Китая, то выбранный им путь дал такой экономический импульс, который через несколько десятилетий сделал Поднебесную второй по мощи державой мира.

 

Автор: Хасан Насретдинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Александра 02 Апреля
Ответить

а, что , собственно, НЕ случилось? мы , и так, перешли на западную модель...своеобразную...с уничтожением второй экономики мира, своей промышленности, с/х... дали 30 лет на развитие китайцам, став им и дополнительным доходом и вторым рынком...продолжаем на русском хребте тащить и втаскивать в 21 век азиатов( мусульманских лидеров) - ссср не развалился! Если бы СССР развалился - у России бы появились границы на замке и равные отношения с миром, а вместо этого - подачки азиатам, терпеливое терпение запада