Контуры политики Запада в околобелорусских событиях

Участники протестов в Белоруссии

Участники протестов в Белоруссии

Теги:


2
28 Августа

21 августа главный редактор еженедельника «Найвыжшы час» и портала nczas.pl Томаш Соммер на своей страничке в Твиттере назвал «совершенно очевидным» факт, что «в случае распада Беларуси Гродно должен отойти к Польше. ПиС это знает, но боится сказать»(1).

PiS (партия «Право и справедливость») – консервативная политическая партия Польши, выдвинувшая своим кандидатом на пост президента Польши Анджея Дуду, который впервые возглавил страну в 2015 г.

На следующий день в своем выступлении на митинге в Гродно президент Беларуси Александр Лукашенко заявил об открытом вмешательстве извне «во внутренние дела нашего суверенного государства» через воспоминания про «Усходнiя крэсы» (Восточные кресы – прим. Авт.), где «все белорусское было под запретом и выжигалось каленым железом. Сейчас это наша земля. Земля суверенной Беларуси».

Наверное, комментарии к двум данным высказываниям излишни. Другое дело, что через них подтверждается факт реального внешнего интереса к Беларуси, а это в условиях известных событий в стране несет особый посыл.

Если же к этому приплюсовать активизацию глобальных идей в направлении всего региона, как, например, «Междуморье» или «Люблинский треугольник», под особым углом высвечивается значимость Беларуси в мировом геополитическом раскладе.

Для более глубокого понимания, о чем тут идет речь, целесообразно окунуться, как это кому-то и не покажется парадоксальным, в век XIV и проследить отдельные нюансы мировой истории в том ареале вплоть до дня сегодняшнего.

Экскурс в историю

Год 1385-й. Польско-литовская уния закладывает основу для образования единой страны – Речи Посполитой. Весьма симптоматично, что в этой связи знаменитый польский историк XV в. Ян Длугош упоминает о беспокойстве великого магистра Ордена крестоносцев Пруссии Конрада Цолльнера по поводу последствий заключенной унии. Предполагая усиление Польского королевства и литовских земель, он опасался, как бы «это не оказалось гибельным для него и для его Ордена». Как следствие, последовал приказ отрядам вторгнуться в литовские земли(2).

Год 1569-й. В польском Люблине подписывается уния, получившая наименование Люблинская, объединившая Польское королевство и Великое княжество Литовское в единое федеративное государство – Речь Посполитую, явившую «собою» одно «нераздельное и неотделимое тело, а также не отдельную, но одну общую республику, которая соединилась и слилась в один народ из двух государств и народов»(3). Первенство Польши в Речи Посполитой было настолько очевидным, что государство нередко именовалось Польшей. В составе же Великого княжества Литовского остались лишь земли нынешней Беларуси и заселенное белорусами Брестское воеводство.

Однако, по результатам трех разделов Польши (Речи Посполитой) 1772, 1793 и 1795 годов между Австрией, Пруссией и Россией, польские земли, населенные этническими поляками, были поделены первыми двумя. К России перешли литовские, белорусские (кроме части с городом Белосток, отошедшей к Пруссии) и украинские земли за исключением Галиции, оказавшейся у Австрии.

По итогам Венского конгресса 1815 г. Россия заполучила часть герцогства Варшавского под названием Царство Польское (царь Александр I стал обладателем польской короны).

Век ХХ

В 1918 г. Регентский совет Польши (временное польское правительство) заложил основы независимости страны. Полная власть над Польским государством оказывается в руках Юзефа Пилсудского, которому Регентский совет передал все полномочия. Этот лидер становится идеологом проекта «Междуморья» (Międzymorze, «Мижморье»), подразумевающего конфедерацию государств от Балтийского до Черного и Адриатического морей, то есть формирование союза стран Центральной Европы, как декларировалось, для успешного противостояния Германии и России.

По Рижскому договору 1921 г., венчавшему русско-польскую войну, к Польской Республике отошли Западная Украина (западная часть Волынской губернии), Западная Белоруссия (Гродненская губерния) и часть территорий других губерний Российской империи.

В целом, с того времени до 1939 гг. территории нынешних западной Украины, западной Белоруссии и Литвы входили в состав Польши, именуясь Восточные кресы (Kresy Wschodnie), т. е. «восточная окраина» (вспомним ссылку А. Лукашенко на митинге в Гродно на это определение). Почему до 1939 года? Все очень просто. Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакт Молотова – Риббентропа) 1939 г. был дополнен секретным протоколом «о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе» на случай «территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского Государства» и «Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва)».

В том же году СССР и Германия подписали Договор о дружбе и границе, с приложением к нему очередного дополнительного протокола (к нему). В 1940 г. в состав СССР вошли (в том числе) страны Балтии, Бессарабия и Северная Буковина. В состав отошедшей к СССР Западной Беларуси входили Барановичская, Белостокская, Брестская, Вилейская и Пинская области. После освобождения Белоруссии от германских войск в 1944 г. в западной части страны возникли вновь образованные области: полностью Гродненская и частично Полоцкая.

В 1953 г. на страницах издаваемой в Париже газеты «Культура», редактором которой был Ежи Гедройц, была обнародована идея, согласно которой Польша «может восстановить и удержать независимое существование только в рамках всей федерализованной Европы. Мы утверждаем, что право участия в будущем европейском федеративном союзе имеют не только нации, имевшие независимые государства в 1939 г., но и украинцы и белорусы. Учитывая угрозу российского империализма, нынешнюю и будущую, возникновение независимой Украины и ее участие в европейском федеративном союзе является для Польши вопросом первоочередного веса».

В 1974 г. эта же газета публикует статью журналиста Юлиуша Мерошевского, в которой он подчеркивает, что географическое пространство, объединяющее Украину, Литву и Беларусь, «всегда было ключевой территорией для польско-российских отношений». Но в целях предотвращения обладания Россией данным пространством, полякам «надо, отказавшись от имперских амбиций, признать и поддержать независимость Украины, Литвы и Беларуси», когда это произойдет. Т. к. украинцы, литовцы и белорусы «не могут быть пешками в исторической польско-российской игре»(4).

Век XXI. Идеи Дж. Фридмана

В 2010 г. американский политолог, основатель аналитического агентства Stratfor (иногда именуемого «теневым ЦРУ») Джордж Фридман актуализировал «теорию» Междуморья в качестве альянса «современного поколения» (Польша, Словакия, Венгрия, Румыния и, возможно, Болгария). По его убеждению, проект «блокирует Россию, отделяет ее от Германии и ненавязчиво ограничивает усиление турецкого влияния в юго-восточной Европе». Лидером блока Дж. Фридману видится Польша, т. к. эта «поддерживаемая США» страна – «охраняющая Североевропейскую равнину и стерегущая подходы к Карпатам вместе со Словакией, Венгрией и Румынией» – в состоянии «предотвратить то, чего американцы боятся больше всего – объединения России, Германии и Западной Европы»(5).

В 2012 г. Дж. Фридман раскрывает, что «существование таких мощных держав, как Россия и Германия, представляет для Польши экзистенциальную проблему», т. к. «зависимость» Варшавы от этих государств «предполагает возможность поглощения или оккупации». В свете чего идеальным решением для Польши Дж. Фридман очерчивает становление страны «буфером, который Берлин и Москва уважают». По его утверждению, «участие Польши в делах Украины и Белоруссии кажется стратегически здравым решением», т. к. эти государства «представляют собой буфер, который защищает восточную границу Польши. Вероятнее всего, Польше не удастся победить Россию в дуэли за влияние в этих двух странах, однако ее действия представляются оправданным маневром в контексте более масштабной стратегии». Полякам известно, что Москва и Берлин «могут менять режимы и стратегии с поразительной скоростью», поэтому «консервативная стратегия требует двусторонних отношений с США, основанных на осознании того, что США рассчитывают на сохранение баланса сил(6).

В 2014 г. Дж. Фридман разъясняет, что «сдерживание СССР происходило посредством создания системы альянсов, объединявших страны, опасавшихся советской угрозы». Сдерживание такого рода являлось «стратегией баланса сил». В связи с происшедшими событиями в направлении Украины «возникла вероятность возникновения аналогичной стратегии баланса сил», должной «сочетать силу и финансовую составляющую, что ограничит развитие России в качестве гегемонистской державы». В свете чего Дж. Фридман вновь высказался за «концепцию Междуморья (Intermarium)(7).

В 2015 г. Дж. Фридман открытым текстом называет Германию «основным недостатком Европы», т. к. эта страна «экономически мощна, но геополитически хрупка». Разрушив связи с ЕС, «Германия вновь может направить взгляд на восток», что возродит извечный страх перед союзом «немецкого капитала и технологий с российскими ресурсами и живой силой»(8).

Говоря иными словами, идеология «Междуморья» в немалой степени рассматривалась как создание своего рода разделительной линии между Германией и Россией.

В том же 2015 г. А. Дуда определил себя «сторонником более тесного сотрудничества» государств «от Балтийского моря до Адриатики и Черного моря». «Я думаю, что это не только вопросы безопасности, но и экономической ситуации», – сказал он. И хотя ряд экспертов направленностью высказывания посчитали энергетическую составляющую, параллельно аналитики связали сказанное А. Дудой с проектом «Междуморья».

Время инициатив

В 2016 г. прошла первая встреча в рамках «Инициативы трёх морей», именуемой «Балто-Адриато-Черноморской инициативой» или «Триморье» (Троеморье) – объединение двенадцати государств ЕС, расположенных в Центральной и Восточной Европе. Территория стран-участниц имеет выход к Адриатическому, Балтийскому и Чёрному морям (Австрия, Болгария, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Хорватия, Чехия и Эстония). Тем самым, проект «Междуморье» заговорил.

В энергетической сфере «Инициатива трех морей» направлена, в частности, на снижение энергетической зависимости от России посредством развития поставок сжиженного природного газа через терминалы в польском Свиноуйсьце, литовской Клайпеде и будущего терминала в хорватском городе Крк. Среди других проектов, в том числе, подключение некоторых стран региона к Трансадриатическому трубопроводу, который может доставлять азербайджанский газ из Турции через Грецию в Италию (с использованием «Южного газового коридора») (golos-ameriki.ru).

Как следствие, в 2017 г. Дж. Фридман отметил, что идея «Междуморье» стала «национальной политикой польского правительства». При этом «мы становимся свидетелями Intermarium – военного союза», простирающегося «от моря до моря» и принимающего «определенные очертания», до известной степени меняя «весь европейский образ жизни»(9).

В конце 2019 г. на церемонии государственного перезахоронения руководителей и участников восстания 1863-1864 годов в Вильнюсе А. Дуда, назвав это событие XVII века «последним аккордом прекрасной симфонии различных культур, языков и конфессий, которой когда-то славилась бывшая Речь Посполитая», назвал поляков, литовцев, белорусов, латышей и украинцев преемниками «великого наследия Речи Посполитой, которую когда-то вместе создавали наши предки»(10).

В свою очередь, белорусский архиепископ, глава Римо-католической церкви в Беларуси Тадеуш Кондрусевич произнес, что «повстанцы были представителями разных народов и вероисповеданий», но «все они боролись за свободу своих народов и за их общую свободу», в частности, сын белорусского народа Константин Калиновский – лидер национально-освободительного движения. Данное событие «имеет большое значение также и для Беларуси», т. к. К. Калиновский «принадлежит нашей истории как тот, кто заложил основу самосознания белорусов» в качестве «отдельной европейской нации», имеющей «право на самоопределение».

В январе 2020 г. литовский историк Альвидас Никжянтайтис заявил о том, что для борьбы с Россией необходим геополитический союз «Междуморье», должный объединить Литву, Беларусь, Польшу и Украину. По мнению же белорусского эксперта Алексея Дзерманта, «для Евросоюза, для старой Европы, в частности – Париж, Берлин, Брюссель – это невыгодно, потому что "Междуморье", по сути, санитарный кордон между Россией и этими странами. Для той же Германии выгодны экономические связи с Москвой, с ЕАЭС» (baltnews.lt).

28 июля в польском Люблине министры иностранных дел Украины, Польши и Литвы объявили о создании «Люблинского треугольника», в рамках которого планируется решать вопросы о политическом, экономическом и социальном сотрудничестве. Главы внешнеполитических ведомств подтвердили желание углублять и расширять украинский-польско-литовское сотрудничество между вооруженными силами, а также противодействовать строительству российского газопровода «Северный поток – 2», как угрозе «энергетической безопасности Европы». Знаковость события проявилась в том, что интеграционный проект был запущен в Люблине, где родилась, как мы помним, Речь Посполитая. По мнению ряда специалистов, одним из ключевых внешнеполитических ориентиров новоиспеченных союзников должно стать создание условий для превращения в «треугольника» в «четырехугольник» – за счет создания условий по присоединению к проекту Беларуси (uapolicy.org).

Актуальность данной линии на объединение ряд экспертов связывают с «проблемой Сувалкского коридора», под которым подразумевается 64-километровый участок польско-литовской границы, находящийся между Беларусью и Калининградской областью РФ. Считается, что, «начав войну против НАТО, российская армия первым делом займёт коридор и обеспечит сухопутные коммуникации между своим анклавом и территорией страны-союзницы». При этом отмечается, что «теоретически отрезок границы между Речью Посполитой и Литвой действительно имеет стратегическое значение – потеря коридора разом отсекает от Польши (а значит, и от НАТО) трёх балтийских союзников. И основания для тревоги будто бы есть. Другое дело, что агрессивные замыслы приписывают Москве её «партнёры» из Брюсселя и Вашингтона»(11).

Заключение

Наверняка, вышеизложенные факты отчетливо свидетельствуют о неслучайности событий, потрясающих с 2014 г. Украину и происходящих сегодня в Беларуси. Уж слишком много внешних сил задействованы в геополитической игре, каждая из которых – со своими амбициями. Поэтому в свете происходящего аспект Гродно (с чего мы начали материал) – это всего лишь часть партии за обладание влиянием в регионе. То есть в глобальном смысле речь идет о том, кто будет курировать центрально-европейское пространство.

Потому не удивительно, что премьер-министр Эстонии Юри Ратас пригласил госсекретаря США Майка Помпео в Таллинн, где в октябре 2020 г. должен пройти саммита «Инициативы трех морей» (rus.err.ee). В контексте чего вспомним, что на Мюнхенской конференции по безопасности (февраль с. г.) М. Помпео озвучил решение Вашингтона «выделить до 1 млрд долларов странам Центральной и Восточной Европы на проекты инициативы Трехморья», что, по его словам, поможет странам региона обеспечить свою энергетическую безопасность (1prime.ru).

Вместе с тем, польский журналист Ежи Любах ратует за расширение рамок «Инициативы трех морей» путем привлечения к проекту Украины и кавказских государств. Что позволит «превратить союз в более масштабную структуру», то есть реальное Междуморье, обеспечивая приближение для Польши полной безопасности(12).

На фоне чего верховный представитель ЕС по внешней политике Жозеп Боррель заявил, что у объединения нет намерения «превращать Белоруссию во вторую Украину» (russian.rt.com).

1.Твит Tomasz Sommer от 21 августа 2020 г.

2.Длугош Ян. История Польши («Хроника Длугоша»)

http://www.webcitation.org/61BxXn9Is

3.Из постановления Люблинского сейма об унии Вел. кн. Лит. с Короной Польской. 1 июля 1569 г.

http://www.portalus.ru/modules/belarus/rus_readme.php?subaction=show

full&id=1141331680&archive=&start_from=&ucat=1&

4.Украина всегда была в сердце Ежи Гедройца

https://zn.ua/SOCIUM/arhitektor-polsko-ukrainskih-otnosheniy-266537_.html

5.Джордж Фридман. Геополитическое путешествие по Черноморскому региону

https://www.blackseanews.net/read/6031

6.Джордж Фридман. Стратегия Польши

https://inosmi.ru/world/20120829/197433560.html

7.George Friedman. From Estonia to Azerbaijan: American Strategy After Ukraine

https://worldview.stratfor.com/article/estonia-azerbaijan-american-strategy-after-ukraine

8.Цит. по: Event Summary by Richard C. Longworth

https://www.thechicagocouncil.org/event/europe-destined-conflict

9.Джордж Фридман о Восточной Европе: «Междуморье» обрело очертания.

https://economistua.com/dzhordzh-fridman-o-vostochnoj-evrope-mezhdumore-obrelo-ochertaniya/

10.Цит. по: Виктор Корбут. Polskie Radio (Польша): исторический опыт учит единению литовцев, поляков и белорусов

https://inosmi.ru/politic/20191130/246338906.html

11.Станислав Кучеренко. Призрак Речи Посполитой бродит по Европе

https://www.sonar2050.org/publications/prizrak-rechi-pospolitoy-brodit-po-evrope/

12.Ежи Любах. Не всем по вкусу Междуморье

https://inosmi.ru/politic/20181108/243790761.html

Автор: Теймур Атаев

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Имам 28 Августа
Ответить

Извините, а какое отношение имеет данная статья к Исламнюс? Главное, заполнить "эфир"?!

Али 30 Августа
Ответить

Главное правильно погавкать, чтобы хозяева заметили