Кому выгодны столкновения между арабами и чеченцами во Франции

В последние несколько дней новости из Франции будоражат внимание телезрителей российских телеканалов и пользователей русскоязычного сегмента Интернета. Многие русскоязычные СМИ подают дело так, что во французском городе Дижоне вспыхнули столкновения между гражданами Франции – выходцами из Магриба и представителями чеченской диаспоры, проживающими в Европе. Подтекст этой подачи понятен: опять «дикие мусульмане» своим поведением создают проблемы странам Европы и мешают добропорядочным французам вести законопослушную жизнь. При этом выходцев из Магриба представляют как «наркоторговцев».

Понятно, что антиисламский пафос призван перечеркнуть все заслуги мусульман, выходцев из Северной Африки перед Францией и исламской уммой этой страны. И хотя первыми мусульманами в Париже были, как это ни парадоксально, всадники татарских и башкирских конных полков, вошедшие в него после разгрома Наполеона в составе русской армии, то реально присутствие мусульман стало ощущаться во Франции только после завоевания ею Алжира в 30-40 гг 19 века.

Мусульмане принимали активное участие в Первой мировой войне в составе французских колониальных частей. Их имена выбиты рядом с именами французов на монументах, посвященных павшим в крупнейших сражениях этой войны. В 1926 году в знак памяти и признательности мусульманским воинам, погибшим за Францию в Париже была построена «Великая парижская мечеть».

Мусульмане из французских колоний прибывали во Францию в поисках работы и лучшей жизни и оседали здесь. С 80-х годов прошлого века в стране стала расти доля практикующих мусульман, которые стали создавать общественные организации и бороться за соблюдение своих прав в соответствии с Конституцией.

У нас в стране известны принятые во Франции законы о запрете на ношение в государственных школах предметов одежды, символизирующие религиозную принадлежность, и борьба французских мусульманок за право на хиджаб. Между тем деятельность мусульман во Франции не ограничивается лишь борьбой за платки. Им удалось создать обширную исламскую инфраструктуру, в том числе и частные школы, где могут учиться дети из религиозных семей, желающие сохранять свою идентичность. По всей стране открыты исламские центры и мечети, где мусульмане не только могут выполнять обряды своей религии, но и решать свои социальные и бытовые проблемы.

Всего во Франции насчитывается более 2200 мечетей и огромная заслуга в том, что они существуют, принадлежит как раз-таки выходцам и из Северной Африки – Алжира, Туниса, Марокко. Более того правительства этих стран выделяют деньги на содержание мусульманских храмов во Франции. Именно магрибинские мусульмане составляют большинство мусульман Франции, и их отличает глубокая интеграция во все сферы жизни этой страны. Франция гордится своими спортсменами-мусульманами, а выходцы из Магриба занимали высокие посты в правительстве, вплоть до министерских.

Что же касается наркомафии, в связях с которой обвиняют выходцев из Магриба, то, как говорится, «в семье не без урода». При этом умалчивается, что во французских наркосиндикатах всегда заправляли выходцы с Корсики, тесно связанные с итальянской мафией «Коморра». В отличие от латиноамериканских наркокартелей, которые торгуют выращенным в Южной Америке кокаином, французские наркокартели закупают опиум в Лаосе, который через Неаполь доставляется во Францию по морю. В лабораториях по производству героина работают в основном химики из Чехии и Румынии.

Нужно также сказать несколько слов о том, кто заинтересован в наркоторговле и является главным выгодополучателем. Это в первую очередь международные банки, через которые идет отмывание денег, которые потом вливаются в другие сферы экономики. В начале 2012 года бывший заместитель Генерального секретаря ООН и одновременно бывший директор Управления по наркотикам и преступности Антонио Коста дал интервью, в котором обозначил основные этапы формирования альянса банков и наркомафии в послевоенный период. В сжатых рамках одной статьи нет возможности привести все изложенные им факты, но для примера можно процитировать хотя бы такой фрагмент: «Финансовый кризис 2008 года поразил весь трансатлантический банковский сектор. Неликвидность в сочетании с банковским кризисом, нежеланием банков ссуживать деньги друг другу и так далее, предоставила прекрасный случай преступным структурам, которые получили огромную финансовую власть за счет денег, которые не могли быть отмыты через банковскую систему в более ранние годы. В 2008-2011 годах потребность в наличных деньгах банковского сектора и ликвидность организованной преступности предоставили чрезвычайно благоприятную возможность для проникновения организованной преступности в банковский сектор».

Имея на руках огромные деньги, в том числе и от продажи наркотиков, международные банкиры с легкостью подкупают политических деятелей, руководителей отдельных стран, высших полицейских и государственных чинов. Поэтому заявления о борьбе с наркомафией, в данном случае, с теми, кто продает «дозы» на улице, не могут быть восприняты серьезно. Уличная торговля наркотиками – лишь конечное звено в длинной цепи, которую контролируют «сильные мира сего». Для того чтобы обезопасить себя, они используют старинное древнеримское правило: «Разделяй и властвуй».

Для широких масс простых людей, являющихся объектом манипуляций, куда большую актуальность представляет другое правило древних римлян, которые, исследуя причины различных конфликтов, говорили: «Is fecit cui prodest» – «ищи, кому выгодно».

Автор: Хасан Насретдинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Tus 17 Июня
Ответить

т.е. из статьи следует, что кому-то очень выгодно обрушить западную банковскую систему , которая щедро подпитывается арабскими наркоторговцами. кому же мешает эта западная банковская система с ее процентными ставками ? напрашивается очевидный ответ - исламским беспроцентным банкам. вот и получается, что за столкновениями между чеченцами и арабами стоят исламские миллиардеры.

ashir01 18 Июня
Ответить

Стороны собрались в саду мечети Fraternité дижонской коммуны Кетиньи. Хозяин, местный имам Мохаммед Атеб, тунисский учитель математики угощал своих чеченских гостей чаем и выпечкой за столами, поставленными буквой П под большим тентом. «Мы здесь для примирения… Мы составляем одно сообщество, мы все братья», — передает слова имама корреспондент Marianne, присутствовавший на встрече. С противоположной стороны главным примирителем выступил чеченский имам из городка Доль, расположенного недалеко от Дижона. Таким образом, стороны скрепили достигнутую накануне «предварительную» договоренность.