Исламский мир ускоренно накапливает пассионарную энергию

Кризис 2007-08 годов стал реперной точкой для начала заката западного цивилизационного проекта.  Западная цивилизация, которая по-прежнему пока безраздельно господствует в мире, уже перешла точку невозврата.

Перечислю только три важнейших фактора такого разворота.  Во-первых, постепенное исчерпание природных ресурсов для воспроизводства социально-экономической модели массового производства и массового потребления, на которой и основывается современный Запад. Во-вторых, появление принципиально новых технологий и постепенный переход в шестой технологический уклад, в котором традиционные социально-политические механизмы перестают работать.  В-третьих, стремительный рост внутринациональных системных противоречий (в США, ЕС, России, Китае) на фоне роста глобальных антагонистических трендов.

Форсированное одряхление и немощь западной цивилизации подсвечивается и ускоряющейся конкуренцией новых долгосрочных цивилизационных проектов. Китай уже сформулировал и презентовал свою стратегическую «китайскую мечту», выдвинув китайский проект для всего мира. Избрание Трампа резко обострило противоречия и конфронтацию в американском социуме и высшем американском истеблишменте по поводу судьбы «американской мечты» в XXI веке. Растущее противостояние и конфликты все больше сопровождают дискуссии по поводу европейского цивилизационного проекта. Растет число интеллектуальных и политико-интеллектуальных групп в России, которые продуцируют идеи и концепции, касающиеся «русского проекта».

А что же Исламский мир?  Он (также, как и современная Россия) встроен в основном в западную цивилизацию, а что касается экономического механизма, то интегрирован практически полностью.  Никакого собственного цивилизационного проекта у Исламского мира сегодня нет. Умма предельно разнородна и раздроблена, и возможно единственное, что объединяет – Ислам.

Тем не менее, во многих точках Исламского мира идет ожесточенная духовная и политико-интеллектуальная борьба за общемусульманский цивилизационный проект. Но если в других местах Земного шара столкновения идут в уютных кабинетах и в дискуссионных залах, то в Исламском мире они разворачиваются в мечетях, тюрьмах, на полях сражений.

Если в Европе, Америке и Китае споры о будущей цивилизационной модели стимулируются поиском новых путей социально-экономического развития в нынешнем веке, то в Исламском мире дискуссии о будущем, связаны, прежде всего, с двумя основными факторами.

Во-первых, это проблема выживания.  Из почти полутора миллиардов мусульман на планете около 160-180 миллионов находятся в «зоне фактического умирания» из-за отсутствия еды, чистой воды, окончательно деградированной экологии.  Еще 300-350 миллионов мусульман живут на грани биологического выживания. Но речь идет не только о физическом выживании. Против всей уммы идет беспощадная культурная, политико-психологическая, социально-информационная, военная агрессия, противостоять которому мусульманский социум, чаще всего, оказывается неспособным. Широко распространенное ощущения безнадежности толкает сотни тысяч и миллионы людей в непосредственному вовлечению в споры о стратегическом будущем.

Второй фактор. Быстрое распространение СМИ, интернета, различных форм дистанционного образования привели к тому, что началось взрывоподобное возрождение исторической памяти, обращение к героическому прошлому великой мусульманской цивилизации, которая в течение многих столетий являлась духовным, экономическим, социальным, политическим авангардом человечества. Причем Исламская цивилизация стала таким авангардом, именно потому, что в ней, в отличие от нынешней западной цивилизации, главенствующую роль играли именно религиозные, а не экономические, ценности и приоритеты.

Большинство правящих кланов и политических истеблишментов стран Исламского мира, уже прочно встроены в западный, и в меньшей степени, в китайский проект. Антагонистическими оппонентами этих режимов все чаще выступают различные радикальные и экстремистские группы, поддержка которых со стороны мусульманского социума постепенно усиливается. Это ведет к тому, что общий уровень радикализма в Исламском мире, раздираемого острыми системными противоречиями, за последние десять лет непрерывно возрастает.

И вот здесь проявляется первая особенность нового цивилизационного будущего в Исламском мире – ускоренное накопление пассионарной энергии. В конечном счете, где кроется начало новой цивилизации? В критическом накоплении пассионарного компонента социума.

По количеству появляющихся харизматических лидеров и пассионарных личностей Исламский мир уже на порядки опередил другие цивилизационные ареалы.  Это, прежде всего, обуславливается готовностью десятков и сотен тысяч мусульман пожертвовать своей жизнью за исповедуемые идеалы и ценности. «Мы любим смерть, так же как вы любите жизнь».

В свое время великий английский поэт Эзра Паунд сформулировал критерий, отделяющий истинного пассионария от обычного обывателя: «Если ты не готов пожертвовать своей жизнью за свои идеи, то, либо твои идеи ничего не стоят, либо ты сам ничего не стоишь».

Новые цивилизации появляются на основе фундаментальных религиозных ценностей, или на базе идеологий, превратившихся в религии. Но и в том, и в другом случае ядром цивилизационного проекта оказывается некое соединение группы харизматических лидеров и пассионарных элит, объединяющих вокруг «общего дела» мощные социальные легионы.

Бескомпромиссность в острейшей конфронтации внутри Исламского мира по поводу будущего цивилизационного проекта определяется тем, что эта конфронтация носит системный характер, в которой переплетены религиозные, социальные, политические, экономические, геополитические, культурные, идеологические и другие факторы.

Но ключевую роль играет именно религиозный фактор.  Одна из ключевых внутренних целей Исламской Республики Иран заключается в том, чтобы «подготовить весь народ к жизни после смерти».  Как ни парадоксально на первый взгляд, приблизительно таких же религиозно-идеологических приоритетов придерживаются принципиальные оппоненты ИРИ на Ближнем Востоке, например, ДАИШ (запрещенный в РФ).

И вот здесь проявляется еще один важный и специфический аспект поиска цивилизационных координат в Исламском мире – массовое ощущение, переживание приближения Дня предопределения, Апокалипсиса.  Конечно, только Он знает об этом Часе. Между тем, резко увеличивается количество признаков, свидетельствующих о такой вероятности.



Шамиль Султанов,

Президент Центра стратегических исследований «Россия – Исламский мир»

Автор: Шамиль Султанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Кылчык 24 Июня 2017г.
Ответить

Я думал это блогер.