Впервые вышла книга Ризаетдина Фахретдина "Ибн Таймийя" на русском языке

Обложка книги Ибн Таймийя

Обложка книги Ибн Таймийя

Теги:



4
29 Октября 2018г.

В Москве впервые вышла книга мусульманского ученого начала ХХ века Ризаетдина Фахретдина "Ибн Таймийя". Перевод и редакция книги со старотатарского (тюрки) и арабского языков оказались непростой задачей. Редколлегии за разъяснениями некоторых текстов книги приходилось обращаться к богословам мусульманского мира. Ранее книга была переведена и отпечатана на татарском языке. Ризаетдин Фахретдин (Фахр ад-Дин), один из самых крупных и плодовитых мусульманских деятелей России всего XX века, родился в деревни Кичу Чаты Бугульминского уезда (сейчас Альметьевский район Республики Татарстан) в семье небогатого муллы. Получил образование, обучаясь в течение двадцати лет в Нижне-Шалчалинском медресе. Ему не было суждено отправиться для продолжения учебы заграницу, в образовательные центры Средней Азии, как это было принято в ту пору.


Однако, его старательность, природные таланты и любовь к знаниям позволили ему с лихвой компенсировать отсутствие бухарского образования. Чтобы удостовериться в этом, достаточно открыть любое произведение, принадлежащее его перу.


Очевидно, что провинциальное медресе, не могло дать всех необходимых знаний для обладателя столь пытливого ума. Поэтому он с юных лет уделяет большое внимание самообразованию, изучая арабский, персидский и турецкие языки, много читает и переписывает книги.


Еще будучи шакирдом ему удается издать в Казани несколько своих произведений. В 1888 году он получает возможность посетить Санкт-Петербург и провести во многом судьбоносную встречу со знаменитым богословом Джамал ад-Дином аль-Афгани (1839-1897).



После этого прослужив полтора года имамом и мударрисом в деревне Ильбяково Бугульминского уезда, он в 1891 году назначается одним из кадиев уфимского Духовного Собрания. Эта должность дает Р. Фахретдину доступ к архивным документам и тысячам метрических книг татар и башкир, работая с которыми он собирает материал для своего крупнейшего сочинения – четырехтомного биобиблиографического словаря «Асар». Более того, он завязывает многочисленные знакомства и начинает основательно заниматься наукой.


За время работы в Уфе он издает такие свои известные произведения как «Тәрбияле бала», «Тәрбияле ана», «Тәрбияле ата», «Салима», первый том «Асара», начинает серию «Знаменитые мужи» и т.д. Было очевидно, что Р. Фахретдин с каждым годом все более углублялся в научную и литературную деятельность, теряя интерес к административной работе кадия. Поэтому он без лишних раздумий принимает предложение занять пост заместителя редактора оренбургской газеты «Вакыт», открытой в 1906 году братьями Рамеевыми. Через два года он становится главным редактором журнала «Шура», который во многом благодаря его усилиям обретает статус одного из самых известных и популярных периодических изданий мусульман России. После революции 1917 года и закрытия журнала «Шура» Р. Фахретдин, был вынужден вернуться на прежнюю должность в Духовном Собрании. В 1921 году после смерти Г. Баруди (1857-1921) он стал исполняющим обязанности муфтия, а через два года был избран муфтием ЦДУМ.


К сожалению, смена власти в стране и начало борьбы с духовенством и религией, негативно сказались на творчестве Фахретдина: вплоть до своей смерти ему не удалось издать ни одной своей книги, единственной возможностью хоть как то печататься недолгое время был журнал ЦДУМ «Ислам маджалласе» (1924-1927), более того нужда вынудила его даже распродать свою крайне богатую библиотеку. Трудности сильно пошатнули здоровье Р. Фахретдина. В начале весны 1936 года он заболел и через месяц, 12 апреля, скончался.



Назвать Р. Фахретдина только лишь богословом, значит донельзя ограничить масштаб этой многогранной личности. Сфера его научных интересов выходила далеко за пределы классической теологии: он писал художественные произведения, занимался педагогикой, затрагивал в своих статьях проблемы современного мусульманского общества, но больше всего внимания, конечно, уделял историко-биографическому жанру. Помимо фундаментального труда под названием «Асар», насчитывающего биографии более чем тысячи ученых Волго-Уральского региона и Сибири, к этому жанру относится и его серия «Знаменитые мужи», которая посвящена выдающимся представителям средневекового исламского мира. В нее входят пять томов: «Ибн Рушд» (1905 г.), «Абу аль-ʻАлаʼ аль-Маʻарри» (1908 г.), «Имам аль-Газали» (1909 г.), «Ибн ʻАраби» (1912 г.) и «Ибн Таймийа» (1911 г.).


Выбор именно этих людей, каждый из которых становился объектом нещадной критики со стороны своих современников, был далеко не случаен, поскольку и сам Р. Фахретдин жил в такое время, когда джадидисткое меньшинство постоянно испытывало на себе давление кадимисткого большинства. Однако, фигура Ибн Таймийи занимает среди них совершенно особое место.


Влияние Ибн Рушда и Абу аль-ʻАлаʼ аль-Маʻарри в начале XX века практически не проявлялось и они были известны лишь в образованных кругах, а аль-Газали уже давно рассматривался как ортодоксальный ученый и имел почитателей среди российских мусульман. Ибн ʻАраби хотя и был более противоречивой личностью, но жаркие споры о нем остались в далеком прошлом, по крайней мере, у людей, получивших образование в пропитанной мистицизмом Средней Азии, он не вызывал отторжения.


Ибн Таймийа же, критик калама и суфизма, которые на протяжении столетий господствовали в мусульманском мире, к концу XIX века, после многих лет относительного забвения, снова обрел популярность и дискуссии о нем вспыхнули вновь. Его произведения начали печататься в издательствах Египта и Индии, а его идеи популяризировали такие влиятельные религиозные деятели как муфтий Египта Мухаммад ‘Абдо (1849-1905) и редактор газеты «аль-Манар» Рашид Рида (1865-1935).


У российских шакирдов, отвернувшихся от Самарканда и Бухары и устремившихся в поисках знаний в Хиджаз и Египет, появилась прекрасная возможность приобщиться к его трудам напрямую, минуя все наветы злопыхателей. Сам Р. Фахретдин отмечает, что «большинство наших нынешних молодых ученых знакомы с трудами Ибн Таймийи и Ибн аль-Каййима».


Для джадидов он стал символом борьбы против богословской косности, суеверий и предрассудков, распространенных как среди мулл, так и простого народа, и всех вредных убеждений, не дававших обществу стать на путь прогресса. Кадимисты же рассматривали его как смутьяна, покусившегося на консенсус ученых и разлагавшего своей ересью умы молодежи. Каждый кто имеет представление о дореволюционной мусульманской прессе может подтвердить, что Ибн Таймийа был одним из обсуждаемых исторических персонажей той поры.


В то время как на страницах журнала «Шура» его имя упоминалось с должным почтением, в консервативных газетах наподобие «Дин ва ма‘ишат» совершенно не стеснялись в выражениях, порицая его. Поэтому издание книги, посвященной Ибн Таймийи, в полной мере отвечало потребностям эпохи. И сейчас, когда споры вокруг личности Ибн Таймийи возобновились с новой силой, необходимость в подобном произведении стала очевидна всем. «Ибн Таймийа» Р. Фахретдина была издана несколько раз на турецком языке и частично на английском, но к нашему стыду перевода на русский язык до сих пор не было. Мы питаем надежду, что эта книга сможет достойно восполнить данный пробел.


Смотреть ИБН ТАЙМИЯ


Смотреть Ибне Тәймия

Автор: Шамиль Сайф ад-Дин

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

Абдулла 30 Октября 2018г.
Ответить

Что вы имеете против традиционного российского муфтия и богослова Р. Фахретдина? Надо радоваться, что кто-то сделал такой полезный (с исторической и богословской стороны) для уммы труд

Щакущ 29 Октября 2018г.
Ответить

Зачем-то раскручивают и самого Р.Фахретдина. Кому-то нужно.

Wessalam 29 Октября 2018г.
Ответить

Наверное сред татаров идею ибн таймию хотят расспространят.......