Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Отношение к арабам в российском обществе полно противоречивых тенденций

news-U3fs5155Ks

Наших арабских братьев часто интересует такой вопрос, "как русские относятся к арабам". Они задают его, иногда не осознавая, что российское общество настолько поляризовалось с советских времен (когда между нашей страной и рядом государств арабского мира были дружественные отношения), что ответить на такой вопрос коротко и однозначно достаточно сложно. Помимо того, что с момента развала СССР российская внешняя политика по отношению к исламскому миру резко изменилась, и вплоть до последнего времени наблюдался явный перевес в пользу американского и израильского лобби, сильно влиявшего на политику в отношении мировой уммы мусульман, особенно в начале 1990-х годов. Нынешний вроде бы обозначившийся "поворот" лицом к арабскому и – шире – исламскому миру со стороны российского руководства при более вдумчивом анализе представляется нестойким и полным тайных противоречий и подтекстов, вызывающих прямые недоуменные вопросы, а позиции лобби государств-врагов Ислама в "высших кругах истеблишмента" по-прежнему сильны.

Но, собственно, речь не о внешней политике власти, а о том, каковы стереотипы восприятия арабов внутри самого российского общества. Во-первых, стоит напомнить, что в советские времена в нашей стране пропагандировалась дружба между народами, лояльность к представителям иных наций с другим разрезом глаз и цветом кожи. Во многом это удавалось, и в большинстве школьных классов или студенческих групп даже считалось моветоном относиться к кому-либо предвзято из-за "не той" национальности. Конечно, это слишком феерическая картинка – например, представителям народов, в сталинские времена переживших депортацию, во многие сферы доступ был затруднен. Тем не менее, они имели шанс пробиться туда, куда хотели. Так, многие чеченцы дослужились до солидных званий в армии и авиации СССР (к слову, ряд таких известных военных в постсоветский стали инициаторами идеи отделения Чечни от России). С приходом ельцинских времен расклад межнациональных отношений изменился, причем во многом не только из-за исчезновения былой пропаганды "дружбы народов", но и в силу объективных причин внутреннего функционирования общества, скатившегося в "дикий капитализм", где отдельные индивидуумы и целые народы стали проворно отвоевывать себе "хлебные" ниши – кто для элементарного выживания, кто из жажды "сытой и сладкой жизни". Многим в обществе "рыночных реформ" и "молодой демократии" уже просто не находилось места – более агрессивные конкуренты вытесняли более слабых, а кому-то вообще было противно встраиваться в этот полный абсурда и животной злобы новый порядок в урезанной почти вдвое родной стране.



Для анализа нашей темы важно, что "дружба между народами" перестала быть для российских граждан неоспоримой догмой, а для кого-то и вовсе превратилась в фикцию. С другой стороны, собственно русским в силу их менталитета в принципе свойственно относиться к представителям иных культур и далеких экзотических народов с дружелюбием и интересом, а не с враждебностью и злобой. Именно это качество из русского народа всеми силами пытается вытравить запущенная на полную катушку пропагандистская машина, в которой "первую скрипку" играют симпатизанты сионистской идеологии и государства "Израиль", мягко говоря, не испытывающие к арабам даже подобия хотя бы нейтрально-ровного отношения. Именно они, держа руку на пульсе телевещания в стране, создавали максимально "инфернальные" образы арабов – террористов, убийц, фанатиков, совершенно диких и невменяемых людей.



Парадокс заключается в том, что такой назойливой и подчас кондовой пропагандой СМИ добились лишь "обратного эффекта": значительный сегмент русских начал относиться к арабам с особой симпатией, видя, кто именно обливает их грязью – а это были сторонники тех сил и государств, с которыми у русских патриотов ассоциировались и беды собственной Родины. Здесь нельзя отрицать и заслугу российских мусульман: в те самые 19990-е, к примеру, Шамилем Султановым и его братом издавалась оппозиционная газета "Аль-Кодс", одной из целью которых было сближение позиций русских патриотов и мусульман, исходя из одинакового отношения к агрессии США и Израиля против арабского мира и указания на общий корень проблем русских и арабов. Что касается ярлыка "террористов", который старательно приклеивался к арабам, то даже в таком случае, причем, после всех российских терактов, отношение к арабам у определенной части антиамерикански настроенных российских граждан оставалось позитивным. Для достоверности приведу слова главного редактора одной из наиболее оппозиционных ельцинскому и путинскому режиму Ю.Мухина газет, который известен также как автор ряда книг о Сталине и истории времен его правления. В 2001 или в 2002 году в одной из статей в возглавляемой им газете "Дуэль" Мухин написал: "Только 11 сентября 2001 года советский человек, глядя на горящий Пентагон, почувствовал, что значит "чувство глубокого морального удовлетворения".



Впоследствии волна превознесения арабов, обусловленного резко негативным отношением к США в определенных кругах, пошло на спад. Во-первых, на смену эмоциям пришла трезвая оценка как самого события, так и его последствий для всего мира в целом и, в частности, для исламской уммы, частью которой является арабский мир. Появилось и серьезное осмысление того, кто в действительности мог стоять за организацией терактов 11 сентября: думающие люди уже "не верили в Бин Ладена" – будь он в их глазах "инфернальным злодеем" или "героическим борцом с империей зла". Размышляя над становящейся все более доступной подробной информацией о тех событиях, знакомясь с трудами Тьерри Мейсана, Ноама Хомского и других объективных исследователей феномена 11 сентября, разумная часть антиамерикански настроенных русских пришла к выводу, что организаторами этого действа (в результате которого погибли разные люди, в том числе и мусульмане) были высокопрофессиональные спецслужбы, и что, скорее всего, речь идет о провокации со стороны определенной части истеблишмента США против собственного народа – с тем, чтобы создать неоконам оправдание для развязывания кровавой бойни в ряде стран исламского мира. Более вдумчивые эксперты отмечали, что, возможно, и не американские консерваторы были инициаторами этих терактов, а чья-то более хитрая рука использовала эти осуществленные на высшем профессиональном уровне диверсии, чтобы подтолкнуть бушевскую клику к открытой военной агрессии, тем самым достигнув определенных целей по отношению к исламскому миру и в перспективе крупно "подставив" конкурирующую на выборах партию.



Так или иначе, у людей, относящихся к Америке нейтрально либо даже с пиететом, активная сионистская пропаганда в СМИ в ельцинские времена и на протяжении значительного периода уже путинского правления, породила определенный негатив и к Исламу в целом, и к арабам как к мусульманам, в частности. Мозг среднего обывателя, вообще не привыкшего задумываться и разбираться в каких-то сложных интеллектуальных головоломках (будь они политического или экзистенциального свойства), в целом является функцией от телевизора, поэтому градус исламофобии и антиарабских настроений зависел от усиления либо ослабления соответствующей пропаганды в потребляемых им масс-медиа. После терактов 11 сентября вкупе с Норд-Остом и Бесланом от мусульман и в особенности от женщин в хиджабах в ужасе шарахались в метро, а как только Путин заговорил о "сближении с арабским миром", проявлений бытовой исламофобии стало куда меньше – зато усилилась внутренняя межнациональная рознь, которая регулярно выплескивается и на гостей России из дальнего зарубежья.



Пропаганда со стороны определенных кругов (в том числе и представителей силовых структур), и, вместе с тем, по-хозяйски нахальное поведение представителей некоторых диаспор породили ненависть к "чуркам", "цветным", которых большинство групп националистически настроенной молодежи стали воспринимать как нечто единое целое, без скидки на разницу между теми "гостями с Юга", которые торгуют героином в подворотнях, и честными арабами, иранцами и другими иностранцами, приехавшими в Россию работать и учиться. Такое "смешение всего и вся" регулярно оборачивается грудой трупов зарезанных, забитых ногами до смерти иностранцев, причем жертвами подобных инцидентов нередко становятся арабы.



Откуда еще средний российский обыватель может узнать об арабах, помимо СМИ, которые, как уже говорилось, почти все подконтрольны недружественным по отношению к арабскому миру силам?



С появлением возможностей открытого выезда за рубеж русские стали активно контактировать с арабами в процессе туристических поездок в Египет, Тунис, ОАЭ. Пожалуй, Египет и поведение его жителей является основным источником возникновения предвзятого отношения к арабам со стороны изначально нейтральных по отношению к ним российских граждан. Назойливые, без конца предлагающие "белому мистеру" купить какую-нибудь дешевую побрякушку, да еще и в предельно в унизительной форме, завсегдатаи отелей и окрестностей достопримечательностей, водители-лихачи, носящиеся на автобусах и маршрутках так, что даже у видавших виды "любителей быстрой русской езды" сердце уходит в пятки, – это еще полбеды. Нравы определенного слоя египтян, очевидно, сильно испортила чрезмерно развитая в стране индустрия туризма и пляжного отдыха. К слову, я сама имела опыт попадания, в прямо скажем, криминогенные ситуации, когда меня хотели обобрать несколько нахальных молодых людей в маршрутке или когда сомнительного вида смуглый водитель упорно не хотел давать сдачу с данной ему крупной купюры.



Кстати, вид русской женщине в хиджабе не смущает наглецов: они привыкли к тому, что русская женщина – это по определению "шармута" ("проститутка"). Одна из соблюдающих сестер из числа принявших Ислам русских, приехавшая вместе с мужем поступать в университет Аль-Азхар, была шокирована отношением местной публики к женщине в хиджабе со славянскими чертами лица. В жестах, выкриках, обзывательствах дотошной египетской ребятни не было не то что ни тени уважения к собственной сестре в Исламе – они даже кидали в нее камнями, словно она действительно была шлюхой. Русская мусульманка была глубоко шокирована таким поведением со стороны местных детей, и в отсутствие мужа ей приходилось ходить по египетским улицам в глухом черном никабе, чтобы ничем не отличаться от тех египтянок, которые закрывают лица.



Несмотря на всю одиозную дикость такого поведения, нетрудно понять, откуда возникли подобные стереотипы восприятия русских женщин, особенно в зонах массового скопления иностранных туристов (Хургада, Шарм Эль-Шейх и т.д.) Молодые российские проститутки слетаются на них, словно бабочки на вспыхивающие отблески легких денег и развлечений – под видом разного рода "аниматорш", "фитнесс-тренеров", "специалисток по спортивным играм", "стажерок из платных институтов туризма". При этом вечером, после того, как они раскованно и вульгарно "разогревают" публику на вечерних развлекательных шоу, "профессионалки" выходят на "ловлю" своих излюбленных клиентов – как правило, жирных обладателей толстых кошельков с сальными взглядами. Даже в респектабельных египетских отелях вечерами, особенно после массовых плясок, открытые рестораны превращаются в зону променада девушек, внешне очень напоминающих их коллег с Тверской и Ленинского проспекта. Один их вид настолько шокирует приличных отдыхающих из России, что те предпочитают удаляться в свои номера сразу после ужина – слишком стыдно за соотечественниц.



Помнится, какая-то обычная туристка из России, приехавшая в Шарм Эль-Шейх просто поплавать, насмотреться на экзотических рыбок, насладиться солнцем, мастерски исполняла танец живота под восточные ритмы. На девушку посыпались "непристойные предложения" не только со стороны египтян (в этом случае отдыхающей следовало знать исламские устои, согласно которым публичное исполнение танца женщиной запрещено и может быть расценено как элемент "легкого поведения"), но и даже от бойких итальянцев. Однако та барышня не была "типичной" гостьей из России, благо возмутилась приглашениям в номера разгоряченных ее танцами мужчин. Куда большее число ее соотечественниц, простых тружениц фирм и офисов в крупных мегаполисах, приезжает в жаркие страны "отведать страсти горячих восточных мужчин" не за деньги, а просто в качестве "элемента полноценного отпуска" вкупе с морскими купаниями, загоранием, катанием с водных горок, дискотеками, экскурсиями и т.д. Опасность заражения серьезными, порой неизлечимыми болезнями, что удивительно, нисколько не отталкивает подобных "искательниц приключений". Такие "любительницы" водятся не только в Египте – из-за их наплыва во многих арабских странах, например, в ОАЭ, ввели ограничения на въезд туристок из России.



Поэтому нельзя сказать, что только египетские сотрудники туристической индустрии – нахальные, беспардонные и часто неопрятные – создают негативное впечатление об арабах у россиян: увы, идет обоюдный процесс, когда две стороны представляют свои народы не в лучшем свете. Видимо, общая атмосфера морского отдыха по-немусульмански – со смешением практически голых людей обоих полов на пляжах, развеселыми дискотеками, гашишем, подложенным в кальяны "по особому заказу" и разного рода непристойными конкурсами на вечерней анимации – заставляет как арабов, так и гостей их страны сбрасывать последние "оковы" стыда и такта и подчас опускаться на уровень животных.



Однако из таких стран, как Тунис, Марокко, Сирия, Ливан, Иордания русские привозят об арабах самые позитивные впечатления. "Добрые, внимательные, простые, улыбчивые, вежливые, всегда готовые помочь люди", – такое можно услышать даже от людей, в принципе до этого не проявлявших симпатии ни к Исламу, ни конкретно к арабам. Один русский автостопщик, принявший Ислам, рассказывал, сколько удовольствия он получил от вольного путешествия по Сирии. По его словам, хотя местные мечети (в отличие от российских) открыты для всех желающих скоротать в них ночь путников, ему практически не приходилось ночевать в них – настолько местные жители были радушны к русскому гостю. Каждый день юношу ждало приглашение на пышный ужин, а для ночлега ему отводили лучшее место в доме. Аналогичные воспоминания о Сирии у многих других русских, предпочитающих более традиционные виды туризма – поездки в отель по путевке или же по приглашению друзей из этой страны. Сирийцы отличаются особо теплым отношением к русским, свойственным жителям тех арабских стран, которые в свое время находились под покровительством СССР. Многие такие арабы любят вспоминать, как в годы молодости учились в Союзе, о своих русских друзьях и университетских годах, проведенных в нашей стране.



Соседи сирийцев – ливанцы – также запоминаются русским как исключительно доброжелательные и приятные люди. У некоторых молодых людей и девушек, вскормленных на антиарабской пропаганде и представляющих арабов в виде этаких полуживотных, в корне меняется отношение к ним после посещения указанных стран. Так, две состоятельные молодые подруги из России, ранее брезгливо кривившихся при одном упоминании об арабах, радостно рассказывали мне, как им понравилось отдыхать в Иордании, какие там, оказывается, хорошие и интересные люди, как они познакомились с компанией арабских интеллигентных, образованных парней, не тронувших их пальцем, но зато много рассказавших о своей стране и показавших немало местных достопримечательностей. Одна из девушек отметила, что практически все иорданцы знают английский и что персонал в отелях на редкость вежлив и сообразителен, чего нельзя сказать про такие страны, как Китай, жители которого ей, в отличие от арабов, "категорически не понравились".



Помнится, мне довелось ехать в Казань с одним интересным собеседником, ученым-физиком. Он рассказывал мне о том, каким удовольствием для него стало чтение лекций в течение трех месяцев в одном из университетов Дамаска, насколько умны, сметливы сирийские студенты, как добросовестно они относятся к учебе. Кроме того, в Сирии ему особо запомнилось, какое уважение там друг к другу питают мусульмане и христиане, шииты и сунниты. У русского физика (который к тому же оказался сам на четверть арабом) сложилось впечатление, что подобная атмосфера взаимной конфессиональной терпимости складывалась в стране именно веками. Иракцы также пришлись по душе ученому из России, до американского вторжения некоторое время преподававшего и в этой стране. В довершение ко всему профессор – православный христианин по вероисповеданию – поведал мне, что его дочь – соблюдающая новообратившаяся мусульманка, она носит хиджаб и совершает намаз. Мужчина рассказывал об этом с большой гордостью и всю дорогу до Казани опекал меня, словно родную дочь, и много рассказывал о том, как его Соня (Сафия) хорошо училась в институте, как ее уважают коллеги по работе.



Другие туристы, посетившие Тунис, Сирию, Ливан, говорят о том, что среди арабов считается очень престижным жениться на русских женщинах. Родители счастливчика гордятся такой невесткой перед всей родней, друзья мужчины завидуют ему и тоже мечтают о русской жене. В русских женщинах арабские мужчины ценят такие качества, как верность, умение искренне любить, отсутствие излишнего меркантилизма, романтизм, преданность, красоту, чувственность, способность быть хорошей женой. По их мнению, арабки куда более расчетливы, прозаичны, эгоистичны; в отношениях их привлекает лишь необъятный махр (брачный дар); помимо всего прочего, нередко они эмоционально холодны, неискренни в чувствах, а порой и фригидны – в чисто физиологическом отношении. Разумеется, такие отзывы о русских женах льстят путешественницам из России, хотя излишнее внимание со стороны жадно стремящихся жениться на русской арабов порой нешуточно надоедает приличным девушкам, приехавшим просто познакомиться со страной, чужой культурой, отдохнуть на спокойном семейном курорте без дискотек до упаду и загорающих топлесс соотечественниц.



Подводя итог нашему исследованию, можно сказать, что в целом, несмотря на все неоднозначные нюансы и тонкости, тенденции в отношении россиян и, в частности, русских к арабам можно описать словами четвертого праведного Халифа Али Ибн Абу Талиба: "Все, что видят ваши глаза – истина, однако большая часть того, что слышат ваши уши – ложь". Применительно к русским это означает, что те наши соотечественники, которые черпают свои представления об арабах исключительно из россказней говорящих телеголов и голливудских боевиков, скорее относятся к ним с изрядной долей неприязни. Российские чиновники, сотрудники силовых структур также не замечены в особых симпатиях к арабам – для среднего "мента" из регионов книга на арабском – чуть ли не априори "инструкция для начинающего террориста". Однако русские путешественники, хорошо поездившие по арабскому миру и увидевшие его своими глазами, пообщавшиеся с простыми людьми, а не с портье и продавцами сувениров, преимущественно позитивно отзываются об арабах.



Разумеется, это всего лишь приблизительная схема, только правило, в которое не укладываются многие исключения – о чем красноречиво свидетельствует "особый пример" Египта. Это вполне объяснимо – ведь как русский, так и арабский мир крайне неоднороден: образ жизни и менталитет жителей, скажем, Марокко, Туниса, Саудовской Аравии и прочих богатых стран Персидского Залива, Египта, Ливана и Ирака настолько отличается, что невозможно предположить, что отношение русских к жителям этих стран – одинаково. Однако можно выявить некоторые закономерности: скажем, страны, пострадавшие от действий США, скорее вызывают симпатию простых русских людей, а поддерживающие их монархии Залива представляются некими островками мещанского снобизма, отмеченного блеском золота из универсамов и избыточной роскошью дорогих автомашин и великолепных частных вилл. С другой стороны, как нет "арабов вообще", так нет и "русских вообще": если интеллектуалов и людей размышляющих этот мир отталкивает, то обывателей – любителей дешевого турецкого отдыха в пестрых бермудах с ярмарки "Коньково" – он, скорее, манит своим золотишком и безвкусной бутафорией богатства.

Автор: Фатима Анастасия Ежова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий