Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Успех британской модели мультикультурализма

Принц Чарльз в мусульманской школе Лондона

Принц Чарльз в мусульманской школе Лондона

Теги:

1
13 Марта

В 60-е и 70-е годы прошлого века между расовым и классовым признаками существовала тесная связь. Мигранты были «иными» по расе и «низшими» по классу, а их требования касались в первую очередь предоставления их социальных прав.

Однако после падения Берлинской стены и окончания холодной войны подул ветер глобализации, которая вскоре стала главенствующей идеологией, что породило конфликты идентичности и притязания на особенность. Для многих людей основой идентичности стали культура, язык и религия. Дискуссия вышла за рамки исключительно социальной проблематики и уже не ограничивалась требованиями мигрантов предоставить им равные с коренными британцами социальные права. Все чаще и чаще стали раздаваться голоса, требующие гарантировать культурные, языковые и религиозные права этнических меньшинств.

Таким образом, мультикультурализм превратился из социального проекта в культурный: человек, принадлежащий к меньшинству, ощущает себя британцем лишь тогда, когда осознает свое культурное отличие и знает, что выражение этой инаковости приемлемо в социальном и политическом аспектах. Соединенному Королевству повезло: такая политика внесла свой вклад в становление духа плюрализма в британском обществе.

Например, не стоит удивляться, увидев в британской пограничной полиции офицера в тюрбане сикха: это является, по сути, официальным признанием культурного плюрализма. Человек несет службу на ответственном посту и создает первое впечатление о британском обществе у приезжающих сюда людей. Однако государство не лишило этого человека права носить одежду, которая отражает его принадлежность к меньшинству, под предлогом того, что общий для всех запрет символов веры служит идее равноправия. В этом и заключается успех британской модели. Думаю, он основывается на том, что политика мультикультурализма в Соединенном Королевстве учитывает культурные различия и не дает им перерасти в конфликты. Это, в свою очередь, возможно за счёт того, что британское общество считается «обществом обществ» (une communauté des communautés).

Верно и то, что британская модель мультикультурализма не столь успешна, как канадская, основа которой - «политика признания», однако ее плюсы очевидны по сравнению с французской моделью, где культурные различия переросли или почти переросли в открытые конфликты. Во Франции дело уже дошло до посягательства на личную свободу (проблема буркини[1]) под предлогом защиты ценностей республики, одной из которых является как раз таки свобода.  Таким образом, необдуманная политика плюрализма приводит к ущемлению свобод во имя свободы и наносит урон национальным ценностям во имя их защиты.

Этот момент еще раз подчеркивает различия между моделями мультикультурализма в западных странах. В то время как французские стражи правопорядка требуют от мусульманки на пляже в Ницце снять покрывало, что является вопиющим нарушением личной свободы, канадское правительство принимает решение разрешить служащим в федеральной полиции мусульманским женщинам носить на работе хиджаб, если они этого хотят!

Следует напомнить, что это решение было принято отнюдь не в ответ на требования мусульманского меньшинства в Канаде, а в рамках кампании по привлечению мусульманок в ряды федеральной полиции, в соответствии с «политикой признания», которая считается главным девизом плюралистического курса в стране. Данная политика разрабатывалась наиболее яркими культурными деятелями Канады, такими как Чарльз Тейлор[2], и была принята в качестве официального курса премьер-министром Пьером Трюдо. Согласно решению, принятому им в 1971 году, мультикультурализм является официальной политикой правительства, охраняющей культурные свободы граждан и признающей культурный вклад меньшинств во всем их многообразии в общую идентичность канадского общества. Стоит отметить, что глава правительства, которое приняло это решение, приходится отцом нынешнему премьер-министру Джастину Трюдо.

--------------------------------------

[1] Буркини - купальный костюм для мусульманок, разработанный ливанским дизайнером Ахедой Занетти. В 2016 году в ряде курортных городов во Франции был введён запрет на буркини. Женщин, уличённых в его ношении, приговаривали к административному штрафу в 38 евро. Премьер-министр Мануэль Вальс заявил, что буркини противоречат ценностям Французской республики. Критическую позицию по отношению к купальному костюму для мусульманок занял и экс-президент Николя Саркози. В свою очередь, Государственный совет Франции признал запрет на буркини нарушением прав человека и приостановил действие запрета в одной из комунн. Тем не менее, в 2017 году Апелляционный суд Марселя признал законным решение о запрете буркини на муниципальных пляжах. – Прим. пер.

[2] Чарльз Маргрейв Тейлор (род. в 1931 году) — канадский философ, автор работ по политической и социальной философии, истории философии. Внес значительный вклад в создание Хартии Земли — международной декларации основополагающих принципов и ценностей для создания справедливого, устойчивого и мирного глобального общества в XXI веке. - Прим. пер.


Профессор Мухаммад Бишари, Генеральный секретарь Всемирного конгресса мусульманских общин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (1) Версия для печати

Добавить комментарий

Ханан
16 Марта
Ответить

а на украине даже на паспорт в хиджабе нельзя...