В деле об убийстве Немцова неожиданный поворот

Главный подозреваемый в деле убийства политика Бориса Немцова Заур Дадаев хочет дать новые показания, свидетельствующие о его невиновности, а также опровергающие существование фигуранта по кличке "Русик". Об этом сообщает РБК со ссылкой на адвоката подсудимого Шамсудина Цакаева.

Согласно изначальному алиби, которое указал в материалах дела его адвокат по назначению Иван Герасимов, обвиняемый якобы находился в момент убийства в ресторане на улице Нежинская в Москве.

«У нас есть другое алиби, которое мы пока не будем раскрывать в интересах защиты»,  – пояснил Цакаев. По его словам, Дадаев плохо ориентировался в Москве, не посещал ни Красную площадь, ни место жительства политика, ни место его убийства на Москворецком мосту.

По словам адвоката, о Немцова Дадаев имел только самые общие представления. «Он знал, что есть такой политик, но никогда не видел его высказываний о теракте в Париже в редакции журнала «Шарли Эбдо»,  – рассказал защитник, отметив, что даже название журнала Дадаеву было незнакомо.

Защитник вновь рассказал о пытках, которым, по его словам, был Дадаев подвергнут Дадаев после задержания. "Меня держали в каком-то доме с мешком на голове и связанными руками и ногами, пытали током, сломали хрящи на ушах",  – пересказывает слова Дадаева его адвокат, отметивший, что на руках и ногах у арестанта сохранились следы от наручников и кандалов.

Цакаев рассказал, что в Москве еще перед допросом от Дадаева  потребовали подписать уже готовый текст признательных показаний. Он сделал это в обмен на освобождение своего друга и сослуживца Руслана Юсупова, который был задержан вместе с ним в Ингушетии. Следствие также требовало от задержанного дать показания против Руслана Геремеева – его сослуживца и командира роты чеченского батальона «Север». Но в тексте уже фигурировал некий «Русик»: человек, который якобы предоставивший пистолет и машину для убийства.

«Такого человека, Русика, не существует, это мифический персонаж, его придумали те, кто меня пытал,  – пересказывает слова Дадаева адвокат.  – Я бы никогда не назвал Геремеева «Русиком», для меня он старший по званию и по возрасту». Дадаев подчеркнул, что друг друга они называли либо по именам, либо по позывным.

Как отмечает издание, уже на следующий день после допроса, 8 марта, в Басманном суде, Дадаев заявил о своей невиновности, продемонстрировав порванную куртку и следы пыток на руках. Уже находясь в СИЗО, он написал несколько жалоб  – Генпрокурору, председателю Следственного комитета, в правозащитную организацию «Комитет против пыток», а также главе Чеченской республике Рамзану Кадырову. На бумаге от руки Дадаев написал на имя Кадырова: «Я этого не делал»,  –  сказал Цакаев.

Рассказал адвокат и про службу своего подзащитного в органах внутренних дел Чечни, куда он пришел в 2004 году. Начинал Дадаев служить в Антитеррористическом центр, которым тогда руководил Рамзан Кадыров. Но после расформирование этой структуры в 2006 году, на ее базе были созданы батальоны «Юг» и «Север», в последнем он и оказался.

«Двенадцать лет я выполнял свой долг, для себя ничего не сделал  – ни дома нет, ни семьи нет. Мать раз в месяц навещал, я все время был на спецоперациях, постоянно на самых опасных и сложных участках»,  – приводит слова Дадаева адвокат.

Одной из последних его операций было освобождения Дома Печати и школы в Грозном в декабре 2014 года. В числе первых Дадаев прибыл на место событий к «Барскому дому», где был создан импровизированный штаб, где уже находились руководство республики: министр внутренних дел, его замы и лично Рамзан Кадыров.

«Мы пошли освобождать Дом Печати. Бились там до последнего, а когда закончили, узнали, что в школе есть еще террористы и отправились туда на штурм»,  – пересказывает беседу адвокат. По словам защитника, Дадаев не может вспомнить, за что конкретно он получал ордена и медали: как патриот, он служил не за награды.

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий