Война и мир по-таджикски

Саид Абдулло Нури, Ходжи Акбар Тураджонзада, Борис Ельцин и Эмомали Рахмон после подписания мирного договора в Москве

Саид Абдулло Нури, Ходжи Акбар Тураджонзада, Борис Ельцин и Эмомали Рахмон после подписания мирного договора в Москве

Теги:




0
25 Июня 2012г. (05 Шабан)
27 июня отмечается пятнадцатая годовщина окончания гражданской войны в Таджикистане и подписания мирного соглашения. Россия принимала в подготовке этого соглашения самое непосредственное участие. Однако даже сейчас в Таджикистане (и уж тем более за его пределами) мало говорится о том, между кем, собственно, состоялось перемирие, и кто тогда участвовал в братоубийственной войне.

На самом деле, война велась между весьма авторитетными в республике происламскими силами и «светской властью» в лице бывшей коммунистической номенклатуры. Из всего постсоветского пространства Таджикистан был самым исламизированным регионом. В советское время там активно развивалось подпольное обучение основам ислама, исламским наукам.



Исламские образовательные программы и арабские книги сохранились во многих таджикских семьях еще с дореволюционных времен, переходя из поколения в поколение по наследству. Все это они сумели сохранить даже в период воинствующего атеизма и, более того, организовали по республике сеть домашнего обучения по данным книгам. Это способствовало тому, что многие таджики прекрасно знали арабскую грамматику, обучаться которой в Таджикистан приезжали даже мусульмане из Москвы. Известно, что некоторые таджикские преподаватели исправляли грамматические ошибки в арабских книгах.

В 70-80-е гг., особенно в период «брежневской оттепели», эти традиции развивались еще более активно, благодаря лояльности московского руководства. И, если до 70-х годов таджики обучались, в основном, по старым книгам, после 70-х в республику через арабских студентов пришла современная мусульманская литература. Таким образом, в республике возникла прослойка образованной мусульманской интеллигенции, весьма авторитетной в обществе. Они вели проповедническую деятельность, и их слово было решающим.



В период крушения СССР, повлекшего для республик необходимость определяться с местной властью, исламский фактор в Таджикистане сыграл свою роль: ведь фактически к тому моменту в республике сложилось два лагеря.



Исламские группы, сформировавшиеся из подпольных «образовательных центров», считались наиболее организованными и влиятельными. Несмотря на то, что они занимались исключительно образованием, их провозгласили «ваххабитами» (вовчиками) и экстремистами. Им противостояла коммунистическая номенклатура, которую в дальнейшем возглавил Рахмонов, решившая расправиться с «исламистами» при поддержке Москвы, не доверявшей последним на фоне событий в Афганистане.



Коммунистическая номенклатура оказалась ближе и понятнее Москве, чем люди, ассоциировавшиеся с душманами и ваххабитами. Кстати, этим приемом активно пользуются все светские режимы мусульманских стран, пугая партнеров «страшными исламистами», с которыми невозможно ни о чем договариваться. В итоге, у партнеров – от Пекина до Вашингтона – обычно и складывалось ощущение, что лучше поддерживать кого-то понятного, типа Рахмонова или Мубарака, чем вступать в чреватый непредсказуемыми последствиями контакт с исламистами.



Таким образом, вооружив один из лагерей, предполагалось уничтожить второй. Таджикские «исламисты», в свою очередь, бросились за помощью в Афганистан.



Война была затяжной, поскольку рахмоновские силы были хорошо вооружены и пользовались серьезной поддержкой, а исламские силы, со своей стороны, пользовались поддержкой масс и авторитетом в народе.



Нежелание нынешних таджикских властей лишний раз вспоминать всю эту предысторию, отмечая факт «мира», но не уточняя, между кем этот мир был достигнут, вполне понятно: зачем рекламировать политических оппонентов, Партию исламского возрождения Таджикистана, которая сегодня считается вполне реальным оппонентом власти и мощным оппозиционным элементом? Особенно если учесть, что исламский фактор в мусульманском мире набирает все больший авторитет. Люди устали от демократии, либерализма, коммунизма, хотят вернуться к своим корням, традициям и ценностям. А Рахмонову и его окружению, как и тогда, нужна власть, которую он, похоже, не намерен никому уступать.



Справка



27 июня 1997 года в Кремле на девятой по счету встрече между представителями противоборствующих сторон (Правительством РТ и Объединенной таджикской оппозицией) при посредничестве ООН было подписано окончательное мирное соглашение. Под соглашением поставили подписи Эмомали Рахмонов и Саид Абдулло Нури, которое предусматривало включение оппозиции в правительство. 4498 бойцов было решено интегрировать в официальные силовые структуры, 5377 членов оппозиции подлежали безусловной амнистии.



Автор: Алим Дододжон

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий