0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Во имя веры и карьеры

Можно ли монетизировать то, что тебе не принадлежит? Служение Богу, например? Как показывает опыт современных священников – оказывается, можно.

Так, состояние пасторши протестантов-харизматиков Джойс Майер оценивается в 25 миллионов долларов и включает в себя несколько роскошных домов-вилл, личный бизнес-джет и «Ролс-Ройс».

Все это заработано законным образом: ведь религиозная организация, зарегистрированная на Майер, платит ей официальную зарплату в 900 000 долларов. Сама же эта организация – «Служение Джойс Майер» существует на добровольные финансовые пожертвования.

Налоговые службы США даже хотели изменить статус организации с религиозной на бизнес, но Майер каким-то образом удалось его сохранить.

«У нас нет никакой необходимости извиняться за то, что нас благословил Бог. Вы можете быть успешным бизнесменом здесь в Сент-Луисе, и люди будут считать, чем вы богаче, тем чудеснее. Но если вы проповедник, то это почему-то становится проблемой», — ответила как-то своим критикам Майер. 

Впрочем, она не самый богатый протестантский проповедник в США. Самым зажиточным там считается пастор Кеннет Коупленд с состоянием в 300 миллионов долларов. На втором месте — Пэт Робертсон со 100 миллионами, а на третьем — Бенни Хинн с 60 миллионами долларов. 

Но монетизацией религиозного служения занимаются не только протестанты. Например, состояние главы семейства израильских раввинов Абуцахира – Пинхаса составляет 367 миллионов долларов. Причем большая часть этой суммы была заработана его легендарным дедом Исраэлем: деньги в виде пожертвований поступали на его имя в обмен на благословения раввина.

Впрочем, иногда сбор пожертвований приобретает и криминальный оттенок. В 2017 году в Израиле был осужден главный раввин общины ашкенази Иона Метценгер. Его обвиняли в том, что он под видом пожертвований принимал взятки, которые ему давали за помощь в решении «различных вопросов».

Ну а Папе Римскому роскошно жить не запрещает статус главы государства Ватикан, которое имеет самый надежный банк в мире – Банк Ватикана, официально именуемый «Институтом религиозных дел». Банк неоднократно уличали в участии в различных сомнительных делах (например, дело масонской ложе «Пи-2»), но ему каждый раз удавалось выйти сухим из воды.

Недостатка в клиентах у него также нет. «Институт религиозных дел» даёт возможность корпорациям инвестировать средства, привлечённые на их вклады, конфиденциально и без уплаты налогов.

Ну и конечно список монетизаторов был бы неполным без упоминания представителей еще одной монотеистической религии – мусульман.

Как признавал в свое время московский имам Марат Алимов: «Власть и материальные блага – это искушение и испытание для любого человека: либо он будет управлять ими и использовать их в качестве инструмента, либо они будут использовать его. Эти две вещи могут изменить людей: праведник может стать клириком, а клирик жуликом».

Еще с древнейших времен известно множество анекдотов, которые обличают стяжательство мусульманских клерикалов. Они в свою очередь сильно нервничают по этому поводу. Так, на одном из официальных мероприятий главный казый Татарстана Джалиль Фазлыев пожаловался, что у верующих имамы по большей части ассоциируют только с попрошайками, которые готовы брать деньги в качестве садака. Фазлыев тогда заявил, что общество несправедливо критикует имамов за то, что они  берут деньги за никахи, имянаречение ребенка и совершение других мусульманских обрядов. Он сравнил работу имама с работой журналистов, которые получают гонорары за свои статьи, хотя данное сравнение выглядит совершенно натянутым.

В некоторых случаях невозможно четко обозначить границы того, где заканчиваются границы легального заработка, и начинается коррупция.

Как тут не вспомнить  ситуацию со строительством мечети «Ар-Рахим» в Уфе, где заказчиком выступал фонд «Урал» бывшего президента Башкортостана Муртазы Рахимова. В 2016 году разразился скандал, когда Фонд увидел в этой стройке «конфликт интересов», так как заказчиком строительства выступало Духовное управление мусульман Республики Башкортостан, а застройщиком – ООО «Алтын курай», где 25% при учреждении фирмы владел тогдашний муфтий РБ Нурмухамет Нигматуллин, 50% — управделами муфтията Ильдар Ишеев, а еще 25% – первый заммуфтия Аюп Бибарсов.

Фонд «Урал» заявил, что застройщик расходует средства «не по целевому назначению». Финансирование стройки прекратилось. Фонд подал несколько исков в суд, которые выиграл, а в народе недостроенную до сих пор мечеть называют памятником башкирской коррупции.  

В общем и целом можно констатировать, что  евангельское утверждение «Не можете служить Богу и маммоне (богатству)» для некоторых современных священнослужителей совершенно не актуально. Наши духовные наставники – все те же люди, которым «ничто человеческое не чуждо». Вот только как насчет того самого «духовного авторитета»? Люди ведь не слепые, они все видят.

Автор: Ильдар Мухаметжанов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (4) Версия для печати

Добавить комментарий

Рамиль
30 Ноября
Ответить

Зачем приводить в пример представителей других религий? Лучше бы журналист написал и про других наших уважаемых муфтиев-бизнесменов и миллионеров. Вот тогда бы статья объективной...

Рамиль
30 Ноября
Ответить

Журналист должен быть объективным и правдивым. Почему не упоминает про других муфтиев-миллионеров?
Сразу видно, что статья заказная!

Рамиль
29 Ноября
Ответить

Ильдар Мухаметжанов выдает статью за статьей Молодец!
Открывает некоторые закрытые вопросы.
А что сейчас слышно про строительство Соборной в Уфе?
Строится? Фонд "Урал" помогает?

    ¿¿¿КАРАМБА??? ★★★
    30 Ноября
    Ответить

    Вы серьезно думаете, что это реальный человек? Моё мнение - это "коллектив авторов", причем очень "пестрый" и разнополый.