Поправки к закону «О свободе совести» вызвали бурную дискуссию в российских конфессиях

Во вторник, 22 сентября, Государственная дума приступит к рассмотрению поправок к закону «О свободе совести», который уже на стадии обсуждения вызвал бурную дискуссию. В перечень поправок может войти запрет на руководство религиозными организациями лицам, заподозренным в экстремистской или террористической деятельности. Сами организации обяжут уведомлять о своей деятельности ежегодно, а не как раньше – раз в три года. Также в новом законе может появиться и запрет на самовольный выход общин из централизованных религиозных организаций, как это имеет место в РПЦ. А это затронет интересы многих муфтиятов, так как «перетекание» региональных ДУМов в разные юрисдикции – явление довольно распространенное в российском исламе и зачастую полезное для общин, которые привыкли выстраивать взаимоотношения с властями без лишних посредников. Например, добровольное членство имеет место в Духовном собрании мусульман России, которое возглавляет муфтий Альбир Крганов, что привлекает к сотрудничеству с ДСМР религиозные организации из разных регионов.

Одна из корректив к закону получила больше всего противоречивых откликов. Речь идет об обязательной переаттестация религиозных деятелей, получивших образование за рубежом, в российских специализированных учебных заведениях. В противном случае духовные наставники будут лишены возможности заниматься, как преподавательской, так и религиозной деятельностью. Основная часть видных религиозных деятелей получила иностранное образование. Среди них верховный муфтий Талгат Таджуддин, главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт, главный раввин России Берл Лазар, глава российских буддистов Дамба Аюшеев, глава российских католиков архиепископ Павел Пецци, лидер российских христиан-пятидесятников Сергей Ряховский, глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион, муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов, муфтий Татарстана Камиль Самигуллин, напоминает РИА Новости.

«Мы понимаем, что поправки направлены прежде всего на противодействие экстремизму и терроризму на религиозной почве. Но борьба с экстремизмом и терроризмом должна проходить без нанесения урона традиционным для России конфессиям», – заявил газете ВЗГЛЯД администратор Центрального буддийского храма Калмыкии Йонтен-гелюнг. Он указал, что священнослужители традиционных буддийских регионов России получали образование за рубежом – раньше в Тибете, а сейчас в Индии и Монголии. К тому же, в Калмыкии нет зарегистрированного духовно-образовательного учреждения для переаттестации, и в случае принятия поправок, буддизм в республике попросту прекратит свое существование.

Президент Федерации еврейских общин России Александр Борода заявил, что Централизованные религиозные организаций могут сами аттестовать представителей духовенства, которые получили образование за рубежом, подтвердив и их компетентность, и легитимность их религиозной деятельности в России. Президент ФЕОР напомнил, что в Советском Союзе не готовили ни раввинов, ни имамов, ни священников многих конфессий, и по этой причине им пришлось получать дипломы за границей.

Если говорить об исламе, то единственным учебным заведением на территории СССР было бухарское медресе, где преподавалось ограниченное число религиозных дисциплин и попасть куда доводилось единицам.

Полноценное религиозное образование в СССР могли получить только православные священники. После войны власти позволили Русской православной церкви открыть две семинарии: в Ленинграде и Загорске. Поэтому у большинства представителей РПЦ дипломы отечественных семинарий.

Возможно поэтому, единственными, поддержавшими поправки к закону о свободе совести стали представители Московской патриархии. В РПЦ считают новые требования «разумными и справедливыми», так как «проповедник, получивший образование за рубежом, должен быть адаптирован к российской ситуации».

«Порядок аттестации будет, видимо, определяться дополнительно подзаконными актами, но, помимо аттестации, законопроект еще и предусматривает получение ими дополнительного профессионального образования в духовных образовательных организациях. То есть в конфессиональных духовных школах такие лица должны пройти дополнительную профессиональную подготовку, – заявила руководитель правового управления Московской патриархии игуменья Ксения Чернега.

Также по словам игуменьи, запрет на самовольный выход местных религиозных организаций, входящих в структуру централизованных, предотвращает любые попытки раскола традиционных конфессий, и РПЦ его поддерживает.

Член правления Российского объединенного Союза христиан веры евангельской епископ Константин Бендас уверен, что с помощью только лишь переаттестации духовенства проблему радикализма не решить. В беседе с РИА Новости епископ отметил, что поправка в ее нынешнем виде может обернуться «поиском ведьм там, где их нет», так как «реальные экстремисты не объединяются и не регистрируют религиозные организации».

Первый заместитель председателя ДУМ РФ Дамир Мухетдинов, в свою очередь, заявил, что если закон будет принят во всех трех чтениях, то на концепции Болгарской исламской академии, председателем попечительского совета которого является первый замглавы президентской администрации Сергей Кириенко, можно будет ставить крест. Он привел в пример ситуацию, когда известный во всем мире профессор Исмаил Хамдан Муса Болбол, имеющий 44-летний стаж научной и преподавательской деятельности, председатель диссертационного совета Болгарской исламской академии, под ответственность которого на днях степень доктора исламской теологии была присуждена девяти соискателям, будет вынужден сесть за парту Российского исламского института для переаттестации. «Вместе с ним, за парту сядут и новоиспеченные доктора исламских наук, среди которых немалая часть – выпускники зарубежных учебных заведений. Во что превратится процесс возрождения отечественной мусульманской богословской школы в таких условиях, мы можем догадаться», – заявил Мухетдинов.

Муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов, комментируя возможные поправки к закону, напомнил, что в исламе существуют разные направления и течения и невозможно создать для всех единый стандарт. Против инициативы внесения изменений в закон выступил и глава Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов, напомнив, что большинство российских муфтиев получили образование в Бухаре. «Но сегодня Узбекистан – это другое государство, – напомнил Крганов. – Будем ли мы вынуждены обязывать проходить переаттестацию всех наших почтенных муфтиев, которые верой и правдой доказали свою позицию по религии и к жизни?».

Парламентарии пообещали учесть критические замечания религиозных деятелей к поправкам. Устроит ли окончательный вариант закона все стороны, станет известно уже в самое ближайшее время.

Автор: Амина Магомедова

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий