Ислам на «вечной мерзлоте». Как живут мусульмане Якутии

Завершение строительства мечети г. Якутска 2014 год

Завершение строительства мечети г. Якутска 2014 год

Теги:


2
19 Сентября (11 Сафар)

Республика Саха (Якутия) – край золота, алмазов и вечной мерзлоты. Это самый большой субъект Российской Федерации, чья площадь составляет 3.08 миллиона кв. км, а природные красоты очаровывают. Более полутора веков здесь вместе с русскими и якутами проживают представители народов, традиционно исповедующих ислам. Первые мусульманские общины появились в Якутске и Олёкминске еще до революции. А о том, как живут сегодня мусульмане этого необычного региона ИА IslamNews рассказал председатель ДУМ Республики Саха (Якутия), муфтий Муса Бексултанович Сагов.

Муса Сагов

- Муса хазрат, расскажите, пожалуйста, про себя. Где Вы родились, где учились? Чем Вы занимались до того, как приехали в республику?

- Я родился в 1962 г. с. Насыр Корт неподалеку от г. Назрань в Чечено-Ингушской АССР. Во времена Советского Союза, когда религия не приветствовалась, учиться было намного сложнее. Религиозное образование я начал получать с шести лет у родителей (отец был чтецом Корана), затем у устазов в родном селе. Поэтому мы учились у шейхов, учились тайно, брали знания у них. И они также не могли говорить, что кого-то обучают. Но в тоже время люди старались передавать эти знания, нести религию и религиозные знания дальше. У меня с детства душа лежала к исламу, к религиозным наукам. И я к этому шел и стремился. Знания получал от шейхов, которые взяли их в свою очередь от своих шейхов. Так оно и продолжалось. Сейчас, конечно, легче получить образование, потому что открываются учебные заведения и есть все возможности, благодаря которым можно овладевать этим знанием.

- Кто был Вашим учителем?

- Учителем был Хаджи Хусейн. Знаток ислама, религии, ученый.

- Как проходили эти занятия? Вы после школы шли к преподавателю домой?

- Да, занятия проходили после школы. Было определенное время, когда мы скрывали книги, религиозные учебники, не показывали. Скрывали, шли и даже не говорили, что мы учимся.

- А какое образование Вы получили после школы?

- После окончания школы я отслужил срочную службу в советской армии, как и тысячи советских юношей, принимал участие в Афганском конфликте, после возвращения из армии поступил в строительный техникум в Северной Осетии. Потом, после армии, когда у меня уже были определенные религиозные знания, я продолжил духовную учебу. Ведь в 1990-х годах уже разрешили строить мечети, преподавать религиозные предметы.

- В одной из Ваших биографий я читал, что Вы несколько лет учились в Багдаде.

- Да, я обучался в университете исламских наук Ирака в Багдаде, тогда еще в Ираке правил Саддам Хусейн.

- Скажите, пожалуйста, как и когда Вы оказались в Якутске?

- В Якутске я оказался случайно. Я приехал по коммерческим делам, здесь у меня жили родственники. Посмотрел, подумал. Здесь в то время не было ни мусульманской общины, ни молельного дома. Редко кто-либо молился. Я попросил Всевышнего дать возможность, чтобы здесь возродить ислам, здесь нести слово Божье, именно здесь, в этом месте. И благодаря людям, потом общине, понемногу все это налаживалось, и люди стали с каждым разом приходить к исламу, к религии. В 1996 году мы заложили первый камень.

- Вам выделили землю?

- Да, правительство нам выделило землю и поддержало нас. Я им очень благодарен за это.

Курбан-байрам 2019 год

- За счет каких средств была построена первая очередь мечети, которая была открыта в 2005 г.?

- Мечеть строилась 10 лет в основном на народные средства, средства мусульман. Были и денежные средства, пожертвования, не относящиеся к нашей религии. Люди шли навстречу строительству, помогали деньгами, материалом, рабочей силой. Общие работы мы делали сами, потому что, конечно, были финансовые затруднения. Те работы, за которые мы платили, стоили нам немного, иногда и «ради Аллаха» стоили. Вот таким образом, потихонечку, шаг за шагом строилась мечеть. Поэтому строительство затянулось, потому что не было финансовой помощи извне.

Неоценимую моральную поддержку нам оказывал наш аксакал Абдул-Халим Магомедович Аушев. Он родился 24 августа в 1937 г. в селении Мужичи Чечено-Ингушской АССР. В 1944 г. он вместе с семьей, как и десятки тысяч соотечественников, был депортирован в Казахстан, проживали в г. Павлодар. Отучился в средней школе, три года отслужил в армии на Украине. После армии окончил профессиональные строительные курсы, работал на строительстве в г. Павлодар. В Чечено-Ингушскую АССР вернулся 1967 г., женился и в 1969 году уехал в далекую Якутию, ставшую его второй родиной на 40 лет. Занимался строительством различных объектов. Был очень набожным человеком. В 1995 г. община г. Якутска выбрала его председателем мусульманской организации. Он внес очень большой вклад в появление нашей соборной мечети. У нас даже есть мысль назвать мечеть в его честь.

- Опишите, пожалуйста, умму того периода? Сколько было мусульман в городе в 1995-2005 гг.? Чем они занимались?

- В республике проживает более 130 национальностей. По моему мнению, все народы и нации здесь присутствуют, в том числе и те, которые принадлежат и относятся к исламу. Почти все, кроме арабов. Арабов я здесь не видел. Вначале было немного мусульман. Постепенно стали приезжать мусульмане из Средней Азии, из бывших советских республик. Они стали жить, получали гражданство Российской Федерации. Также начали заниматься различными видами деятельности: торговлей, строительством. То есть зарабатывали для себя, для своей семьи, на свои нужды.

- В 2005 г. состоялось торжественное открытие мечети. Опишите, пожалуйста, как все происходило?

- Это был, конечно, очень радостный для всех день. На торжественном открытии присутствовали высокопоставленные чиновники республиканской и городской администраций, имам-мухтасиб Московской области Арслан Садриев, олимпийский чемпион Павел Пинигин, академик гуманитарных наук Агамали Мамедов, лидеры национальных диаспор. К 2010 г. мечеть уже стала для нас тесной. Зимой в морозные дни люди стояли также на улице и молились, потому что не все помещались внутри мечети. И мы приняли решение расширять посещение мечети. Но у нас не сразу получилось все сделать. Также все делали постепенно, но более легко, чем строительство первой очереди. В 2015-16 гг. ввели в эксплуатацию вторую очередь. Изначальный бирюзовый цвет мечети поменялся на светло-коричневый благодаря использованию в отделке природного камня. В соответствии с архитектурным замыслом, действующая мечеть и новое здание составили единое пространство мечети с двумя минаретами и четырьмя куполами. Наша мечеть имеет два этажа, комплекс включает в себя также хозяйственные постройки. И есть особенность – наша мечеть, как и другие здания в Якутске, не имеет фундамента, а построена на сваях, которые уходят глубоко в вечную мерзлоту.

- Расскажите, пожалуйста, на сегодняшний день сколько приходит прихожан на пятничную молитву и на праздничную молитву?

- До пандемии мечеть на пятничную молитву была полностью заполнена. Также бывает, что места в помещении мечети не хватает, и верующие находятся на улице. Примерное количество прихожан больше 1000 человек. Количество верующих не уменьшается, а, наоборот, увеличивается. В праздничные дни у нас собирается от 10 до 15 тыс. человек. Поэтому мы пишем обращения в Правительство Республики, в Администрацию города с просьбой о том, чтобы перекрыть движение по улице Пирогова на несколько часов, чтобы полностью эту улицу и прилегающие к ней территории могли быть заполнены мусульманами.

- А какая деятельность ведется в мечети? Проводятся ли занятия? Существуют ли какие-то социальные проекты?

- Ведутся уроки, на которых обучают детей и всех желающих чтению Корана, основам религии. Есть педагоги, которые преподают. Мы тоже стараемся участвовать, принимать участие во всех мероприятиях городского уровня, общереспубликанских. Когда к нам обращаются с просьбой, мы стараемся помочь. В первую очередь, конечно же, с финансовой стороны.

Сваи под мечетью г. Якутска

- Вы оказываете помощь детским домам, домам престарелых?

- Да, конечно, мы это делаем. Когда есть возможность, мы больше помогаем. Когда меньше возможности, то исходя из своих возможностей. В этом году наряду с другими жителями республики собирали деньги для тушения сильных пожаров в Якутии, молились, чтобы разбушевавшаяся огненная стихия отступила.

- Несколько слов, пожалуйста, расскажите про ислам в республике. То есть помимо города Якутска (мы сейчас поговорили, как он развивался), где еще есть общины, мечети? В каком они состоянии находятся сейчас?

- Благодаря тому, что здесь началось строительство мечети, появилась мусульманская община, то все это, как по цепочке, перешло на районы, улусы республики. Сейчас, на данном этапе, строится мечеть в Алдане, а также в Нерюнгри. Коробки зданий уже построены, закрыта крыша. Начинается внутренняя отделка. Пока там строятся мечети, мусульмане молятся в приспособленных помещениях. Есть мечеть, под которую пожертвовал свой большой коттедж один из мусульман в г. Мирный. И там уже 20 лет совершаются молитвы, совершаются все обряды. Также есть мечеть в Заречье. И мы стараемся также в других улусах, где компактно проживают верующие, строить мечети или хотя бы молельные дома. Такие есть в п. Нижний Бестях рядом с Якутском на другом берегу р. Лена, в пос. Айхал Мирнинского района, г. Удачный, п. Хандыга Томпонского района.

Мечеть в городе Мирном 2021 год

- Где такие объекты требуются?

- В Олекминске мы планируем построить мечеть. Это исторический центр ислама, там достаточно большая татарская община. Также еще в ряде улусов хотим построить если не мечети, то хотя бы молельные дома. Например, в городе Жатай, 40 км от Якутска.

Строящаяся мечеть в Нерюнгри 2021 год

- Расскажите, пожалуйста, об особенностях строительства мечетей в Республике Саха, ведь это свайное строительство?

- Здесь очень странная почва, непривычная. Я впервые, когда увидел эти сваи, тоже очень удивился. Слышал, что есть дома «на курьих ножках». Это они и есть. Здесь вечная мерзлота – где-то метр земли, около метра, может, чуть больше. Идет оттайка в летние месяцы, и все, потом все это опять промерзает. Под землей, не знаю, на сколько километров эта мерзлота, этот лед, мерзлота идет. Поэтому тут рекомендуется строить только на сваях минимум на десять метров и более уходящих в глубину. Забивают сваи и делают изыскания, на сколько нужно. И строятся объекты.

- У меня в этой связи вопрос: если вечная мерзлота, как людей хоронят?

- Если зимнее время, то это проблема, но все равно сейчас есть отбойники, с помощью которых выкапывается могила. А в летнее время проблем нет.

- Есть мусульманские кладбища?

- Мусульманские кладбища есть. Но только одно кладбище, оно у нас почти полностью мусульманское, старинное, там еще дореволюционные погребения есть, на нем уже мест нет. Но недавно мы написали письмо, чтобы нам выделили новое место. Мы должны будем оформить его юридически и, соответственно, привести в порядок. Будет новое мусульманское кладбище.

- Есть такая практика, например, что народы Северного Кавказа, Средней Азии старались увозить своих покойных на родину, сколько бы это ни стоило. Здесь какая практика? Больше хоронят здесь или тоже увозят на родину?

- У нас были случаи, когда здесь хоронили мусульман и из Средней Азии, и с Кавказа. Не у всех хватает финансовых средств на то, чтобы вывезти человека, так как это дорого. Поэтому, у кого этих средств нет, мы, община между собой стараемся поддержать. И, конечно, каждый хочет увезти своего близкого человека на родину. Есть моменты, когда не получается, когда хоронят здесь. Но также есть и мусульмане, которые здесь родились, выросли – татары, башкиры и другие народы, традиционно исповедующие ислам, – здесь у них родина, они, конечно, хоронят здесь.

- Скажите, пожалуйста, очень важным этапом жизни Вашей республики, при том малоизвестным – является создание местного муфтията, централизованной религиозной организации в 2017 г. Раньше существовали общины в разных юрисдикциях. Как получилось так, что создали муфтият?

- Конечно, Вы правы в этом отношении. Когда существовали разные религиозные организации в разных юрисдикциях, это вызывало определенные проблемы. Например, если где-то были нарушения, и люди обращались к нам, думая, что у нас есть рычаги влияния и полномочия для исправления ситуации, то мы в данном случае ничего не могли сделать, так как эта религиозная организация нам была не подчинена. Поэтому зародилась идея создать духовное управление мусульман, чтобы все это было централизованно, и все проблемы решались именно сообща. Чтобы было к кому обратиться или даже пожаловаться с теми или иными проблемами.

- Власти это поддержали?

- Власти поддержали, зарегистрировали, всячески нам помогали.

- Все общины в республике сейчас входят в вашу юрисдикцию?

- Почти все. Сейчас мы над этим работаем. Мы работаем потихоньку, не хотим с позиции с силы, а путем объяснения, путем приведения разумных доводов, чтобы они поняли, что держаться вместе и находиться в одном общем поле лучше, чем разрозненно.

- У Вас бывают такие практики, как например, совет имамов, какие то встречи руководителей общин или нет, потому что у вас очень большие расстояния?

- Такие встречи, конечно, бывают. Например, имамы приезжают в город по своим делам, и тогда мы встречаемся. Иногда я езжу к ним, смотрю, стараюсь помочь решить их проблемы. Все мы общаемся и взаимодействуем между собой. На сегодняшний день все имамы, которые здесь есть находятся со мной на постоянной связи.

- Нелегкий момент был, когда были митинги, по поводу инцидента с киргизами в 2019 г., и мечеть стала объектом критики толпы. Толпа требовала убрать мечеть на окраину города из центра? Как удалось разрешить этот кризис? Почему такое произошло?

- До этого случая никаких противоправных действий и противодействий не было. Как это случилось, это знает только Всевышний Творец. Если ты не знаешь точно, ты не можешь сказать, по какой причине это было. Был очень сложный момент, потому что когда выходит толпа, управлять ей практически невозможно. Не все же понимают религию, не все люди разборчивы, поэтому все это происходило от незнания религии, от незнания менталитета, обычаев. Если сюда мы приехали, мы знаем, что мы должны в первую очередь уважать обычаи и менталитет того народа, где мы находимся. Мы находимся в гостях. Мы должны это понимать и осознавать, мы стараемся это делать. К сожалению, бывает так, что иногда некоторые люди преследуют какие-то непонятные цели. Вот эту толпу будоражат, и направляют ее в то направление, которое им выгодно. Но я хочу отметить, что в это время очень четко сработали все власти органы, правоохранительные органы. Благодаря их четким спланированным действиям, жёсткой руке, удалось это разрешить. Также я считаю основной роль в разрешении этой кризисной ситуации руководителя нашей республики Айсена Николаева.

- Вы лично предпринимали какие-то действия, для того, чтобы кризис разрешился?

- К сожалению, я в это время не был здесь, я был в отъезде. Конечно, у нас были встречи, разговоры по этому вопросу. Почему так случилось. То, что мы смогли с нашей стороны сделать, мы сделали.

- Сейчас по происшествии 2 лет, отношения вернулись в былое русло?

- Постепенно, шаг за шагом. Уже люди входят в обычное русло и возвращаются к тому формату стабильных межнациональных отношений, которые были до этого случая.

- Известно, что Вы очень много и плотно на официальном уровне общаетесь с православной церковью, у вас хорошие взаимоотношения. И это складывалось исторически. Можете рассказать о межрелигиозном диалоге в республике?

- У нас очень тесные хорошие отношения с владыкой. Мы знакомы, он наш земляк, с Северного Кавказа, как и вся его команда. Мы встречаемся. У нас очень дружественные отношения. У нас Священные Писания с одного источника, все это небесные писания. Мы дети одного Творца. Просто мы идем к Творцу параллельными путями. Нам Коран велит, чтобы у нас были хорошие отношения. Самая близкая к нам вера это христианская вера.

- В прессе было несколько сюжетов о том, что ребята из Якутии из числа коренных народов отправлялись в Российский исламский институт учиться. Насколько распространено то, что якуты принимают ислам по тем или иным обстоятельствам?

- Это не носит массовый характер, лишь единичные случаи. Единственная проблема в том, что мы должны как можно больше отправлять их учиться, чтобы они овладевали знаниями, и могли донести слово Божье до тех людей, которые эту религию хотят принять и следовать ей. Мы стараемся это делать и отправляем их на учебу.

- С какими ВУЗами сотрудничаете?

- Мусульмане из Якутии едут учиться в Татарстан, на Северный Кавказ, в Чечню, Дагестан. Наших абитуриентов регулярно приглашают исламские вузы на учебу.

- А потом они возвращаются в республику?

- Да, возвращаются. Но не у всех получается по семейным делам завершить обучение. Если они будут дипломированными специалистами, то мы дадим им работу в этой сфере. Фактически они должны здесь все это дальше нести. Все это мы оставляем здесь. Мы это построили, сделали, для них, для молодых, для будущих поколений.

- Есть ли проблема с халяль-продуктами здесь?

- Первоначально, конечно, было. Потому что халяль никто не соблюдал, не знали в принципе, что это такое. Мы старались решать, сейчас нет проблем. Наши братья, которые занимаются торговлей, ездят по всем близлежащим регионам и отправляют мясо.

- В республике Коми, например, наладили выпуск халяльной оленины. Был такой опыт здесь?

- Нет. Такого опыта пока не было. Но это интересная идея, можно над ним подумать.

- Здесь есть возможность верующим барашка зарезать на Курбан?

- Наши мусульмане стараются привозить барашков и других животных, которые пригодны. Хвала им. С г. Читы, с Иркутска, из других ближайших мест везут. Здесь их не разводят. Это же очень сложно привезти живых животных.

- Скажите, пожалуйста, есть ли в регионе проблема с ношением платка у женщин-мусульманок?

- Нет, ни одного вопроса, обращения ко мне по этому вопросу не было. Я не слышал, чтобы кто-то препятствовал этому. Я думаю, что здесь толерантно относятся к этому вопросу. Но мы знаем, что в России такая проблема существует, она очевидна. Это сложный вопрос, я думаю, что он со временем разрешиться.

- Я слышу у Вас в мечети детские голоса, Вы проводите занятия для детей?

- Да, они изучают Коран, приходят после школы или после обеда, бывает, что ближе к вечеру.

- У вас как школа, есть занятия, расписание, программа или более индивидуальные занятия?

- Как таковой программы нет. Школы-медресе такого еще нет, потому что нет помещения для этого. Есть участок земли, который нам нравится, мы просим у Администрации и Правительства, чтобы они нам его выделили. И мы хотим построить учебный корпус, где будем обучать основам религии, чтобы все желающие могли здесь учиться и получить знания по основам ислама.

- Спасибо большое за беседу!

Беседовал Алексей Старостин,

фото автора

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий

ashir01 20 Сентября
Ответить

Информационная статья. Машаалла

Евгений 20 Сентября
Ответить

А куда Якуты смотрели когда вы захватывали их землю.Якутия это не исламская земля.