Об исламе, папе Франциске и 800 “мучениках Отранто”

Папа канонизировал мучеников Отранто

Папа канонизировал мучеников Отранто

Теги:




0
13 Мая 2013г.
- – —
В минувшее воскресенье избранный два месяца назад главой католической церкви папа Римский Франциск (Хорхе –Мария Бергольо) причислил к святым церкви сразу 800 человек, погибших еще в 1480 г., при осаде крепости Отранто в Италии. В этом событии, может быть, и не было чего-то особенно важного для мира за пределами христианской церкви, кроме количества людей одновременно ставших святыми, если бы ни одно обстоятельство. Историческая традиция утверждает, что эти люди, осажденные в крепости турецкими войсками, якобы были обезглавлены за отказ принять ислам. Это и дало повод многим мировым медиа сразу же активно заговорить о том, что новый римский понтифик, мягко говоря, не настроен на сотрудничество и диалог с исламом.



Действительно в последние годы диалог католичества и ислама на официальном уровне оказался замороженным, что усилило негативные моменты в отношениях на уровне рядовых верующих и священнослужителей. В отличие от своих предшественников, пап Павла VI (1963-1978) и Иоанна Павла II (1963-2005), ушедший недавно на покой папа Бенедикт XVI (2005-2013) продемонстрировал довольно очевидно негативное отношение к религии мусульман. Это произошло во время выступления в 2006 году с лекцией в университете Регенсбурга (Германия), где папа публично процитировал уничижительную по отношению к мусульманам фразу византийского императора. Никаких полноценных извинений от Ватикана тогда не последовало, и в результате был свернут диалог католических богословов с улемами каирского аль-Азхара. То что это все было проявлением определенного взгляда бывшего папы на Ислам, стало демонстративное крещение в Пасху 2007 г лично им итальянского журналиста египетского происхождения, Магди Аллама, перешедшего из Ислама и публично известного неприязненным отношением к своей традиционной религии.



В этом смысле от нового папы ожидали улучшения отношений с исламом. Своей личностью и душпастырской работой бывший аргентинский кардинал Хорхе-Мария Бергольо как бы воплощает уже давно назревшую для церкви необходимость вернуться к ее изначальной природе и задачам – взращивание душ человеческих, защита бедных и угнетенных, которые с течением истории ушли куда-то в тень, уступив место политике и идеологии. Не случайно, новый папа принял имя, которое не носил еще ни один из римских первосвященников – Франциск, в честь св. Франциска Ассизкого (1182-1226). Этот святой известен как проповедник бедной и аскетической жизни, а его молитвенная и религиозная практика в большей степени, чем другие направления внутри церкви, подчеркивали изначальное строгое Единобожие христианства. Сегодня мусульмане иногда вспоминают (в том числе и в связи с новым папой),что святой Франциск участвовал в крестовых походах. Действительно в 1220 году Франциск отправился в Египет и тайно проник в лагерь мамлюков, надеясь обратить в христианство их султана. В результате ни Франциск не убедил султана, ни султан Франциска и в результате после продолжительного диалога нищий монах с султанским охранным фирманом был отпущен восвояси. На этом “крестоносная” биография Франциска закончилась.



Вернемся к Франциску-папе. Пока что его первые шаги на престоле святого Петра не демонстрируют никаких негативных тенденций в отношении ислама и мусульман. Будучи архиепископом Буэнос-Айреса кардинал Бергольо поддерживал нормальные отношения с местными мусульманами, в одном из выступлений после восшествия на престол прямо обратился к “братьям нашим, мусульманам”. Но более того, в первую свою предпасхальную неделю папа Франциск совершил традиционный обряд омовения ног верующих, средикотороых было две женщины и одна из них-мусульманка. Впрочем, есть и более веские аргументы в пользу того,что драмы в отношениях католицизма и ислама все-таки не предвидится.



Да, католичество и ислам в средние века активно враждовали между собой, что и понятно-реально все религии в то время были, прежде всего, политическими,или можно даже сказать военно-политическими идеологиями. И католичество вело не только внешние, но и внутренние войны против восточных (православных) христиан, позднее-против протестантов, и эти войны были не менее кровавыми и жестокими, чем походы на мусульманский восток. Однако, среди всех ныне существующих христианских церквей, только католическая церковь нашла в себе силы серьезно пересмотреть саму себя как сообщество и свое отношение к окружающему миру. Произошло это на II Ватиканском Соборе полвека назад, а в церкви только решения собора имеют силу догматического учения. Именно тогда на Соборе была принята “Декларация об отношении Церкви к нехристианским религиям NostraAetate” официально сформулировавшее учение католичества по отношению к иным исповеданиям. Процитируем полностью, что говорится в ней об исламе:” Также Церковь с уважением относится и к мусульманам. Они поклоняются Единому Богу, Живому и пребывающему; милосердному и всемогущему, Творцу неба и земли, (5 говорившему к людям; они стремятся подчиниться всей душой Его определениям, даже непостижимым, как подчинялся Авраам, на которого охотно ссылается исламская вера. Хотя они не признают Иисуса Богом, но почитают Его как пророка. Также они почитают Марию, Его девственную Мать; временами они даже самоотверженно призывают ее. Кроме того, они ожидают судный день, когда Бог воздаст по заслугам всем воскрес­шим из мертвых. Наконец, они ценят моральную жизнь и поклонение Богу, в особенности посредством молитвы, раздачи милостыни и поста.



Поскольку в течение прошедших столетий между христианами и мусульманами было немало ссор и военных действий, этот Священный Синод призывает всех забыть прошлое и искренне работать для достижения взаимопонимания, а также вместе сохранять и продвигать все то, что ведет к достижению со­циальной справедливости среди людей и их морального благополучия, а также мира и свободы”.(Nostra Aetateп.3). Именно эти слова и ничто другое, являются аутентичным выражением отношения церкви к исламу. Всяческие мнения пап по отношению к ним вторичны, только их суждения по вопросам морали и веры (но никак по отношению к другим религиям) носят непререкаемый характер. А в документах собора недвусмысленно признается вся драма и даже трагедия отношений с исламом в средневековье и предлагается преодолеть тяжесть такого исторического наследия.



Думается, что некое “антиисламское” содержание воскресной канонизации в большей мере раздуто СМИ, хотя и возможно в чьих-то определенных интересах. Это сугубо внутрицерковное воспоминание, не имеющее прямой связи с современным взаимодействием церкви и ислама. Подобно тому, как канонизация в прошлом корейских мучеников – католиков, казненных более столетия назад по приказу короля-буддиста никак не повлияла на диалог с этой великой религией. Также следует отметить, что решение о причислении к святым 800 “мучеников Отранто” принималось прежним папой и папа нынешний провел лишь торжественное богослужения. Поэтому пока все-таки есть более оснований рассматривать будущее мусульманско-христианских отношений в мировом масштабе с оптимизмом.

Автор: Исмаил Валерий Емельянов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий