0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Хадж наших предков

Российская делегация паломников во главе с Ризадином Фахретдином (1926 год)

Российская делегация паломников во главе с Ризадином Фахретдином (1926 год)

Теги:

0
19 Апреля 2005г.

Одной из важнейших обязанностей, возложенных Всевышним на мусульман, является хадж – паломничество к Дому Аллаха в Священной Мекке. Еще в первые годы существования мусульманской уммы, когда мусульмане преимущественно проживали на Аравийском полуострове, выполнение этой обязанности было сопровождено следующей формулировкой “по возможности”, что было проявлением величайшей мудрости Аллаха. Впоследствии же, когда ислам распространился по различным странам и континентам, когда Восток и Запад исламской ойкумены стали разделять многие тысячи километров, трудности, встающие перед хаджиями, выросли неизмеримо больше.

Северным форпостом исламской цивилизации с момента появления здесь первых мусульман стали мусульмане современной Российской Федерации. Со времен присоединения Дербента в 22 году хиджры северная граница исламского мира отодвигалась в такой последовательности: Дербент с прилегающими к нему равнинными областями Дагестана со времен халифа Умара, южный Дагестан со второй четверти 8 века, мусульмане Хазарии, Волжская Булгария с первой четверти 10 века, мусульмане Золотой Орды о ее образования, и, наконец, мусульмане царской России. Нередко наши мусульмане проживали в неисламских и даже враждебных исламу государствах, каковым являлась, например, Хазария. Их маршрут к местам проведения хаджа пролегал через многие страны, нередко враждующие между собой, через местности со слабой центральной властью, кишащие разбойниками, наконец, через страны, неисламские и воюющие с мусульманами, каковыми являлись Хазария и Византия. Наконец, с точки зрения финансов это путешествие, длящееся нередко несколько лет, было весьма дорогостоящим предприятием. В силу всех вышеуказанных обстоятельств авторитет человека, совершившего хадж, был очень высок в среде мусульман современной России, их имена помнили несколько поколений, причем не только прямых потомков, но и просто односельчан. В родословных (шаджара) некоторых аулов значится всего по одному хаджию, и ими гордятся, а иногда и ни одного не было. Кроме того, развилась такая тенденция, когда люди, совершив хадж, уже не возвращались на Родину, а оставались в Мекке или в Медине доживать свой век. Хадж был важнейшим этапом жизни российского мусульманина, недостижимым для абсолютного большинства его земляков. В этой статье мы не будем рассказывать про совершение хаджа в булгарские и более древние времена, сокрытые от нас пеленой веков, а начнем со времен ордынского владычества.

Монгольское завоевание, даже при ханах-язычниках явилось существенным облегчением отправления хаджа. Огнем и мечом они ликвидировали бытовавшую раздробленность и успешно очищали подконтрольные им территории от разбойничьих шаек. При той веротерпимости, которую проявляли монгольские ханы, мусульмане – хаджии, купцы, проповедники, дервиши беспрепятственно передвигались по всей новообразованной империи. Существенным облегчением было также то, что сразу же за границами Монгольского государства простиралось обширное Государство египетских мамлюков, взявшее под свой контроль Хиджаз и Шам, куда и направлялись наши пилигримы. Насколько же изменилась ситуация с приходом к правлению ханов мусульман, провозгласивших ислам государственной религией, первым из которых был хан Узбек в 1312 году. Узбек-хан не только обеспечивал безопасность передвижения хаджиев по стране, но и строил для них постоялые дворы в Медине и Иерусалиме. Эту традицию продолжали и другие ханы Золотой Орды. Так продолжалось вплоть до того, как ханы начали воевать друг с другом, борясь за престол и позабыв о вере. Смертельная вражда этих близких родственников друг с другом продолжалась до тех пор, пока их государства всех поодиночке не раздавило молодое Московское государство, выросшее из Московского улуса и завоевавшее иные славянские и частично финно-угорские земли под лозунгом "Третьего Рима", импортированным сюда греческими монахами-экстремистами.

После завоевания Казанского и далее Астраханского и Сибирского ханств началась кампания по насильственной христианизации их населения, в том числе и мусульманского. В периоды особенного усиления христианизации мусульмане были вынуждены многие ритуалы, в том числе намаз, выполнять тайным образом. Множество мусульман покинуло свои земли и бежало в степь, Среднюю Азию, на Кавказ и т.д. Бегство это носило не единовременный характер. От повальной насильственной христианизации российских мусульман спасло главным образом то, что в значительной части они служили в конном войске, составляя существенную его часть. Надо полагать, что хадж в то время совершался только в безвозвратном варианте, то есть отдельные мусульмане совершали хадж, но после него уже не возвращались домой. Естественно, что сведений в российских архивах о таком хадже сохраниться особенно не могло. Царское правительство всячески стремилось ограничить контакты российских мусульман с единоверцами из других стран. Первой ласточкой в изменении положения мусульман в Российской империи стал особый статус Сеитова Посада (Каргалы Оренбургской губернии) в 1745 году. Казахские степи, Бухара, Коканд, Хива, Кашгар, Кабул, наконец, сказочно богатая Империя Великих Моголов... Все это простиралось перед взором российских императоров, и единственным ключом к этим землям была лояльная политика по отношению к мусульманам собственной страны. Но, несмотря на начатый в 1745 году каргалинский эксперимент, продолжалась политика насильственной христианизации, прекратившаяся лишь в 1755 году с восстанием Батырши. Окончательно же совершение хаджа было легализовано лишь после организации Оренбургского Духовного Магометанского Собрания указом Екатерины от 22 сентября 1788 года. И лишь только после этого события можно всерьез говорить о статистике выезжающих на хадж наших соотечественников.

Оренбургское Духовное Магометанское Собрание, являясь частью структуры Министерства Внутренних дел, тщательным образом вело свою документацию и архивировало ее, поэтому все вопросы, находившиеся в его компетенции и попавшие в поле его зрения, и сегодня доступны для изучения. Подданным Российской империи для совершения хаджа выдавались специальные паспорта. Однако даже после этой легализации хаджа и выхода его "из подполья" долгое время для хаджиев существовал ряд серьезных бюрократических проволочек. Хадж и сейчас является одним из основных мест общения мусульман из разных стран. Тогда же, в эпоху, когда не было ни спутникового телевидения, ни интернета, ни других современных средств коммуникации, это общение было главным способом межмусульманской коммуникации. Добавлю, что в то время знание арабского языка было достаточно распространенным явлением среди российских мусульман Поволжья, Кавказа и Средней Азии, еще более широким было знание языка тюрки, прочно занявшего место наднационального языка мусульман не только России, но и Османской империи. Известно, что во время поездки в хадж учился в завийя Абдуррашид Ибрагимов, считается, что некоторые идеи, проповедовавшиеся Зайнуллой Расулевым, последний также принес с собой из хаджа. Благодаря хаджу в страну проникали книги, напечатанные в Стамбуле и Каире, что после запрета преподавать по иностранным и рукописным книгам считалось серьезным правонарушением. Кроме того, ограничения в выдаче паспортов диктовались санитарно-эпидемиологическими соображениями. По причине этих ограничений российские паломники были вынуждены оформлять себе османские, бухарские, хивинские и даже китайские паспорта. Конечно же, это способствовало удорожанию хаджа, уменьшению числа его совершающих, всевозможным махинациям, и уж, конечно, тому, что сейчас невозможно никоим образом определить число совершивших хадж российских мусульман. Коренной перелом последовал после подачи в 1899 году рапорта консулом в Мекке и Медине российским офицером Абдульазизом Давлетшиным. Российский "Лоуренс Аравийский", впоследствии возглавивший Попечительский совет по строительству Соборной мечети в столице Российской империи, представил свой доклад в таком виде, что император снял ограничения и препоны, бытовавшие для российских хаджиев. В результате число хаджиев выросло в 1902 году до 16 тысяч (для сравнения в 1901 году лишь 6 тысяч человек). И, наконец, только с этого времени мы можем уверенно подсчитывать число российских хаджиев по официальным архивным документам. Несмотря на то, что часть льгот, предусмотренных для хаджиев в докладе, была отклонена, все же положение паломников – мусульман и христиан фактически было уравнено. Большая часть хаджиев (в первоначальном проекте доклада А.Давлетшина – все) стала направляться в Святые места и возвращаться из них морским путем через черноморские порты, в то время как раньше активно эксплуатировались еще два пути следования: первый, через Среднюю Азию, Афганистан и Британскую Индию – в Бомбей, и оттуда морем до Джидды, и второй, через Закавказье, Иран, Ирак, и аравийские пески – непосредственно в Медину (почти совпадает с маршрутом современных дагестанских хаджиев через Ирак). Маршрут этот был прерван во время первой мировой войны, когда граница между Россией и Турцией (уже фактически не Османским государством, а именно Турцией) стала линией фронта. Прерван был и маршрут, пролегавший через Закавказье и Иран – Иран был разделен между Россией и Великобританией, и в Иранском Курдистане шли бои между российскими и турецкими войсками. После революции большевики вначале лояльно относились к мусульманам, а потом начали тотальные репрессии против верующих. В то время как чтение намаза было приравнено к преступлению, говорить о хадже было бессмысленно. Хотя и в это время были нелегальные хаджии, в основном из Средней Азии, различными путями пробиравшиеся на хадж, остающиеся там безвозвратно и увеличивавшие собой туркестанскую общину Мекки и Медины. Но это уже другая история.

Автор: Ахмад Давлетшин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий