Top.Mail.Ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Сотрудник мечети: Людей некуда сажать, кроме как на дорогу

Махди Зарубин

Сотрудник исторической мечети Москвы Махди (Владимир Зарубин), лично наблюдавший за недавним противостоянием верующих и ОМОНа, рассказал ИА IslamNews о реакции мусульман на заявления известного общественного деятеля Максима Шевченко, а также поделился своим видением решения наиболее болезненных для уммы вопросов.

- Махди, по итогам недавних событий во время пятничного намаза Максим Шевченко высказал определенные претензии в адрес администрации мечети, которая, по его словам, “халатно относится к организации молитвенных мест”. Некоторым верующим эти заявления показались спорными. Как вы можете их прокомментировать? - Видимо, уважаемый Максим Шевченко не до конца владеет информацией. Мы несколько раз писали в префектуру, писали Собянину, чтобы во время пятничной молитвы полностью перекрывали дорогу, но этого не было сделано. Они перекрывали только одну часть тротуара, которая прилегает к мечети, дорогу и другую часть тротуара они не перекрывали. Соответственно, когда люди собирались, понятно, что они не только тротуар заполняли, им некуда было рассаживаться, и мы принимали решение рассаживать их на дорогу. Поэтому у нас были приготовлены знаки, кирпичи, которые мы сами туда устанавливали. Иначе куда людей рассаживать? Некуда. Людей много. ГАИ не было, хотя должны были там быть, перекрывать все это дело, чтобы машины не ездили. А там просто стоял столб, кирпич, который мы сделали, и туда омоновцы вставали, чтобы машины не проезжали, потому что людям негде было молиться. Если бы – говоря о том конкретном пятничном случае – дорогу перекрыли, машина бы туда не въехала. Если бы было ГАИ, то на месте бы этот вопрос решали гаишники. Мы приглашаем Максима придти и увидеть все своими глазами. В передаче "Время покажет" он тоже говорил, что там рамки стояли – но они стояли только на тротуаре. На дороге и другом тротуаре – не стояли, потому что их барьерами не перекрывали. - Еще он поднял тему добровольцев при мечетях, которые должны следить за порядком… - У нас все это есть! И волонтеры, и служба безопасности мечети, и администрация. Все мы работаем и работали в этом направлении. - А где они были в ту пятницу во время штурма автобуса с ОМОНом? - Там были. Но вопрос-то невозможно было решить! Вы поймите сами: автобус стоял в гуще молящихся. Этого мальчонку прапор (я с ним разговаривал) за шкварник притащил, в автобус закинул и все. Прямо на глазах у молящихся. Вы понимаете, какая может быть реакция? Если бы автобус не стоял в этом месте, а стоял вдалеке от молящихся, не было бы этого. А если бы вообще не было автобуса, полиции и омоновцев, конфликт бы не возник. Если бы нам позволяли – самим, без ОМОН, без полиции – все организовывать, перекрывать дорогу, мы перекрывали бы улицу, оставляли знаки "проезд запрещен" (кирпич), там бы стоял наш человек, машины не заезжали бы, оставляли бы часть для пешеходов, чтобы они могли дойти до своих мест назначения, и сами бы все решили без конфликтов. Люди бы спокойно молились и не нервничали. Получается, что сами омоновцы и спровоцировали эту ситуацию. Люди нервничают из-за того, что ОМОН прямо в гуще стоит, люди молятся, а ОМОН из автобусов туда-сюда ходит, да еще на глазах у всех протащили этого задержанного. Может, мальчик и виноват за совершение наезда – пусть даже без последствий для этого бойца ОМОНа, но сам факт задержания проходил прямо при молящихся, плюс слух, что его избили, и все. - Думаю, любой человек отреагирует максимально жестко, без вариантов. - Вот люди и возмутились! Потащили же нашего брата, причем мы были не в курсе, что он там сделал. ОМОН рассчитан для боевых действий, они не думают же, что делают, не думают о последствиях, о реакции молящихся – это не их предназначение. Они приспособлены для войны, просто выполняют устав. Они не белые воротнички, им приходится работать в такой среде, на таком уровне. Вот братья и отреагировали. - Сколько волонтеров работает при мечети, когда они появились, какова их деятельность? - Есть администрация мечети, 7-8 человек, плюс, три человека по безопасности. Это уже 11. Дополнительно набираем людей, около 10 человек, получается всего около двух десятков. Они в толпе были, пытались ее успокоить, но в сложившихся обстоятельствах это было уже невозможно, сами понимаете. Тем более что там нашлись провокаторы, звучали какие-то возгласы типа "а давайте автобус перевернем", и прочее. Я находился в том автобусе, предложил мальчика отпустить, чтобы избежать более тяжелых последствий. Я вообще опасался драки с представителями органов власти, это было бы уму непостижимо. - Вы полагаете, что двух десятков волонтеров в принципе достаточно для того, чтобы утихомирить в случае необходимости довольно большое количество людей? - Если бы эту ситуацию отдали полностью под наш контроль, хватило бы и меньшего количества. Нам ни ОМОН, ни полиция не нужны. Мы сами бы перекрывали все, устанавливали своих людей везде, и проблем бы не было. Хуже всего молящиеся реагируют на ОМОН, полицию и так далее. Там некоторые прошли две войны, у них еще свежи в памяти некоторые события. Я знаю об этих войнах. И с той, и с другой стороны – и со стороны федеральных подразделений, и со стороны чеченского народа – были такие закидоны и неадекватные действия, приводящие к гибели людей, что упаси Господь. - Кстати, в этом вы с Максимом Шевченко сходитесь: он говорит, что в Лондоне полиции на мусульманских мероприятиях вообще не заметно, люди все делают сами. Почему, на ваш взгляд, там власти мусульманам доверяют, а на наших сгоняют автобусы с ОМОНом? - Вопрос не ко мне, а к префектуре и к представителям органов власти. Но, повторяю, нам они не нужны, они только создают определенные помехи и волнения среди молящихся, которые весьма болезненно на все это реагируют. Особенно когда их начинают обыскивать. Кстати, после этого случая сотрудникам органов провели инструктаж, как можно себя вести, и они стали корректнее. Дорогу сразу перегородили – не потом, когда люди собираются, а сразу, чтобы машины не проезжали, и для пешеходов дорожку выделили. И проверяли корректно. Один брат пришел окрыленный – говорит, ему было так приятно, проходил через рамки, ему сказали, "позвольте, мы вас проверим, нет ли у вас какого оружия", он говорит – нету, они – "позвольте, мы вас досмотрим". Потом сказали, "извините, что мы вас побеспокоили, пожалуйста, проходите". Он чуть ли не летал от счастья, говорит, ничего себе, в общем, человек получил массу приятных эмоций. А до этого общались и в грубой форме, могли и матом… - Вроде "Оружие есть? А если найдем?" - Ну, если находили, забирали и передавали это оружие нам, нашей службе безопасности, мы клали в сейф и потом отдавали владельцу на выходе. Я имею в виду травматы, с разрешением, с магазином, отсоединенным от самого пистолета. С боевым оружием не было ни одного случая. А разные перочинные ножики и все прочее люди складывают в наши специальные ящички. У кого-то ножницы, у кого-то отвертки, люди иногда с работы едут…Все это полиция у них отбирает и складывает в ящички. В догмате ислама сказано, что мы должны сделать омовение и умаслить себя в поклонении Всевышнему – но стеклянную посуду (одеколоны, благовония, духи) тоже отбирают. После Курбана у нас достаточно много этих вещей осталось - и набор отверток, и щипчики для ногтей. Некоторые просто уходили и забывали забрать их. - В целом, связываете ли вы всю эту ситуацию с нехваткой мечетей в Москве? - Естественно. Строительство новых мечетей разрешило бы очень много вопросов. В Лондоне порядка ста мечетей, в Стокгольме – порядка 80. Но сравните Стокгольм и Москву! Вся Швеция несколько раз поместится в нашем столичном регионе, вместе с прочими скандинавскими государствами, и еще место останется. А у нас очень мало мечетей – при том что количество молящихся с каждым годом растет. - И сколько мечетей нужно, по-вашему, хотя бы столице на такое огромное количество мусульман? - Мечети нужны в каждом районе. В пятницу – обязательная молитва для всех. Если мусульманин три раза кряду не пришел на пятничную молитву без уважительной причины, то, как сказал Пророк, мир ему, "пусть этот человек умирает, кем хочет", потому что он уже никакого отношения к умме не имеет. Поэтому на пятничную молитву все стараются прийти. Вы нигде не увидите столько людей, как на пятничной и на праздничной молитве. Поэтому необходимо достаточно много мечетей. Очень много этнических славян, принявших ислам (вот как я, допустим). Плюс коренные жители Москвы, татары, башкиры. У нас много жителей и из других регионов – из Азербайджана, из Средней Азии, но с гражданством РФ. А если взять Кавказ? Сколько их здесь в Москве живет? Они коренные, они здесь живут, у них квартиры, дома, семьи и прочее. Им где молиться, особенно зимой, в 20-градусный мороз? На улице?

Автор: Вера Ильина

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (3) Версия для печати

Добавить комментарий

Кылчык
11 Октября 2014г.
Ответить

Конечно же, виноват путлеросионизм, и соплянин, - его вонючая прокладка.
Ну какая может быть парковка на 50 000человек в одной точке? Бред! О Аллах, уничтожь врагов Ислама!

impuls ★★★
10 Октября 2014г.
Ответить

Почему в церквях правоохранительные органы паспорта не проверяют? Уверен, что туда ходят больше половины прихожан приезжих, которая не является помехой для мэра Москвы о запрете строительства церквей.

Ahmet ★★★
09 Октября 2014г.
Ответить

Как Он грамотно всё объясняет,доступно и понятно.Mash'lLah.