Для чего реформируют Институт истории имени Марджани

Научная общественность Татарстана оживленно обсуждает информацию о том, что институт Истории имени Ш. Марджани, будет реформирован и обратно переведен в рамки Академии наук Республики Татарстан, и, возможно, объединен с Институтом археологии. Некоторые комментаторы уже назвали это «ликвидацией».

Институт истории им. Ш. Марджани был создан 23 года назад, его возглавил приближенный к первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву его бывший советник Рафаэль Хакимов, который, безусловно, имеет немало заслуг перед Татарстаном и татарским народом. Взять хотя бы его инициативу по строительству в казанском кремле мечети Кул-Шариф, ставшей главным символом татарстанской столицы.

Вот и по мысли тех, кто выдвинул Хакимова на этот пост, институт должен был заниматься выработкой исторической концепции возникновения и развития татарского народа, которая бы прочно вписывала бы его в современные российские реалии. Как выразился в свое время один из ведущих татарстанских историков Искандер Измайлов, Институт истории им. Ш. Марджани должен был быть «законодателем исторических мод». Именно поэтому реакция на новость о возможном реформировании института была воспринята так остро.

Хотя, если разобраться, заслуги перед татарским народом данной академической организации при всем уважении к Хакимову выглядят довольно неоднозначно. Начать с того, что татарская интеллигенция за пределами республики имеет довольно смутное представление о том, как Институт им. Ш. Марджани занимался развитием татарской истории, и как вообще была выработана ее концепция. О широких кругах общественности и говорить не приходится. Можно констатировать, что работу по популяризации своей деятельности в среде образованных татар институт не провел.

Зато была создана ситуация, когда история Татарстана стала представлять из себя нечто мало совместимое с общим историческим дискурсом, принятым в современной российской исторической науке. За "окончательную научную гипотезу" о происхождении татар и их государственности боролись между собой сторонники разных учений: булгаризма, ордынства, "летописи Гази Бараджа" и т.п., но единой концепции не было.

Конечно, в наши постмодернистские времена, когда правда у каждого своя, а общей истины в последней инстанции не существует возможные разные варианты прочтения одной и той же исторической эпохи, но надо отдавать отчет, что за пределами собственно Татарстана ее интерпретации могут быть диаметрально противоположными, и это надо как-то уравновешивать.

Вызывают вопросы и мировоззрение самого директора Института им. Ш. Марджани Рафаэля Хакимова, который задолго до нынешних «религиозных реформаторов» выдвинул концепцию «евроислама», которая также призывала к реформированию (читай, отмене) многих религиозных обрядов. Манифестом взглядов Хакимова, которые судя по всему разделяли многие в руководстве Татарстана в «нулевые», стала статья под провокационным названием «Где наша Мекка?»

Статья эта представляет собой изложение взглядов бывшего советского интеллигента, который разочаровался в марксизме-ленинизме, но к религиозной вере так и не пришел из-за своего коммуно-атеистического прошлого. Наверное, многие из бывших советских интеллигентов, потерявших ориентиры после крушения государственной идеологии, могли бы подписаться под ней, но у верующих мусульман она вызывает лишь смущенные улыбки и единодушную реакцию отвержения.

С соблюдающими мусульманами Хакимов не нашел общего языка, в связи с ем возникает вопрос, а для кого работает он и руководимый им институт если за пределами Татарстана, где проживает половина всех татар, о его деятельности практически ничего не известно, а в самой республике его идеи не находят поддержки у религиозно ориентированной части населения?

В порядке сравнения стоит отметь, что, например, археологи Татарстана сделали свой конкретный вклад в укрепление основ истории татар. Именно они подтвердили тысячелетний возраст Казани, придав таким образом легитимность ее юбилею в 2005 году и выведя столицу Татарстана в один ряд с древнейшими городами России. Именно изыскания археологов помогли опровергнуть инсинуации советских историков о «дикой» Орде, где не было никакой цивилизации.

Благодаря многочисленным раскопкам были найдены остатки золотоордынских городов и доказано, что уже в те времена их жителям были доступны современные городские удобства в виде отопления, водопровода и канализации. Были подтверждены данные о высокой степени развития ремесел и культуры в Золотой Орде, которые замалчивались во времена СССР, когда существовал запрет на изучение истории этого государства.

Деятельность археологов – это не абстрактные концепции, а конкретные артефакты, которые служат неопровержимым подтверждением гипотезы о развитой тюркской цивилизации на территории, где сейчас расположена Российская Федерация. С этими фактами трудно спорить адептам славяноцентризма и они объективно подтверждают исторический факт существования тюркской государственности в центре Евразии.

Поэтому смена приоритетов в развитии исторической науки в Татарстане и выдвижение на первый план Института археологии отвечают и реалиям сегодняшнего дня и долгосрочной перспективе.

Хочется надеяться, что отныне концепция истории татар будет базироваться на непреложных фактах, опирающихся на конкретные результаты исследований, а не на постмодернистских абстрактных смысловых конструктах вроде «Чингиз-хан – тоже татарин» или поиска «татарских евреев», который вел в свое время пока еще директор Института истории им. Марджани.

Автор: Хасан Насретдинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Юсуф 1 02 Июня
Ответить

Динамичность советского империализма выра­зилась и в той своеобразной форме организации самой империи, которую не знала ни одна класси­ческая империя на Западе. Советский империализм объявил свои колонии «независимыми» государ­ствами со всеми атрибутами, которыми характери­зуются независимые государства – здесь свои на­циональные правительства, свои национальные пар­ламенты, свои национальные коммунистические партии, свои национальные флаги, свои националь­ные гербы, но у этой конструкции есть один недо­статок – она насквозь фальшива, ибо управляют советскими «независимыми» республиками не из ...
Читать дальше