Страницы истории Соборной мечети в Ростове: имам Каляметдин Шангареев

Имам Каляметдин с семьей

Имам Каляметдин с семьей

Теги:


0
10 Февраля

Демократические тенденции в развитии российского общества все чаще проявляются в сфере обеспечения свободы совести, праве людей на духовность, которую они обретают в лоне традиционных религий. Так 21 января на совещании глав традиционных религий России и Руководства Министерства Обороны с участием Главы Администрации Президента Антона Вайно. Впервые за многие годы лидеры российских мусульман выступили «единым фронтом» в вопросах, которые долгие годы оставались без ответа. В первую очередь это вопрос возвращения верующим зданий мечетей в Ростове-на-Дону и в Ставрополе, которые в далекие советские годы были переданы на баланс Министерства обороны.

Хотелось бы отметить, что в этом сплочении за торжество исторической справедливости, особая роль принадлежит муфтию шейху Равилю Гайнутдину – человеку, которого я знаю много лет и считаю подлинным лидером мусульман России. Убежден, что решение в пользу возвращения исторического здания (пусть от него остались только стены) и его реконструкция станет примером того, что Россия развивается как открытое многоконфессиональное государство.

Единство – ключевое понятие, которое сегодня характеризует инициаторов возвращения Соборной мечети Ростова-на Дону и это главный залог того, что будет принято единственно справедливое решение. И здесь я не могу поставить точку, потому, что память требует отдать должное человеку, который отдал много сил, чтобы справедливость восторжествовала. Это Муфтий Бикмаев Джафар хазрат. Он не дожил до сегодняшних дней, но до последнего дня, дарованного ему Всевышним сражался за во возвращение ростовской мечети в лоно мусульманской религии.

Работая над этой статьей, я пересматривал свой архив и наткнулся на фотографию, которая мне показалась добрым знаком в свете событий, происходящих сегодня вокруг мечети в г. Ростове-на-Дону.

На этой фотографии справа налево: Равиль Гайнутдин, Талгат Таджутдин, Исмагил Шангареев и покинувший нас недавно Джафар Бикмаев. Тогда в мае 1990 года, мы были молоды и полны надежд обрести справедливы и свободный мир.

Каляметдин Шангареев

Хочу особо подчеркнуть, что решение вопроса о возвращении верующим Соборной мечети в городе Ростове- на-Дону для меня является глубоко личным вопросом, т.к. связан с историей жизни моей семьи и, прежде всего, с судьбой моего отца имама-хатыба Каляметдина хазрат Шангареева. Тем более, что в этом году в Казани выходит книга М.И. Газимзянова «Каляметдин Шангареев: личный архив советского имама», в которой на основе многочисленных архивных материалах, прослеживаются все этапы жизни моего отца, которая была связана с историей мусульманской культуры в СССР.

В аннотации к книге сказано, что «издание предназначено для историков, филологов и антропологов». Думаю, что эта книга, помимо специалистов должна заинтересовать всех, кто интересуется «живой, не придуманной» историей, кто хочет понять современность как некий итог прошлого опыта, найти в нем ответы, как строить будущее в нашем многоконфессиональном государстве.

Немного предваряя издание книги о моем отце, хотел бы остановится на нескольких фрагментах, посвященных теме этой статьи: вопросу возвращения Соборной мечети в г. Ростове-на-Дону, который требует рассмотрение в широкой исторической перспективе. Суть вопроса по логике вещей, требует обращения к его началу. Итак, обратимся к историческим, в том числе архивным, документам.

Многие из них раскрывают картину тех трагических событий, которые предшествовали закрытию мечети и аресту моего отца. В научной исторической литературе есть версия, что поводом для закрытия послужил арест имама-хатыба Каляметдина, который осудил расстрел рабочих в Новочеркаске1.

Сегодня, я могу подтвердить, что да, отец остался верен своим принципам, своему пониманию гражданского долга. Фронтовик, он не мог представить, что в мирное время будут расстреливать мирных людей. Имам, прошедший с автоматом в руках войну, не мог поступить иначе. Это не версия, что он выступил. Это правда, и, я свидетель тех событий, пусть видевший все происходящее в те годы глазами ребенка. Помню те дни как сейчас.

Об этом же свидетельствуют и архивные документы, согласно которым имам-хатыб Каляметдин Шангареев – был арестован в связи с делом, связанным с событиями, произошедшими в городе Новочеркасск Ростовской области РСФСР 1 – 3 июня 1962 года в результате забастовки рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода им. С. М. Будённого («Новочеркасский расстрел»).

Помню, как мама надела все свои правительственные награды, медаль матери героини. Помню, как собрала боевые награды отца, и взяв всех детей поехала в городское СИЗО, где держали отца.

Про милицейского начальника ходили слухи, что он неумолим и слезами его не возьмешь. Думаю, сыграли роль боевые награды отца. Сам фронтовик, милицейский чин удивился, что имам прошел с автоматом в руках всю войну, был тяжело ранен. Ну и слезы нашей мамы, дождавшейся мужа с фронта… Я помню, что он сказал маме: «Поезжайте домой, пока вы доедите отец уже будет дома». Так и случилось. Но мечеть воспользовавшись этим случаем закрыли. Как это было принято с подобными памятниками, ее использовали под склад продторга, затем как спортзал, а в 1976 году, разрушив купол, минарет и часть стен, перестроили в солдатский клуб.

И вот, спустя почти пол века в начале 2021 года появилась твердая надежда, что Соборная мечеть в г. Ростове-на- Дону будет возвращена в лоно мусульманской конфессии России, и история благих деяний моего отца Имама-хатыба Каляметдина хазрата Шангареева получит счастливое продолжение, откроются двери мечети, и вознесутся к Всевышнему молитвы мусульман.

Источники

1 Косач Г. Шангареев Исмагил Калямутдинович // Ислам на Урале: энциклопедический словарь / Сост. и отв. ред. Д.З. Хайретдинов. М.: Издательский дом «Медина», 2009. С. 409. ; Ro’i Y. Islam and the Soviet State. From World War II to Perestroika. (NY: Columbia University Press. 2000), 205-214.

Автор: Исмагил Шангареев

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий