Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Новые тенденции в саудовско-российских отношениях

Маджид ат-Турки

Маджид ат-Турки

Теги:

0
08 Июля 2007г.

Визит В. В. Путина в Эр-Рияд стал новым важным шагом в развитии современных саудовско-российских отношений, последовавшим после состоявшегося 2-4 сентября 2003 г. визита короля Абдаллы бен Абдель Азиза Аль Сауда (в то время наследного принца) в российскую столицу.

В 2003 г. Россия и Саудовская Аравия впервые в истории двусторонних отношений подписали ряд соглашений, положивших начало многим направлениям в рамках начавших быстро развиваться двусторонних саудовско-российских связей. Несомненно, что визит президента Путина был направлен на придание нового импульса этим связям, прежде всего, потому, что итогом этого визита стало появление новых направлений межгосударственного сотрудничества, включая его научный и культурный аспект, а также взаимодействие в информационной сфере. Этот аспект действительно важен, поскольку он закрепляет уже существующие саудовско-российские экономические и политические связи регионального и международного характера.

Предшествующие годы стали, по сути дела, этапом, когда саудовско-российские отношения получили основу для своего формирования в соответствии с интересами обеих стран, а стоявшие в прошлом на их пути препятствия трансформировались в предпосылки для современного сотрудничества.

Конкретизируя свой курс в отношении России, Королевство Саудовская Аравия осознало, что эта страна важна для него не только с точки зрения присутствия в ее демографической структуре значительного мусульманского меньшинства. Оно изменило прежние направления своей деятельности, понимая, что роль России огромна и в контексте урегулирования глобальных и региональных кризисов, в создании более адекватного качественного баланса в области трансформации современной системы региональных отношений (Ближний Восток, арабский и мусульманский мир), и в международной политике.

Говоря о визите российского Президента, король Абдалла в заявлении для российской и саудовской прессы 12 февраля 2007 г. отмечал: «Наши страны обладают огромными экономическими возможностями, значительными природными ресурсами и инвестиционными интересами.

У наших стран великое культурное и цивилизационное наследие. Они пользуются большим весом в сфере международных отношений. В этой связи наши контакты на самых различных уровнях приобретают исключительное значение, поскольку в стратегической перспективе они служат ближайшим и долговременным отношениям наших двух стран на основе дружбы, сотрудничества и взаимного уважения».

В свою очередь, Россия стала четче видеть сущность саудовской политики, ее твердость и последовательность как на региональном, так и на международном уровне. Здесь королевство всегда проводит курс на снижение напряженности тех или иных конфликтных ситуаций, на достижение примирения между конфликтующими сторонами и, тем самым, на нахождение приемлемых для них путей решения региональных проблем. Двигаясь параллельно друг другу, обе стороны смогли, исходя из своих обоюдных интересов, обозначить те факторы, которые и были положены в основу существующих ныне саудовско-российских связей. Это – ислам, региональная и международная политика, двусторонние отношения в сфере экономики.

Ислам как фактор, влияющий на саудовско-российские отношения

Основным стержнем (едва ли не единственным связующим звеном) в отношениях между двумя странами, начиная со времени установления в 1924 г. саудовско-советских дипломатических отношений, а также включая период их фактического отсутствия (конец 30-х – начало 90-х годов) вплоть до распада Советского Союза и появления его правопреемника – Российской Федерации, был и остается исламский фактор. Это естественно. Если Саудовская Аравия, где находятся основные святыни исламского мира, выступает в роли их «хранителя», то в России проживает более 20 млн мусульман – представителей коренных народов страны, которых нельзя не рассматривать как важную часть мирового исламского сообщества, позволяющей Москве значительно влиять на развитие ситуации в исламском мире.

На протяжении прошлых лет исламский фактор мог оказывать (и оказывал) многостороннее и многообразное – как позитивное, так и негативное – воздействие на саудовско-российские отношения.

Роли этого воздействия посвящены многие (и саудовские, и российские) исследования. Тем не менее, чаще всего, эти исследования были далеки от объективности:

Во-первых, обе стороны плохо знали друг друга, а, во-вторых, отсутствие такого знания порождало политический заказ, препятствовавший развитию двустороннего сближения, не говоря уже о становлении прочных двусторонних отношений.

Для того чтобы изменить это положение, понадобилась политическая воля руководителей обеих стран. Во время визита нынешнего саудовского монарха в Москву Королевство поддержало стремление России присоединиться в качестве наблюдателя к Организации Исламская Конференция (ОИК). В результате совпадения интересов обеих держав Россия приобрела дополнительное качество, позволяющее ей действовать в исламском мире в качестве его естественного элемента и равноправного партнера. В дальнейшем же серьезность политического курса России была подтверждена введением поста представителя российского Президента по связям с ОИК и другими исламскими организациями. Россия интенсифицировала свои усилия в мусульманском мире, организовав серию международных конференций на тему «Россия и исламский мир» в Москве, Казани и Стамбуле.

Если ранее исламский фактор сдерживал развитие саудовско-российских отношений, то ныне он выступает в роли важного элемента, способствующего укреплению связей между Россией и Саудовской Аравией.

Сегодня практически полностью изжита та негативная позиция в отношении Королевства, которую в прошлом занимали некоторые мусульманские религиозные управления России. Однако то положительное, что уже стало активом саудовско-российских контактов, не всегда поддерживается, в частности, российскими средствами массовой информации, которые (быть может, по инерции) продолжают линию антисаудовских пропагандистских кампаний, содержащих нелестное мнение о «ваххабизме», «фундаментализме» и т. п.

Приходится констатировать, что прагматизм российского руководства не всегда сопровождается пониманием со стороны российских масс-медиа того, что умеренный исламский курс Королевства представляет собой форму выражения его национальных интересов не только в сфере его внутренней, но и внешней политики. Остается лишь надеяться на то, что заключение соглашения между российским агентством РИА «Новости» и Саудовским информационным агентством, подписанного в ходе визита В. В. Путина в Эр-Рияд, будет содействовать окончательному преодолению негативного наследия прошлого.

Политический фактор

В контексте саудовско-российских отношений роль этого фактора была двояка в силу того, что она была связана, с одной стороны, с внутренним положением в России, а, с другой – с проблемами регионального и международного характера.

Внутренний аспект этого фактора – тесная связь Саудовской Аравии с чеченской проблемой. Саудовско-чеченские контакты эпохи становления российской государственности были основной темой политических комментариев российских публицистов, аналитиков и информационных агентств. С другой стороны, заявления саудовских руководителей в связи с чеченской проблемой как внутри страны, так и за ее пределами не были позитивными для российской стороны.

Эта ситуация сохранялась вплоть до сентября 2003 г. – времени официального визита короля Абдаллы в Москву, где он в интервью газете «Известия» (как и агентству ИТАР-ТАСС) подчеркнул, что «чеченская проблема представляет собой внутреннее дело» Российской Федерации, решение которой «необходимо на основе российского законодательства».

Слова нынешнего саудовского монарха подвели итог положению, которое длительное время омрачало саудовско-российские двусторонние отношения. Одновременно появилась и перспектива их многостороннего развития в духе взаимопонимания и партнерства.

В свою очередь, региональная и международная составляющие политического фактора в контексте саудовско-российских связей нашли свое выражение в челночных рейсах министров иностранных дел Саудовской Аравии и России, проводивших консультации и в Москве, и в Эр-Рияде. В ходе этих консультаций обсуждались современные региональные и международные проблемы, по многим из которых позиции обеих сторон неизменно совпадали.

Однако в Саудовской Аравии ждали от России как государства, входящего в «квартет» международных посредников, более эффективной роли в международных делах, в частности, в решении палестинской проблемы, поддержке демократического выбора палестинского народа и формирования сознающего свою ответственность правительства, на которое не будет оказываться давление со стороны внешних сил и внутренней оппозиции, создавшей на палестинских землях атмосферу нестабильности.

Равным образом это относится также к Ираку и Ливану, как и к предотвращению возможных военных акций Соединенных Штатов против Сирии и Ирана. Если эти акции станут реальностью, то регион Ближнего Востока, частью которого является и Ирак, где террор и насилие стали элементом повседневной жизни, будет полностью ввергнут в пучину террора и войны.

Естественно, что политический фактор может стать и важным направлением саудовско-российского взаимодействия в будущем, когда появится реальная перспектива урегулировании региональных проблем. При этом вовсе не обязательно, чтобы позиции России и Саудовской Аравии были бы абсолютно идентичными или совпадающими, что нарушало бы уже сложившуюся систему внешнеполитической стратегии каждой из сторон.

Куда как существеннее превратить саудовско-российское взаимодействие, основанное на самостоятельности и объективных возможностях каждого из них, в обстоятельство, способствующее диверсификации внешних контактов как Королевства, так и России ради их совместного участия в решении современных политических проблем.

Для этого у обеих сторон есть реальные возможности.

Москва может и должна делать ставку на четкость своей ближневосточной позиции, что уже само по себе достаточно для того, чтобы это оказало необходимое влияние на урегулирование ближневосточной ситуации (в ее широком аспекте, а также в контексте иных конфликтных ситуаций). Это тем более необходимо, поскольку в арабском мире все еще существует сомнение в отношении влияния российской позиции на решение проблем арабского мира.

Конечно, никто в этом регионе не заявляет о том, что Россия «отсутствует» на Ближнем Востоке. Однако региональное общественное мнение поднимает вопрос о том, не стремится ли Россия всего лишь выиграть время, не принимая активного участия в достижении реального урегулирования существующих здесь проблем.

Отвечая на этот вопрос, Президент Путин, выступая 12 февраля 2007 г. на встрече с представителями деловых кругов Саудовской Аравии, подчеркивал: «Время показало, что наши взгляды находят поддержку в арабских и других мусульманских странах.

И в ходе состоявшихся бесед с Королем Саудовской Аравии была подтверждена близость подходов наших стран по основным международным и региональным проблемам.

Россия, используя, в том числе, и статус наблюдателя в Организации Исламская Конференция,... намерена и в дальнейшем расширять конструктивное взаимодействие с мусульманским миром».

Экономический фактор

Экономика, вне сомнения, один из наиболее существенных факторов, оказывающих влияние на развитие политического процесса и политических связей между различными государствами. Тем не менее, сфера экономических отношений между Россией и многими арабскими странами едва ли развита. В советское время исключение составляли (а, в определенной мере, это положение сохраняется и сегодня) лишь те государства арабского мира, которые обычно рассматриваются в качестве советских/российских ближневосточных партнеров, включая, например, Сирию и Ирак времени Саддама Хусейна. Другие же страны арабского региона не входили в сферу советских/ российских внешнеэкономических приоритетов, в контексте которых укрепление экономических контактов, в частности, со странами Южной Америки или Индией было более целесообразно.

Поэтому приходится говорить, что саудовско-российские экономические связи до последнего времени были минимальны. В этой связи объем торгового обмена между Москвой и Эр-Риядом до сих пор все еще находится ниже необходимого уровня, несмотря на создание Российско-саудовского делового совета. До сих пор на пути развития отношений между сторонами стоят бюрократические и организационные препоны как объективные, так и во многом надуманные и субъективные. При этом неизвестны и истинные причины отсутствия прогресса в этой сфере: то ли проблема – в недостатке опыта у сторон, а также в различиях в средствах и методах экономической практики, то ли – негативное влияние оказывает языковой барьер.

Тем не менее, автор не считает, что эти причины могут объяснить низкий Уровень саудовско-российских хозяйственных связей, хотя именно они и выдвигаются саудовскими предпринимателями. Напротив, автор глубоко убежден, что основополагающей причиной сложившегося положения выступает недостаток политической воли у руководства обеих стран, поскольку только решение саудовского руководства способно содействовать продвижению Саудовской Аравии на российский рынок, включая нефте- и газодобычу, энергетику и военную промышленность. Равным образом это относится и к руководству России.

Взаимное движение обоих государств к установлению контактов, прежде всего, в этих трех сферах экономики определяется, с одной стороны, тем, что они представляют собой становой хребет хозяйственной жизни обеих стран. С другой же – эти сферы способны дать инвесторам этих стран уверенность в перспективности рынка другой стороны, позволяют активно взаимодействовать между собой при поддержке и гарантиях правительств. Саудовская Аравия и Россия располагают огромными возможностями увеличения товарооборота и могут получать большие прибыли. Подписание сторонами соглашений о торговом сотрудничестве и избежании двойного налогообложения (движение, начавшееся в этом направлении во время визита саудовского Короля в Москву, было продолжено во время визита российского Президента в Эр-Рияд), – это всего лишь предпосылки для торговых операций, возникшие только тогда, когда руководители обеих стран проявили необходимую для их заключения политическую волю.

Уже после завершения визита, выступая 15 февраля 2007 г. в Эр-Рияде в. ходе своей очередной пресс-конференции, министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд Аль-Фейсал, выражая единую точку зрения национального политического истеблишмента, отмечал: «Королевство не видит никаких препятствий на пути сотрудничества с Россией во всех сферах, включая, с одной стороны, сферу вооружений, а, с другой – ядерной энергии».

Если саудовское правительство будет поддерживать и поощрять саудовский «предпринимательский класс» в освоении российского рынка (это же относится и к российскому руководству), отношения между обеими странами начнут обретать принципиально новые формы. Как бы там ни было, но обоюдное стремление и Саудовской Аравии, и России к углублению двусторонних экономических связей даст шанс как для увеличения торгового обмена между странами, так и для расширения сферы вложения совместных инвестиций.

Несмотря на наличие значительных перспектив для развития сотрудничества и появления все новых и новых направлений двустороннего взаимодействия, не приходится, тем не менее, ожидать, что в ближайшей перспективе Саудовская Аравия и Россия станут союзниками. Это сотрудничество всего лишь будет вытекать из собственных интересов каждой из стран, которые не во всем и не обязательно будут совпадать. Да и, кроме того, в Саудовской Аравии (включая, в первую очередь, ее «образованный класс») продолжают относиться к России как к еще не устойчивому продукту распада Советского Союза, считая, что именно это обстоятельство во многом затрудняет прогнозы в отношении действий российских властей.

В свою очередь, в самой России время от времени возникают различные течения, выражающие противоречивые позиции по отношении к Саудовскому Королевству и его месту в шкале приоритетов российского государства.

Сможет ли суверенная воля, которой обладают Король Абдалла и Президент Путин, подняться над этим и создать широкое поле двусторонней саудовско-российской деятельности? Этот вопрос еще ждет своего ответа.

Маджид ат-Турки, кандидат политических наук

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий