Половцы - обитатели легендарного Лукоморья

Многие, наверное, помнят строки из начала поэмы Пушкина "Руслан и Людмила": "У Лукоморья дуб зеленый...". Кто-то, может быть, задумается, что же такое это Лукоморье? Сам Пушкин позаимствовал это слово из восточнославянских мифов. Считалось, что это место расположено на окраине Вселенной, а знаменитое дерево – дуб, вокруг которого ходит "кот ученый", не что иное как "Древо мира" – своеобразная его ось, по которой можно попасть в другие миры, так как его вершина достигает неба, а корни уходят в преисподнюю.

Древнерусские летописи и "Слово о полку Игореве" локализовывали Лукоморье в северном Причерноморье и на побережье Азовского моря, к Западу и Востоку от нижнего течения Днепра.
Оба этих источника сообщают о том, что русские князья ходили в эту местность с походами и воевали с половцами. «Юкоже преже в луцѣ морА быю хусА с ними крѣпко...».

«В луце моря» древнерусских летописей следует понимать как «луг у моря» или Лукоморье. Обитание там половцев подтверждается археологическими находками.

Как известно, Русь находилась в сложных отношениях с кочевниками и военные набеги русских князей, и походы кочевников на русские княжества сменялись периодами мирного сосуществования.

Стремление к легендарному Лукоморью может еще объясняться и тем, что в нижнем течении Днепра располагался легендарный остров Хортица, на котором и рос дуб, упомянутый в поэме Пушкина. О нем упоминал в своих сочинениях византийский император Константин Багрянородный. Это дерево было настоящим фетишем – предметом культа древних славян, у которого они совершали ритуальные жертвы.

Древние русичи так и не смогли взять под контроль этот регион и он так и остался за кочевниками вплоть до распада Золотой Орды и возникновения на Днепре запорожского казачества.

Еще одним легендарным названием, отраженным в древнерусских летописях и "Слове..." является Тьмутаракань. В русском фольклоре это название стало синонимом чего-то очень далекого и труднодоступного.

Сам город имел тюркское название – "Тама-Тархан", то есть являлся военной ставкой хазарского военачальника-тархана. Согласно Лаврентьевской летописи она была захвачена у хазар князем Святославом и некоторые историки (например, А. В. Гадло) предполагают, что вплоть до взятия города монголами была городом с преобладанием славянского населения.

Однако ряд современных исследователей (например, В.Н.Чхаидзе) ставят эту точку зрения под сомнение, указывая, что как минимум часть археологических находок, в первую очередь монеты и печати с именами славянских правителей Тьмутаракани, имеют "мутное происхождение", или, проще говоря, являются подделками. Одновременно указывается на мощный пласт византийских артефактов, найденных на Таманском полуострове.

Учитывая этот факт, эти исследователи делают предположение о неком "кондоминиуме" – то есть совместном владении этим городом русскими князьями и Византией. При этом высказывается еще одно предположение, что русские князья могли выступать в качестве византийских архонтов – владельцев пограничных территорий, принадлежавших империи. Об этом свидетельствуют тексты на печати князя Олега (в крещении Михаила) Святославича, управлявшего Тмутараканью в 11 веке: "Господи, помоги Михаилу, архонту Матрахи, Зихии и всей Хазарии, а также: Господи, помоги Михаилу, архонту и дуке Матрахи и всей Хазарии". Стоит пояснить что в византийских источниках Тьмутаракань именуется Матрахой.

Считается, что славянское население покинуло ее около 1117 года тогда же, что и не менее легендарную "Белую Вежу". Это было сделано из-за угрозы блокады этих территорий половцами.

Не исключается и версия о том, что в 12 веке половцы завладели Тмутараканью. По крайней мере после 11 века упоминание Тьмутаракани исчезает из русских летописей, а в византийских источниках 12-13 века она уже упоминается как владение империи.

И Лукоморье, и Тьмутаракань стали фигурами речи и нарицательными понятиями, означающими некие отдаленные сказочные края, где "чудеса" и "леший бродит, русалка на ветвях сидит".

Остается только гадать, какие реальные исторические сюжеты стали источником вдохновения для Пушкина и его древнерусского собрата по творческому цеху – безымянного автора "Слова о полку Игореве".

Автор: Хасан Насретдинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий