Татарин-барин. Из жизни мусульманских коммерсантов

Здание Шамси Асадуллаева построено для мусульман Москвы

Здание Шамси Асадуллаева построено для мусульман Москвы

Теги:

4
29 Октября 2016г.
- – —
Совсем недавно социальные сети всколыхнул удачно раздутый кем-то скандал из-за высказываний дочери миллионера Бажаева, а чуть раньше общественность обсуждала гонки на «Глендвагене» при  участии другого отпрыска не менее крупного бизнесмена с мусульманской фамилией  с демонстративным нарушением правил дорожного движения.

Как прокомментировал случившееся начальник столичной полиции  Анатолий Якунин: «Они думают, что за деньги можно купить все и всех, но ошибаются».

Интересно, что похожие модели поведения характерны не только для нашего времени, когда, по мнению многих все продается и покупается, но и для «добрых старых времен», когда у людей, как считается,  сохранялись еще нравственные нормы.

Те, кто дорывался  до больших денег «чудачили» во все времена, и представители мусульманских народов здесь не были исключением.

«Когда Шагазиев попал первый раз в Москву, то кто-то вздумал свести его на балет в Большой театр. Это зрелище его ошеломило, как он мне сам рассказывал: сотни красивых полураздетых женщин, изящно танцующих под аккомпанемент чудной музыки, поражающий блеск от освещения, от нарядных дам... Все это вскружило ему голову, он схватил ее руками, предполагая, что сошел с ума. Этот спектакль решил его участь. Он бросил Бухару, семью и навсегда поселился в Москве. Сначала занимался маленьким комиссионерством, водя своих соотечественников по фабрикантам в качестве переводчика, потом начал продавать каракуль, научился в нем разбираться и наконец попал …в приказчики с жалованьем 6 тысяч рублей в год».

Это строки из мемуаров-воспоминаний видного московского предпринимателя и общественного деятеля Н.А. Варенцова «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое», охватывающих период с середины XIX века  по 1905 год. Сам Варенцов  был широко известен в деловых кругах Москвы и России как владелец нажитого собственным трудом 11‑миллионного состояния, директор двух солидных фирм, торгующих хлопком, шерстью и каракулем по всей стране; как председатель правления крупной текстильной мануфактуры и общественный деятель.

Пережив революцию, он не стал эмигрировать и жил в Москве, оставив детям после своей смерти в 1947 году в наследство взамен капиталов, отобранных большевиками  записки о  прошлой дореволюционной жизни, в которой ему по делам пришлось общаться с разными предпринимателями-мусульманами. Его взгляд на них довольно любопытен,  хотя и не лишен определенной иронии.

Из этих мемуаров следует, что некоторым предпринимателям из числа мусульман «ничто человеческое не было чуждо».

Однажды,  посещая один из московских ресторанов, в которых любили бывать московские купцы он стал свидетелем того как гуляют богатые татары: «За их столом было весело, и они держали себя непринужденно. На столе стояли бутылки с шампанским, фрукты, кофе. С каждым татарином сидела певичка, и они не стеснялись их облапывать и целовать…»

Это открытое  пренебрежение нормами своей религии насторожило Варенцова: «Меня заинтересовало узнать, кто эти татары. О чем я и спросил одного своего знакомого при выходе из залы. Он назвал фамилии и, указывая на одного из них в самой дорогой чаплашке… Посмотревши внимательнее на указанного татарина, я узнал в нем нашего покупателя, кредитующегося у нас…»

Поняв, что он имеет дело с ненадежным человеком, Варенцов принял решение больше не иметь с ним дел.

«На другой день утром я вызвал Кашаева, моего помощника по продаже каракуля, и сказал: «Больше  этому… не продавайте!» Кашаев на меня удивленно смотрел: «Как не продавать? Кому же после того можно продать?» Я спросил Кашаева: «Скажи, дозволено ли магометанам пить вино?» – «Нет», – ответил Кашаев. «А сидеть с девицами в публичном месте и целовать их? Как к таковым людям магометане относятся?» Смущенный Кашаев спросил: «Неужели вы видели его так?» – «Да, потому и закрываю кредит, уверенный, что он вскоре платить не будет».

Но не следует думать, что купцы-мусульмане все были сплошь транжирами и пьяницами.

Тот же Варенцов с большой теплотой отзывается о купцах из Средней Азии, которые демонстрировали поведение, присущее мусульманам: «Приходило много – и всегда группами – азиатских купцов, хотя в это время года их проживало в Москве сравнительно небольшое количество. Я на них смотрел с особым удовольствием. Мне нравились их пестрые халаты, чалмы, ичиги; особый способ здороваться, прижимая руки одну ко лбу, другую к сердцу, потом подавая обе руки и держа себя за бороду, творя в это время про себя молитву».

Положительные впечатления оставило у Варенцова, по его воспоминаниям, посещение Бухары.   Еще тогда он обратил внимание на степенно-патриархальный быт  этого города и поведение его жителей.

«В то время вся жизнь бухарцев была патриархальна и самобытна, цивилизация еще не успела коснуться жителей своими дурными сторонами. Дети были в большом повиновении у своих родителей, хотя уже у них были свои взрослые дети. Соблюдение обрядностей, предписанных Кораном, исполнялось в точности со всеми омовениями, молитвами и постами».

Стоит отметить, что среди мусульман-богачей все же были и  благотворители-меценаты, жертвовавшие значительные суммы денег на нужды единоверцев.

Достаточно вспомнить благотворительную деятельность того же торгового клана Ерзиных – отца и девятерых его детей, или купцов Байбековых, миллионера-нефтепромышленника Шамси Асадуллаева.

Однако подавляющее большинство татар-торговцев не были богачами.

Большинство из них занималось мелкой торговлей, в том числе и торговлей старьем. Их иронично именовали «халатниками».

Не имея собственных торговых лавок, они ходили по дворам, скупая ношенные ненужные вещи, чтобы потом продать их на Александровском рынке, где у татар была своя площадка и куда ходили небогатые горожане. Там за 5 рублей можно было одеться с головы до ног.

Петербургский журналист Анатолий Бахтиаров, писавший очерки в различные петербургские и московские газеты в конце 19 –начале 20 века оставил своеобразный словесный портрет-зарисовку подобного торговца: «Татарин-торговец существует двух родов: халатник и разносчик красного галантерейного товара. Татарин-халатник торгует старым платьем – скупает всякое старье и продает его на толкучем рынке… Татарин –разносчик мануфактурного красного товара представляет собой ходячую лавочку…В долгополом азиатском кафтане с длинными рукавами, подпоясанный красным кушаком, в меховой шапке, из-под которой выглядывает татарская тюбетейка с котомкой за плечами – ходит он из одного двора в другой…»

Он также высоко оценивал их моральное состояние: «Живя вдали от родины татары, однако ж, крепко держатся религии и обычаев своих предков и не смешиваются с другими элементами столичного населения…».

У многих еще живы в памяти торговцы-челноки начала 2000-х годов. Среди них так же было немало татар. Они торговали всякой всячиной на многочисленных вещевых рынках, существовавших тогда во многих крупных городах России.

Времена меняются: ушли в прошлое челноки и рынки. На их месте теперь построены современные торговые центры, но, как и их далекие предки в стародавние времена, современные татары не прочь что-нибудь купить-продать, особенно если цена подходящая.

Автор: Ильдар Мухамеджанов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

El`dar Gaisin 29 Октября 2016г.
Ответить

По мне так, после прочтения данной статьи у читателя может сохранится образ в отношении всего этноса(в целом негативный). Короче, поставленная задача выполнена! У меня сложилось впечатление, что татары чем-то изрядно насолили автору, и в отместку им последний поднатужился подыскать (сомнительные)источники, дабы слизать вырваное с контекста то, что сгодится для склеивания желтенькой статейки.Статья однобокая, автор не скрывает свое предвзятое отношение к татарам. Хватило бы смелости такое слепить в отношении представителей этнических групп более горячих кровей, думаю нет. При этом, автор забы...
Читать дальше

Muslimov 29 Октября 2016г.
Ответить

Автора статьи, видимо чем то обидели татары, раз он(а) решил(а) полить мою нацию кафном своим израильским. Не нужно сочинять всякие татарофобские грязные статейки. Тем более еще татарскую тюбетейку обозвали чаплашкой. У.р.о.ды. Я бы автору вмиг закатил по его х.а.ре. Оборванец, помни: все мечети в России были построены татарами. В Японии и Нью-Йорке первые мечети построили татары. Тот же Абдуллаев был татарином из Баку. Продолжить?

Кылчык 29 Октября 2016г.
Ответить

Интересненько!