Top.Mail.Ru
0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Биография имама Газали

Имя и род имама Газали — Мухаммад бин Мухаммад бин Ахмад, его лакаб[1] — Худжжат аль-Ислам («Довод Ислама») и Зайн ад-Дин («Украшение веры»), кунья[2] — Абу Хамид. Он родился в деревушке Газала, находящейся в окрестностях знаменитого хорасанского города Туса; прославился под нисбами[3] Газали (без удвоения [буквы «зайн»]) и Туси. Согласно другой версии, его отец стал известен как Газзал (прядильщик), поскольку прял шерсть и торговал ею. Герой повествования в соответствии с прозвищем [отца] назывался Газзали (с удвоением «зайн»), точно так же как население Хорезма и Джурджана[4] именуется «куссари» от слова «кассар» (отбельщик ткани) (1)[5].

Некоторые историки, то ли исходя из его рождения в городе Тусе, то ли опираясь на какое-то иное доказательство, предполагают, что Газали имел персидское происхождение. А другие, основываясь на том, что его отца звали Мухаммад, а деда — Ахмад, утверждают, что он принадлежит к потомкам арабских воинов, которые осели в Тусе после его завоевания. Как бы то ни было, эта проблема до сих пор не получила окончательного разрешения, а имена его предков, предшествующих Ахмаду, не встречались нам в книгах нашей библиотеки.

Имам ʻАли Ридаʼ бин Муса[6] скончался в эпоху халифа Маʼмуна[7] недалеко от города Туса и был погребен в деревне Навкан. Благодаря наличию могилы упомянутого человека эта деревня приобрела влияние, увеличившись в размерах, и население Туса переселилось в нее. Позднее, когда она превратилась в крупный город и стала известна как Мешхед[8], изначальный город Тус оказался полностью разрушен и опустошен. Большая часть его [территории] была известна под названием Табаран.

Газали появился на свет в 450/1058 году в окрестностях Туса, скончался в возрасте 55 лет 12 джумада аль-авваля (в понедельник, 3 декабря) 505/1111 года и был похоронен на кладбище, расположенном за пределами Табарана. Его могила известна.

Абу Хамид аль-Газали и его брат Абу аль-Футух Ахмад аль-Газали рано лишились родителя. Их отец — богобоязненный, но неимущий человек из числа ремесленников — вверил [перед смертью] в виде завещания обоих сыновей своему добродетельному и благочестивому другу; кроме того, из-за терзавшего его на протяжении всей жизни сожаления о своей безграмотности он заповедовал: более всего прошу обучить сыновей письму.

Этот друг, бывший суфием, израсходовав в ходе их воспитания всё сколько-нибудь оставшееся от их отца богатство, подозвал братьев к себе и сказал: «О дети мои, я истратил на ваше обучение все имущество, которое досталось от вашего уважаемого родителя. Так как сам я человек бедный, отныне у меня нет возможности вас содержать. Вы страждете знаний, и если вы устроитесь в какое-либо медресе, то, возможно, сможете преумножить свои познания, я считаю, что так будет правильно!» Молодые люди претворили в жизнь слова своего опекуна (2)[9] и действительно добились успеха.

Таким образом, Газали, чье имя известно во всем мире и чья слава распространилась по всему свету, происходил из бедной семьи, рос сиротой и учился, испытывая множество трудностей и проблем.

На первых порах имам Газали обучался основам наук и шафиʻитскому праву у Абу Хамида Ахмада бин Мухаммада ар-Разакани ат-Туси[10] (3)[11] в городе Тусе, а затем, отправившись в Джурджан, стал посещать уроки Абу Насра аль-Исмаʻили. Конспекты его уроков перед возвращением в Тус он скомпоновал в книгу, но во время путешествия ему пришлось пережить инцидент с ограблением. Сам Газали поведал об этом следующим образом:

«Во время возвращения в Тус наш караван захватили и ограбили разбойники, забрали и мою котомку. Когда я последовал за ними, главарь шайки, посмотрев на меня, закричал: “Если тебе дорога твоя жизнь, то не ходи за нами!” Я же сказал: “О господин! Мои книги, которые я так долго собирал, испытывая столь много тягот пути, остались в моем мешке, и из-за этого мои знания пропали, для вас в этих книгах нет ни малейшей пользы, прошу вас, проявите милосердие и верните их мне!” Главарь злодеев, громко засмеявшись, сказал: “Мы отняли не твое знание, а всего лишь твои книги, какая же польза в обучении, когда при потере своих книг ты теряешь и знания?” — и вернул мне мои записи». Газали заключает: «Я извлек урок из слов предводителя грабителей и предположил, что они были произнесены из-за того, что Аллах Всевышний пожелал указать мне прямой путь, ибо знание, нуждающееся в книгах, не знание вовсе, оно всегда должно храниться в памяти. Поэтому, вернувшись на родину, я принялся заучивать содержание своих записей, и за три года выучил их все наизусть, после этого я бы уже нисколько не огорчился, если бы разбойники забрали мои книги» (4)[12].

Газали, будучи человеком размышляющим, находчивым и проницательным, прямым в ответах и мягким в словах, с вниманием относился к учебе, заучивал прочитанное и обдумывал заученное, умел отличить хорошие высказывания от дурных. Именно поэтому уже в пору его юности было ясно, что он станет обладателем благоразумия и великой личностью.

Поскольку в ту эпоху изучение философии стало модным среди мусульманских шакирдов, ей обучались в каждом медресе — занятия философией были пределом мечтаний шакирдов. Следуя этому обычаю, также и Газали, воспылав любовью к изучению философии, погружению в ее безбрежное и бездонное море и участию в спорах и дискуссиях, отправился ради этого в город Нишапур.

В те дни Нишапур был полон великих ученых, а медресе Низамийа, основанное визирем Низам аль-Мулком[13], являло собой самую настоящую обитель знания.

Имам аль-Харамайн Абу аль-Ма‘али аль-Джувайни[14], выдающийся представитель своего города и бесподобная личность своей эпохи, был одним из великих преподавателей медресе Низамийа, давал в нем уроки, произносил проповеди и вел дискуссии со своими оппонентами, а в свободное время писал книги. Вышеупомянутый имам [трудился] в этом медресе на протяжении почти тридцати лет, и в его время так и не появилось никого, кто мог бы с ним сравниться, поэтому шакирды, жаждавшие встречи с ним, съезжались со всех сторон и получали пользу, собравшись в его кружке. Одним из этих ищущих знания был и герой нашего повествования.

Газали постоянно посещал занятия имама аль-Харамайн и благодаря своему природному дарованию и старанию, а более всего под воздействием воспитания совершенного учителя, стал обладателем необычайных познаний, выделился и прославился среди своих сотоварищей — с этих пор он получил возможность писать собственные произведения.

У мусульманских преподавателей имеется одно обыкновение, передаваемое в качестве наследства от предков потомкам, от старших младшим: учителя всей душой не любят, когда какой-либо их шакирд становится очень известным, но, когда подобное случается, они похваляются этим ненавистным учеником перед другими. Такое отношение, как ни странно, стало повсеместным и естественным. Вот и имам аль-Харамайн, хотя внешне выказывал большую радость подобному возвышению своего шакирда, в действительности же не был этим доволен.

Имам аль-Харамайн скончался в 478/1085 году, в то время Газали было 28 лет. Покинув Нишапур, он отправился к проживавшему в городе Сурре Мин Раʼааа[15] (‘Аскар) визирю Низам аль-Мулку, который принял его с почтением и уважением.

Вокруг Низам аль-Мулка всегда собирались ученые и литераторы, которые вели научные беседы и занимались диспутами о проблемах науки, искусства и литературы. Присутствовал на этих собраниях и Газали. Он участвовал в дискуссиях и обсуждениях, показывая широту и основательность своих познаний, вескость доводов и превосходство аргументов. Визирь Низам аль-Мулк, узнав об учености новичка, пришел в изумление от его способностей, и слава Газали распространилась по всему свету.

