0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


В какую Библию верит Батров?

Библии

Бывший заместитель муфтия Татарстана, а ныне журналист, Рустам Батров недавно отметился очередным текстом. На этот раз он попытался затронуть тему отношения мусульман к священным писаниям других авраамических религий. В частности, он утверждал, что «если имам вашей мечети берет в руки Библию без малого омовения или говорит, что так поступать можно, то смело пишите на него заявление руководству ДУМ РТ за нарушение норм ханафитского мазхаба».

Однако, согласно исламским нормам, наличие малого омовения необходимо для того, чтобы держать в руках мусхаф – то есть арабский текст Корана, так как он, по вере мусульманина, представляет собой письменную фиксацию слов Аллаха, переданных через архангела Джибриила Пророку Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует.

Что же касается текста Библии, то она делится на две части: Ветхий Завет и Новый Завет. При этом иудеи не признают Новый Завет.  В различных христианских конфессиях также существуют разногласия по поводу состава Ветхого и Нового Завета.

Но все без исключения христиане согласны с тем, что Евангелия не являются «конспектом» или точной дословной фиксацией слов Христа. У них есть конкретные авторы. При этом ряд ученых-библеистов, в частности, Ч.-К. Торри считают, что изначально Евангелия были написаны на еврейском языке, а лишь потом переведены на греческий.

Таким образом, если проводить параллели, понятные мусульманам, то Евангелия – это не что иное как различные сборники хадисов, то есть рассказов о словах и делах Божьего пророка, мир ему, переданных разными людьми. Есть разные версии хадисов, сходные по содержанию, но различающиеся в деталях. Соответственно для того чтобы держать сборник хадисов в руках ритуальное омовение не обязательно.

Теперь перейдем к следующему тезису Батрова о непризнании мусульманами современного текста Библии в качестве истины.

Когда в Коране говорится об искажении то, надо принимать во внимание следующие обстоятельства: в Аравии времен пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, имели хождение разные тексты Библии, а также сочинения различных иудейских и христианских сектантов.

В качестве примера можно привести аят из Корана, где ведется полемика предположительно с представителями христианской секты мариамистов, считавших Деву Марию одним из элементов Троицы: «Мессия Иса (Иисус), сын Марьям (Марии), является посланником Аллаха, Его Словом, которое Он послал Марьям (Марии), и духом от Него. Веруйте же в Аллаха и Его посланников и не говорите: «Троица!» (Коран, 4,171).

Среди востоковедов также распространена точка зрения о том, что основные сведения о христианстве в Аравии времен пророка Мухаммада местные жители почерпнули из так называемого Диатессарона – повествования об Иисусе, составленного на основе Евангелия от Иоанна с добавлением фрагментов как из канонических, так и неканонических Евангелий (апокрифов), автором которого являлся Татиан – выходец из Ассирии. Кроме этого были распространены арианство и несторианство и соответствующие толкования священных текстов.

Специфика Корана состоит в том, что он во многих местах содержит ответы на вопросы, которые задавались пророку Мухаммаду представителями различных религиозных течений. Можно предположить, что упреки в том, что они искажают писание, были адресованы и им в том числе, ведь, действительно, они высказывали разные взгляды на постулаты христианства и иудаизма.

Однако, не следует также предаваться и экуменизму. Каждая из религий, имеющая статус мировых и не обязательно авараамическая, утверждает, что лишь она истинна. И это понятно. Если говорить о том, что и другие религии ведут к истине, то зачем тогда нужна вот эта конкретная религия?

И здесь, на мой взгляд, проявляется другая сторона полемики пророка Мухаммада с представителями других религий о том, что есть истинный путь и заблуждение.

Несмотря на присутствие в Аравии представителей различных религий, общая нравственная обстановка здесь не менялась. Везде господствовал языческий закон с его жестокостью и кровожадностью и презрением к нравственным нормам. Упрек в искажении религии, адресованный в Коране ко всем представителям других религиозных направлений указывает на то, что, на словах причисляя себя к той или иной конфессии, они на деле не придерживаются декларируемого ими религиозного закона, а ведут жизнь неверующих людей. В то время как ислам на деле поменял поведение людей к лучшему, что свидетельствует о его истинности и преемственности с учениями предыдущих пророков.

Что же касается попытки Батрова сравнить исповедание догмата о Троице с прославлением атрибутов Аллаха, то хочется отметить, что мусульмане различают Сущность и атрибуты Творца, не уравнивая их, и не поклоняются им. Декларируя приверженность миролюбию и братству, Батров в очередной раз перешел определенные этические границы.

Вера в Книги является частью имана каждого мусульманина. Однако в Коране содержится уточнение: «Он ниспослал тебе Писание с истиной в подтверждение того, что было до него. Он ниспослал Тору и Евангелие, которые прежде были руководством для людей. Он также ниспослал Различение (Коран)».(Коран, 3; 2-4). Для характеристики этих книг используется глагол «анзаля», то есть нечто ниспосланное «сверху вниз» без участия человека, непосредственное Божественное откровение, тогда как у Библии были  конкретные авторы и соавторы, хотя церковь и учит, что они являются богодухновенными.

Поэтому прежде чем озвучивать обвинения в неверии в адрес мусульман, Батрову надо все-таки уточнить, во что им надо верить – в Божественные Писания, ниспосланные в виде откровения, упомянутые в Коране, или в богодухновенные книги, имеющие своих авторов, или в Диатессарон, который так же был распространен в Аравии тех времен, и от оригинала которого сохранились лишь отдельные отрывки, зато имеется его перевод на арабский язык?

С моей точки зрения модус мирного сосуществования последователей различных религий – и не только монотеистических и авраамических – видится в другом: мы живем в пострелигиозном мире, где вера в Бога не является обязательным и необходимым условием для жизни в обществе. Наоборот, под лозунгом борьбы с клерикализацией религиозное сознание хотят полностью маргинализировать. Нечто подобное мы наблюдали при проведении политики государственного атеизма в СССР. Тогда у верующих разных конфессий была одна проблема – государство всячески их ограничивало и стремилось полностью вытеснить из социума. Слава Богу, эти времена остались в прошлом, но значительная часть общества, далекая от любой религиозной веры до сих пор продолжает выступать против какой бы то ни было активности верующих, расценивая ее как покушение на свою свободу.

Одна цель – возвращение  нравственных ценностей в социум может обеспечить взаимопонимание между представителями разных конфессий. Однако в стране, где существует много религиозных конфессий регулятором этого процесса должно быть государство, чтобы не было перекоса в сторону той или иной конфессии и интересы представителей всех религий учитывались бы в полной мере.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий