Состоится ли "великое переселение" китайцев на постсоветское пространство

На пространстве Центральной Азии и всего СНГ вырисовывается новая масштабная проблема. Уже много говорилось о растущей активности Китая в этих регионах, но есть еще один аспект политики КНР, на который пока не принято обращать внимание – это китайская демографическая экспансия – легальная и нелегальная – на пространство бывшего Союза ССР.

Уже сейчас центральноазиатские средства массовой информации сообщают о том, что количество официально зарегистрированных приезжих из Китая на самом деле не отражает действительного положения дел, и количество нелегальных китайских мигрантов значительно выше.

Так, например, в Кыргызстане в ходе рейдов сотрудников органов внутренних дел постоянно выявляются сотни случаев незаконного пребывания китайцев на территории страны. Однако по сообщениям СМИ никаких реальных шагов по борьбе с ними не предпринимается.

Как считают активисты общественных организаций, защищающих кыргызскую идентичность, таких как "Кыргыз чоролору" и "Жаны муун коалициясы", коррупция среди чиновников, которые зарывают глаза на факты нарушения китайцами миграционного законодательства, способствует проникновению граждан КНР в Кыргызстан. Эксперты даже предсказывают скорое появление в стране «чайнатаунов».

Похожая информация поступает и из Казахстана. Так, бывший посол Казахстана в Китае Мурат Ауэзов в свое время прямо заявил, что одна из главных целей КНР – это легализация присутствия ее граждан в этой стране. В связи с этим он выразил свой взгляд на ситуацию в Синьцзяне. По мнению бывшего казахского дипломата Синьцзян – плацдарм для дальнейшей экспансии на Запад.

«Идет великое переселение ханьцев из внутренних районов Китая к нашим границам. Они строят великолепные города и дороги. Это миллионы человек. Их производственно-строительные бригады за сутки могут превратиться в подразделения профессиональной армии Китая. Их общая численность – это примерно нынешнее население Казахстана, и они напрямую подчиняются Пекину», – заявил Ауэзов в одном из своих интервью местным СМИ.

В свое время профессор Высшей школы экономики Алексей Маслов, основываясь на данных демографического роста китайского населения в Синьцзяне, предупреждал, что «излишнее» китайское население будет оттуда мигрировать в страны Центральной Азии, и даже назвал цифру в 8 миллионов китайских мигрантов, которые осядут в регионе.

Целью миграционной экспансии Китая также является Таджикистан, который уже находится в долговой зависимости от КНР, что отражается в политике уступок, в том числе и территориальных, Таджикистана своему южному соседу. Так, еще в 2011 году Таджикистан уступил Китаю 1158 кв. километров своей территории в районе Памира. Власти страны также официально разрешили китайским компаниям добычу золота на территории Таджикистана.

Экономическое влияние позволяет Китаю продвигать в регионе и свои политические интересы. Это особенно явно просматривается в ходе кризиса, вызванного пандемией коронавируса. На фоне стагнирующей экономики Запада Китай демонстрирует экономический рост и предлагает новые условия для сотрудничества странам ЦА.

В сложившейся ситуации Россия как нельзя больше заинтересована в том, чтобы сохранить существование стран ЦА. Предложение некоторых «ура-патриотов» предлагающих «поделить» Центральную Азию между РФ и КНР приведут лишь к удлинению границы между двумя странами и к тому, что территориальная экспансия КНР будет готова перешагнуть через них.

Известный российский философ-консерватор Александр Дугин, касаясь политики по отношению к Китаю еще 25 лет назад писал: «Россия геополитически прямо заинтересована в активной поддержке сепаратизма в этих сферах и начале антикитайской национально-освободительной борьбы во всей этой области. Синьцзян и Тибет должны войти в пояс теллурократии. Это будет самым позитивным геополитическим решением и создаст для России надежную защиту даже в том случае, если Китай не откажется от антиевразийских геополитических проектов. Без Синьцзяна и Тибета потенциальный геополитический прорыв Китая в Казахстан и Западную Сибирь становится невозможным. При этом не только полное освобождение этих территорий от китайского контроля, но даже первые этапы дестабилизации обстановки в этих регионах уже будут стратегическим выигрышем России».

Конечно, 25 лет спустя можно сказать, что сейчас речь об этом не идет, но поддерживая государства Центральной Азии, Россия оставляет за собой некий буфер, который, по крайней мере, может отодвинуть вопрос окончательного выяснения отношений с Китаем на неопределенно долгий срок.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий