Ислам в Швеции: татарский вектор развития

Участники круглого стола

Тема «Ислам в Швеции: Татарский вектор развития», обсуждалась на площадке Международного круглого стола «Ислам в странах Балтии: вчера, сегодня, завтра», проходившего в столице Эстонии г. Таллине.

В работе круглого стола приняли участие (в том числе дистанционно) лидеры мусульман балтийского региона, стран Скандинавии и северо-запад европейского континента: Эстонии, Латвии, Литвы, Дании, Финляндии, Польши, Швеции, немецких Берлина и Гамбурга. Российскую Федерацию представляли делегаты из Москвы, Санкт-Петербурга и Карелии.

Были обсуждены ключевые вопросы и дан анализ сегодняшнего положения мусульман в странах балтийского региона. Было отмечено, что мусульмане живут в данном регионе на протяжении столетий, будучи традиционным элементом религиозного и культурного ландшафта стран Балтии.

Участники Круглого стола в Эстонии «Ислам в странах Балтии: вчера, сегодня, завтра»

Находясь сегодня в Эстонии, в замечательном городе Таллине, важно особо отметить, что первыми в Швецию иммигрировали Али и Зейнаб Закеровы с новорожденной дочерью Дидар. Татары родом из Таллина, чья семья обосновалась в Эстонии еще во времена Российской империи.

Закеровы были одой из самых богатых семей среди татар Эстонии. Али Закеров сначала переехал в Финляндию, где родилась его дочь Али Дидар, затем их путь лежал в Швецию, куда они попали, заплатив контрабандисту за переход финско-шведской границы. Сюжет для книги или фильма, но так складывались судьбы людей в те грозные годы.

Согласно архивным данным в 1944 году в Швецию переехал Валиулла Феткуллен, его семья была из татар эстонской Нарвы. Вслед за ним переселенцем стал Ибрахим Зарип. И тоже из эстонских татар.

Представители татарской диаспоры в Швеции. Слева направо: Хәйдәр Самлихан, Рафат Салах и Осман Али Соуккан. Молодой человек – Түркәр Соуккан

Особая роль в формировавшейся татарской общины в Швеции принадлежит турку Осману Соуккану. Это особый случай проявления единства татарского и турецкого народов в исламе.

Известно, что в конце 1930-х годов он обосновался в финском городке Ярвенпяя. Здесь к тому времени уже сложилась татарская община, что позволило ему устроится на работу учителем в татарскую школу. В 1939 году Осман Соуккан женился на местной татарской девушке Эмине Нисаметдин. Вскоре у них родились трое детей: один сын – Туркер Соуккан и двое дочерей. Сына я лично хорошо знаю и поддерживаю с ним добрые отношения.

Осман Али Соуккан на вечернем намазе

В 1948 году семья Соуккан решила переехать в Швецию. Они обосновались в Виггбихольме, пригороде Стокгольма. Здесь Осману Соуккану суждено было стать имамом и начать активную деятельность по расширению Тюрко-исламской религиозной и культурной ассоциации.

Исторически так сложилось, что он стал тем лидером, который объединил нацию на основе религии ислама.

Первая печатьТюрко-исламской религиозной и культурной ассоциации в Швеции

Таким образом, можно сделать вывод, что в современной Швеции первыми зарегистрированными мусульманскими группами были финские татары, которые е эмигрировал из Финляндии и Эстонии в 1940-е – 50-е годы.

История таит в себе не мало сюрпризов. И в свете приведенных мною фактов неожиданно раскрывается историческая глубина девиза Европейского союза: «Согласие в многообразии» и продуктивность идеи о том, что развитие множества различных культур, традиций и языков не имеет границ в историческом времени.

Первые контакты с исламским миром относятся в Швеции ко временам викингов, которые торговали с арабским Востоком, особенно в период расцвета арабского Халифата в VII – XI вв. Однако расширение исламского присутствия в Швеции до социокультурного симбиоза следует отнести к началу процесса масштабной эмиграции с Ближнего Востока, прежде всего, из Ирана и Ирака, а также Марокко, которая началась в 1970-е годы. Нынешние мусульмане в Швеции – это по большей части дети и внуки тех переселенцев из 70-х гг.

Вторая волна эмиграции связана с мусульманами из бывшей Югославии – из Боснии и Герцеговины – и, наконец, третья волна относится к выходцам из Марокко и Сомали. Нельзя не согласится с выводами социологов, о том, что мусульманская умма в Швеции является многонациональной и развивается по различным социо-культурным векторам.

В тоже время, в Швеции функционируют исламские организации интеграционной направленности. Среди них следует особо отметить: Мусульманский совет Швеции, Исламскую ассоциацию в Швеции, Ассоциация мусульман Швеции, Женскую ассоциацию (IKF), Молодежую ассоциацию (IUF), Ассоциацию имамов (SIR) и «Мусульманский комитет по правам человека».

Отмечая позитивную роль в перечисленных общественных организаций в решении проблем адаптации ислама в шведском обществе, не могу не отметить, что не меньшую, а может даже большую роль в интеграции мусульман из различных национальных диаспор в Швеции играют мечети.

Первой мечетью, построенной в Швеции, была мечеть, открытая в 1976 году в Гетеборге. За ней, была построена мечеть Мальме в 1984 г., а позже, мечеть Уппсала в 1995 г. В 2000-х годах были построены Стокгольмская мечеть (2000 г.), мечеть Умео (2006 г.) и мечеть Фиттья (завершена в 2007 г.) и др. Хотелось бы отметить уникальность Стокгольмской соборной мечети – Мечети Зайда ибн Султана ан-Нахайяна, известной также как Стокгольмская Великая Мечеть. Это самая большая мечеть в Швеции, здание которой включает библиотеку, книжный магазин, спортзал, офисы, лекционные залы. По сути это центр исламской цивилизации в Швеции, воплощающий в себе исламские идеи развития, которые отстаивал первый президент ОАЭ шейх Зайд ибн Султана ан-Нахайяна.

Стокгольмской соборная мечеть – Мечеть шейха Зайда ибн Султана ан-Нахайяна

Парламентская Ассамблея Совета Европы в своей Рекомендации 1162 "О вкладе исламской цивилизации в европейскую культуру" отмечала, что "ислам оказывал в течение веков, в различных формах, влияние на европейскую цивилизацию и повседневную жизнь", "новая Европа тоже все более и более подвергается воздействию ислама"…

И представляется вполне закономерным, что с началом появления в стране мусульман (особенно начиная с 1970-х гг.), шведы стали принимать ислам. Надо отметить, что, как правило, это были люди высокой культуры ума, представители шведской интеллигенции. Число таких обращений с 1970-х годов по сегодняшний день оценивается в количестве 3500 человек. При этом стоит отметить, что в среде шведской интеллигенции внимание к исламу отмечалось уже в начале прошлого века.

Самой известной фигурой из этой плеяды является шведский художник Иван Агуэлли, который принял ислам под именем шейха Абдул-Хади аль-Акиди. Он сыграл видную роль в создании исламского общества «Аль-Акбария» в Париже, а также в обращении в ислам ряда французских общественных деятелей.

Другими известными шведами, принявших ислам, являются Таге Леонард Линдбом, который в начале своей жизни был партийным теоретиком и директором архива Шведской социал-демократической партии, поэт Курт Альмквист, дипломат Мохаммед Кнут Бернстрем.

Мохаммед Кнут Бернстрем

Мохаммед Кнут Бернстрем занимает в этой плеяде шведских мусульман особое место как переводчик Корана и хадис на шведский язык. Перевод Корана, сделанный Мухаммедом Кнутом, был официально одобрен исламским университетом Аль-Азхар.

В наши дни глобализация культуры – процесс естественный, кто бы там, что ни говорил. Коран изначально нацеливает человечество на выработку единых подходов к развитию, при этом каждая культура обретает в нем нечто свое, словно обращенное специально к ней.

Сегодня ислам в Швеции – вторая (после христианства) по значению религия в стране, численность последователей которой составляет от 450,000 до 500,000 граждан, постоянно проживающих в Швеции (около 5 % от всего населения страны).

Трудно представить, что несколько десятков татарских мусульман положили начало столь масштабному процессу расширения исламского присутствия в Швеции. Убежден, что в ближайшем будущем, мы должны проявить туже несгибаемую волю, что когда-то проявил Осман Соуккан и его единоверцы, и создать новый татарский вектор развития ислама в Швеции.

Одним из важных шагов по становлению татарского вектора развития в современной Швеции стало проведение «Татарча диктанта». Диктант читали: один из лидеров диаспоры европейских татар Швеции Рафик Фанильсон и руководитель Культурного центра европейских татар Швеции Айна Зеттерлунд.

Надо особо отметить с каким прилежанием и серьезностью все участники этой акции отнеслись к своей миссии, которая не ограничивалась проверкой грамотности, знанием языка, но выходила далеко за пределы стен Культурного центра европейских татар Швеции.

По сути это была акция по сохранению самого главного во всей системе того, что мы называем культурным наследием – родного языка в условиях жизни в ином ареале культуры.

В создании нового татарского вектора следует исходить из современных тенденций формирования Татарского мира, который в наши дни представляет собой глобальный цивилизационный феномен сетевой структуры, в которой татарские диаспоры создают свой особый мир религии и культуры, родного языка, народных традиций и обычаев.

Надо особо отметить, что для подавляющего большинства татарских диаспор за рубежом, Россия остается Отечеством, Родиной предков, с которой практически каждый связан сердцем и душой. Это делает татарский этнос открытой системой, в отличие от большинства мусульманский этнических групп в Швеции.

Сравнительно не так давно, мы с моим сыном Исхаком принимали участие в открытии представительства Международной ассоциации исламского бизнеса в Стокгольме, которую возглавляет этнический татарин Марат Кабаев.

Для меня в разговоре с Кабаевым о бизнесе было важно, что многие направления предпринимательской деятельности, связанные с исламскими традициями и, прежде всего, производством продукции с маркировкой "халяль", получают благодаря возглавляемой им ассоциации системную поддержку. Для мусульман Швеции, где доминируют христианские или иные традиции, очень важно, чтобы работала международная система халяль, которая, кстати, является одной из лучших систем контроля качества.

Мусульманские традиции, заложенные первыми татарами в Швеции, находят сегодня свое продолжение во многих сферах жизни. Татарский вектор – это направление в сторону расширения, а не замкнутости, которая свойственна большинству диаспор мусульманских народов в Швеции. Опыт работы в ОАЭ, позволяет отчетливо видеть в татарской культуре, прочную основу для объединения народов России и стран СНГ, население которых исповедует ислам. Мы открыты для башкир, кавказских мусульман, казахов, киргизов, узбеков, туркменов, таджиков и др.

Исламские проповеди на русском языке, который, согласно фундаментальным исследованиям Олжаса Сулейменова, является в своей основе тюркским, позволят обрести выходцам из бывшего Союза единство в исламе на платформе татарской диаспоры.

Сегодня важно показать народам Евросоюза, что ислам изначально представляет собой открытую систему гражданской самоорганизации и готовности к конструктивному диалогу с шведским обществом и государством. Подтвердить на деле, что вопреки сложившимся стереотипам, именно мусульмане могут способствовать установлению гражданского согласия, социальной безопасности и взаимообогащению культур.

Исмагил Шангареев. Эстония, Таллин, 2021 г.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Ветер Правды 05 Сентября
Ответить

Не нужен Ислам в Христианских странах.