Как следствие, Низам аль-Мулк дал возможность Газали вести занятия, включив его в число учителей основанного им в Багдаде знаменитого медресе Низамийа. В те дни среди мударрисов Низамийи встречались и ученики философа Абу аль-ʻАлаʼ аль-Маʻарри[16]. Они также удостаивались роскошных титулов «Худжжат аль-Ислам» и «Зайн ад-Дин».

Газали приступил к преподаванию в медресе Низамийа в джумада аль-авваля 484/1091 года и провел в нем беспрерывно четыре года своей жизни, достигнув колоссального уважения и признания. Люди дивились учености и красноречию Газали и не чаяли в нем души. По этой причине его слова имели вес, дела и поступки одобрялись, его имя постоянно упоминалось в качестве примера, а ради встречи с ним приезжали из далеких краев, испытывая тягости путешествия.

В зу аль-каʻда 488/1095 года (5)[17] Газали, разорвав все связи и оставив вместо себя преподавателем своего брата Ахмада аль-Газали, покинул Багдад и вышел в путь с намерением совершить хадж (6)[18]. Добравшись до Хиджаза, Газали выполнил священный обряд и на обратном пути в 489/1096 году давал уроки в Дамаске в завийе[19] (худжра и ханака[20]), расположенной на западной стороне Соборной мечети Омейядов (7)[21]. Затем он отправился в Иерусалим, где проводил время в поклонении. Сообщается, что он пробыл в Шаме[22] около десяти лет. Отсюда он переселился в Александрию и жил там некоторое время; получив приглашение от султана Йусуфа бин Ташфина[23], Газали погрузился на корабль, с тем чтобы отправиться в Магриб, однако, когда его настигло известие о смерти этого султана, он развернулся на половине пути и направился в свой родной город Тус (8)[24].

Там Газали некоторое время занимался преподаванием и написанием книг, а потом ему поручили (9)[25] должность преподавателя медресе Низамийа в Нишапуре; дав вынужденное согласие, он приступил к выполнению связанных с этим обязанностей. Наконец, покинув и этот город, он вновь вернулся в Тус, где после основания суфийской ханаки и медресе провел оставшуюся жизнь в наставлении и обучении, поминании Аллаха и размышлении.

---------------------------------------------

[1] Лакаб — прозвище, добавочное имя, почетный титул, псевдоним и т.д.

[2] Кунья — текноним (практика именования родителей именами их детей) в арабских именах. К имени ребенка прибавляется приставка «абу» (отец) или «умм» (мать). Например, Абу Суфйан — Отец Суфйана.

[3] Нисба — часть мусульманского имени, обозначающая этническую, религиозную, политическую, социальную принадлежность человека, место рождения или проживания и т. д.

[4] Джурджан или Горган — город в Иране.

[5] (1) Вафиййат аль-а‘йан. Т. 1. С. 29. Хотя комментарии к «Шифа» и сообщают о том, что Газали имеет родственную связь с Газала бинт Ка‘б аль-Ахбар, но, скорее всего, это безосновательно. В книгах, посвященных разрядам (табакат) шафи‘итских ученых, в качестве дяди со стороны его отца или же дяди со стороны отца его матери упоминается некто по имени Абу Хамид Ахмад бин Мухаммад аль-Газали, однако нам приходит на ум, что в подтверждение словам «страсть к приумножению увлекает вас» (Коран, 102:1), этот вымышленный человек был явлен миру с целью увеличения сторонников [определенной] группы и секты. (Газала бинт Ка‘б аль-Ахбар — возможно, имеется в виду дочь знаменитого толкователя Корана Ка‘ба аль-Ахбар (ум. в сер. VII в.). Табакат (мн. ч. от табака — «разряд», «поколение») — особое направление биографического жанра в мусульманской историографии, в котором материал располагается хронологически: по поколениям или распределяется по городам и определенным территориям. — Прим. перев.)

[6] ʻАли Ридаʼ бин Муса (ум. в 203/818 г.) — потомок пророка Мухаммада, восьмой шиʻитский имам.

[7] ‘Абдаллах бин Харун аль-Маʼмун (170–218/786–833) — халиф из династии Аббасидов, правивший с 198/813 по 218/833 год, основал в Багдаде «Дом мудрости», симпатизировал му‘тазилитам, и при его правлении началась «михна».  

[8] Машхад буквально переводится как место мученической кончины и погребения святого.

[9] (2) Табакат аш-шафи‘ийа аль. Т. 4. С. 102.

[10] Абу Хамид Ахмад бин Мухаммад ар-Разакани ат-Туси — правовед из Туса.

[11] (3) Разакан — одна из деревень [в окрестностях] Туса.

[12] (4) Табакат аш-шафи‘ийа аль-кубра. Т. 4. С. 103.

[13] Абу ‘Али Хасан бин ‘Али ат-Туси, более известный как Низам аль-Мулк (ум. в 485/1092 г.) — персидский ученый и государственный деятель сельджукской империи, основал в нескольких городах халифата крупные медресе под названием Низамийа.

[14] Абу аль-Ма‘али ‘Абд аль-Малик бин ‘Абдаллах аль-Джувайни (ум. в 478/1085 г.) — известный персидский мутакаллим и правовед шафи‘итского мазхаба.

[15] Аббасидское наименование Самарры, города в центральном Ираке, который был столицей халифата с 836 по 892 г.

[16] Абу аль-ʻАлаʼ аль-Маʻарри (ум. в 449/1057 г.) — знаменитый слепой арабский поэт и философ.

[17] (5) Вафиййат аль-а‘йан. Т. 1. С. 364.

[18] (6) Ибн аль-Асир говорит в «аль-Камил» (т. 11, с. 87): «Газали написал “Ихйаʼ” в Шаме, и многие люди слушали ее у него, после совершения хаджа он прибыл в Багдад, а затем отправился в Хорасан». (‘Изз ад-Дин Аби аль-Хасан аль-Джазири (555–630/1160–1233), более известный как Ибн аль-Асир, — один из наиболее известный мусульманских историков и биографов, автор «аль-Камил фи ат-тарих» («Полный свод всеобщей истории»). «Ихйаʼ ‘улум ад-дин» («Возрождение религиозных наук») — магнум опус Газали, его самое крупное и известное произведение. — Прим. перев.)

[19] Завийа — суфийская обитель, место уединения мистиков.

[20] Худжра — небольшая комната в медресе. Ханака — суфийское общежитие.

[21] (7) Из-за того, что он проводил много времени в завийе шейха Насра аль-Макдиси в Соборной мечети Омейядов, она в связи с его именем получила известность как «Газалиййа». Табакат аш-шафи‘ийа аль-кубра. Т. 4. С. 104. (Абу аль-Фатх Наср бин Ибрахим аль-Макдиси (ум. в 490/1096 г.) — правовед шафи‘итского мазхаба и суфий. — Прим. перев.)

[22] Термин «Шам» обозначает не только территорию всей Сирии, но иногда и город Дамаск.

[23] Йусуф бин Ташфин — военачальник и правитель государства Альморавидов.

[24] (8) аль-Камил. Т. 11. С. 228.

[25] (9) Данное поручение исходило от Фахр аль-Мулка бин Низам аль-Мулка. Табакат аш-шафи‘ийа аль-кубра. Т. 4. С. 108. (Фахр аль-Мулк бин Низам аль-Мулк (ум. в 500/1106 г.) — старший сын Низам аль-Мулка. — Прим. перев.)

Ризаетдин Фахретдин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (1) Версия для печати

Добавить комментарий

Салафит из Баку
09 Октября
Ответить

Противоречивая, интересная фигура. Однозначно ничего невозможно сказать. То ли он был суфием, то ли на смертном одре отказался от своих взглядов-кялама. Ведь на данный момент я не слышал чтобы кто то ориентировался по его книгам. Имам ахли сунны валь джамаат Ахмад ибн Ханбал. Масштабы не те. В любом случае взгляды Газали требуют глубокого анализа в контексте таухида и сунны. Да простит Аллах его грехи!