Историк: руководство СССР избавлялось от мусульманских регионов ради интеграции с Западом

После смерти Брежнева Андропов дал ход «узбекскому делу»

После смерти Брежнева Андропов дал ход «узбекскому делу»

Теги:




0
09 Ноября
- – —

Политическое руководство СССР в лице Юрия Андропова и ряда его соратников по аппарату ЦК КПСС и КГБ решило избавиться от так называемого «балласта» в виде национальных республик и мусульманских регионов, желая стать органической частью Запада и поведшись на концепцию конвергенции с капиталистическим миром.

Об этом говорилось в беседе телеведущего и политолога Игоря Шишкина с историком, исследователем закулисных политических процессов в СССР Александром Колпакиди.

Согласно их анализу, концепция конвергенции с Западом, то есть соединения социалистических и капиталистических принципов, появилось еще в хрущевские времена. Одним из идеологов был Отто Куусинен, покровительствовавший еще молодому Юрию Андропову: «Есть научные работы, где проанализированы доклады Куусинена Хрущеву. Он осторожно, тихой сапой продвигает в них конвергенцию – соединение социалистических и капиталистических принципов. Идея вылечить социализм, который якобы болел».

Как утверждают участники, впоследствии, когда Андропов перешел из ЦК на должность руководителя КГБ, появился проект реформ по изменению строя, который предусматривал отделение от Советского Союза некоторых территорий: «территориально СССР должен был резко уменьшиться, иначе конвергенция была бы невозможна, Запад на конвергенцию с такой громадиной не пойдет». Проект получил научную поддержку в виде таких мозговых центров как ИМЭМО и Международного института прикладного системного анализа под Веной, где разрабатывали стратегию конвергенции.

Республики Средней Азии и ряд других национальных образований планировалось отделить мирными средствами. Чтобы запугать их руководителей, «был нанесен очень мощный удар по Рашидову – узбекское дело».

По мнению Александра Колпакиди, «хлопковое дело» или «узбекское дело» не было уникальным, аналогичная ситуация имела место в экономике всего СССР. Однако в качестве жертвы выбрали Рашидова как одного из наиболее тяжеловесных политиков, для того чтобы посеять страх и недоверие в других национальных регионах Союза.

«Должны были перепугаться руководители республик, потому что это был сигнал. Все же понимали, что так же строится экономика любой республики. Рашидов же был самый уважаемый, член Политбюро, ветеран войны, писатель, то есть абсолютно светлый и честный человек», – пояснил историк.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий