На Ближнем Востоке складывается новый геополитический баланс

Когда миновала острая стадия кризиса в Украине, в которую непосредственно были вовлечены США, различные геополитические игроки активизировали свои усилия в ближневосточном регионе, сгруппировавшись по интересам. Их усилия парадоксальным образом высветили возрастающую роль Турции как страны, которая может склонить чашу весов на ту или иную сторону.

Турция не остается в роли пассивного наблюдателя и активно участвует в перекройке региона. Недавнее соглашение с правительством Ливии о границах зон исключительных экономических интересов чуть не вовлекло ее в конфликт с Египтом, который стремится получить возможность разработки газовых месторождений на шельфе Средиземного моря. Однако Анкара не допустила эскалации, сделав шаги по налаживанию отношений с Каиром. Усилия Анкары направлены на то, чтобы подписать договор об определении границ морских экономических зон между странами в Средиземном море.

Это задевает и интересы Израиля, который планирует совместно с Египтом разрабатывать Средиземноморский шельф. Если Анкаре и Каиру удастся достичь соглашения, то и Израилю придется налаживать отношения с турками, так как от них будет зависеть эта разработка. Это обусловлено тем, что в новой конфигурации зона исключительно экономических интересов Турции будет граничить с такой же зоной Израиля и для прокладки газопровода по дну Средиземного моря до Европы потребуется согласие Анкары.

Одновременно можно констатировать, что попытка Израиля, Саудовской Аравии и ОАЭ воспользоваться политическим вакуумом (после отстранения предыдущего Трампа от ближневосточной политической повестки) и создать новый баланс сил в регионе, направленный, прежде всего против Ирана, не удались, по крайней мере, на данном этапе. Нынешняя администрация США дистанцировалась от политики Трампа и начала переговоры по ядерной сделке с Ираном. Именно этим можно объяснить крайне рискованный шаг сионистов, которые пошли на организацию диверсии на ядерном объекте в Натанзе, так как пользуясь паузой перед началом переговоров с США Иран решил создать запасы обогащенного урана. Для формирования более мощной антииранской коалиции Израиль уже сейчас нуждается в новых партнерах и здесь перед ним вновь встает вопрос об улучшении отношений с Турцией, у которой есть серьезные противоречия с Ираном на сирийском треке.

Сама конфигурация соревнующихся между собой условных блоков: Израиль и монархии Персидского залива вместе с Суданом и Египтом; Иран со своими союзниками в Сирии и Ливане; Турция как член НАТО, а также Россия и Китай, пытающиеся активно участвовать в формировании ближневосточной повестки, не дает никому решающего преимущества. Отдельную роль на Ближнем Востоке традиционно играют США, активно продвигая в регионе свои национальные интересы.

Преимущество у какого-либо из перечисленных неформальных политических объединений может появиться только в том случае, если к одному из них присоединится Турция, имеющая как дипломатические, так и неформальные отношения со всеми вышеперечисленными странами. Если Анкара решит быть ближе к произраильской коалиции, то проблемы будут у Ирана, а если к Ирану – то ослабнут позиции Израиля. Турция также может сблизиться с Россией и тогда затруднения на Ближнем Востоке могут возникнуть уже у США, а сотрудничество Анкары и Вашингтона чревато неблагоприятными последствиями для России.

Этим и объясняется “дерзкое” поведение Турции, которая, искусно лавируя между различными интересами, умудряется зарабатывать политические и экономические дивиденды.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий