0°C
 ,

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:


Ислам в истории и самосознании Карачаево-Балкарского народа

Вопрос об истоках проникновения ислама в Карачай и Балкарию до сих пор остается малоисследованным

Вопрос об истоках проникновения ислама в Карачай и Балкарию до сих пор остается малоисследованным

Теги:

0
19 Апреля 2005г.

В формировании современного национального самосознания карачаево-балкарского народа важнейшее значение приобретает определение собственной этнической и религиозной идентичности. Многие принципиальные требования опираются на фундаментальные ценности национального самосознания. Речь идет о сумме тех дефиниций, которые позволяют ответить на вопрос “Кто мы?” в контексте, истории Кавказа, человечества и Исламской Уммы.

Три основных составляющих формируют ответ на этот вопрос. Во-первых, это ощущение собственной индигенности, аборигенности, устойчивое представление о том, что карачаевцы и балкарцы – коренной народ Кавказа и один из древнейших этносов, чей этногенез завершился на данной территории, в горах и предгорьях Центрального и Западного Кавказа. Убежденность в том, что “Мы – горцы-кавказцы”.

Во-вторых, это развитое у карачаевцев и балкарцев чувство причастности к тюркской суперэтнической общности. Карачаево-балкарский (аланский) язык относится к западной ветви тюркской группы языков. Утверждение “Мы – аланы, тюрко-язычный народ”.

Наконец, третьей основой самоидентификации карачаевцев и балкарцев является их ощущение принадлежности к исламскому миру, к единой мусульманской Умме, выраженное в формуле “Мы – мусульмане”.

Все эти три важнейших компонента национального самосознания карачаево-балкарского народа опираются на открытия и заключения археологов, историков, этнографов, исламоведов как российской, так и зарубежных научных школ. В длительной истории формирования карачаево-балкарского народа просматриваются древнейшие слои, относящиеся к третьему тысячелетию до н.э., ко времени ранних контактов (столкновений, взаимовлияния) протокавказской и пратюркской культур. На эти древние пласты ложатся более поздние наслоения скифо-сарматской культуры, аланская ветвь которой обретает яркую самобытность уже в первых веках н.э., и становится основой Аланского государства. Алания распространяла в период с I–II до начала XIII века свое владычество на значительную часть Северного Кавказа и имела высокий для того времени уровень социально-экономического развития, военной организации, духовной и материальной культуры.

Происхождение карачаевцев и балкарцев от тюрко-язычных алан подтверждается анализом значительных пластов фольклора (древнего эпоса о Нартах) и богатым археологическим материалом, и поддерживается доводами ученых. Сложное преломление в народной исторической памяти находят события XIII-XIV веков, связанные с монгольским завоеванием Северного Кавказа и с жестокими военными, карательными походами Тамерлана. Разгром Алании в 1395-97 гг. воспринимается как невосполнимая утрата в национальной истории карачаевцев и балкарцев. Потеряв свою государственность и значительную часть своего населения, аланы мигрировали в горные ущелья и предгорья Центрального и Западного Кавказа. Они сохранили в наиболее чистом виде древнейшие особенности тюркских языков и культурные традиции древних кавказских аборигенов. При этом, их этническое развитие получает дополнительный толчок в процессе территориального обособления в горах и ущельях, в частности, при обосновании пяти субэтнических групп в Балкарском, Баксанском, Чегемском, Безенгийском и Холамском горных ущельях, а также в Карачае.

Надо признать, что вопрос об истоках, первых проявлениях, хронологических рубежах проникновения ислама в Карачай и Балкарию до сих пор остается малоисследованным. В российской историографии удивительным образом оказываются живучими и фактически не пересматриваются штампы, выработанные еще в советский период, согласно которым ислам проникает в балкаро-карачаевскую среду очень поздно (чуть ли не в XVIII веке). В XVIII веке, действительно, происходит укрепление позиций ислама в Карачае. Однако усиление позиций ислама и изменение его политической роли – это вовсе не начальное его проникновение. Между этими точками отсчета лежат целые века постепенного приобщения аланского народа к исламской религии. Возможная же граница этого исторического начала отодвигается все дальше вглубь аж в VIII-IX века. События первой половины семисотых годов, когда арабский полководец Маруан во главе со стодвадцатитысячным мусульманским войском разбил войска хазар и заключил с Каганатом на своих условиях договор о сохранении последнего (в зависимости от которого тогда находилась Алания), не остаются без внимания. Очевидно, что если арабы побывали в тех местах, где жили в VIII веке предки современных горцев, то и заветы Пророка дошли сюда тогда же. Первым из историков о раннем исламе в Карачае и Балкарии (средневековой Алании) высказался В.А. Кузнецов – автор монографии "Алания X-XIII веков". При описании Нижне-Архызского городища, которую считал столицей Алании ,он упомянул, что с этим городищем связан ряд памятников "греко-византийской и мусульманской эпиграфики", отметив, что арабские куфические тексты на Нижне-Архызских надгробных камнях – "это самые ранние мусульманские надписи на всем Северо-западном Кавказе". В рецензии на эту монографию В.А. Гадло особо отметил важность данных эпиграфических находок, согласившись с Кузнецовым в их "мусульманской" атрибуции и пожалев о том, что сложная религиозная ситуация в Алании X-XII веков лишь в общих чертах зафиксирована, но недостаточно глубоко раскрыта в книге. "Вместе с тем эпиграфика, – подчеркнул рецензент, – свидетельствует о наличии мусульманской колонии в Архызе". Несомненно одно, единственным путем проникновения исламских миссионеров на территории нынешнего Карачая и Балкарии был восточный, со стороны Дагестана, куда ислам пришел еще в VII веке, в эпоху 2-го праведного халифа Умара Аль-Фарука. Основным источником доказательств непрерывности и глубины этого процесса являются особенности карачаево-балкарской лексики и топонимики, насыщенной мусульманской терминологией, данные фольклора и устной истори. Легенда гласит, что последний царь Алании (XIV в.) Темирболат-хан был мусульманином. Он выдал одну из дочерей замуж за дядю крымского хана и отправил своего младшего сына Карчу (впоследствии ставшего основателем государства Сибильти-Къарачай) в Крым, для получения образования. В Крыму молодой царевич Карча получил образование. Он владел тюркской, греческой и арабской письменностями и языками. Стоит к этому добавить, что в Золотой Орде, в состав которой входила Алания, ислам был объявлен государственной религией в начале XIV века (1312 г.) ханом Узбеком. И учиться при дворе крымских ханов, жить у зятя мусульманина, изучать арабскую графику и не быть мусульманином, это было невозможно по определению. Огромной популярностью пользуется книга Умара Алиева "Карачай". На ее страницах наши современники находят убедительные свидетельства и доказательства тому, что карачаевцы уже давно были сплоченным мусульманским народом Кавказа, чье социальное и государственное устройство, образ жизни, культура, этика, право, связи с внешним миром и идеалы соответствовали нормам ислама. В итоге усиления Османского государства и провозглашения ее Исламским Халифатом Карачай и 5 горских обществ, называемых сегодня Балкарией, признали Верховный суверенитет турецкого султана в качестве Повелителя Правоверных (Амир Аль-Муъминин). С XVII века правители Карачая именовались "валиями" ("вали" – наместник) султана Османской империи. Вхождение в Халифат не наносило ущерба экономике Карачая, не ограничивала свободы народа и самостоятельности его правителей и имела скорее символическое и религиозное, чем политическое значение. Иное дело – завоевание Северного Кавказа Российской Империей. По отношению к горцам Россия применяла методы военного усмирения. Карачаевцы и балкарцы оказывали отчаянное сопротивление продвижению России на Кавказ. Известно, что при встрече с Шамилем в 1846 году, представители карачаевцев дали клятвенную присягу своему имаму и заверили его, что "будут драться до последнего издыхания с царскими сатрапами". Сопротивлению горцев особую энергию придавал исламский фактор. Датой российского завоевания Карачая считается 20 октября (или 2 ноября по новому календарю) 1828 года, когда карачаевское ополчение было разбито многократно превосходящими его силами российской регулярной армии в битве у горы Хасаука. 21 октября в селении Карт-Джурт карачаевская депутация во главе с валием Исламом Крымшамхаловым была вынуждена подписать официальный документ, фиксирующий вхождение Карачая в Российскую Империю в результате его военного поражения. Однако активные военные выступления карачаевцев против новой российской власти продолжались и после 1828 года, фактически они красной нитью протянулись через весь XIX век. Это по сути своей антиколониальное, антиимперское, национально-освободительное движение носило ярко выраженную религиозную, мусульманскую окраску, входило составной частью в общекавказский "джихад". Кавказская война формально окончилась в 1864 году победой России над народами Северного Кавказа, что повлекло за собой массовую вынужденную эмиграцию (мухаджирство), которая нанесла колоссальный ущерб всем горским народам, отторгнув от Родины значительную, наиболее энергичную и наиболее образованную часть каждой нации. Среди большой северокавказской, до сих пор называемой "черкесской", диаспоры Турции и арабских стран Ближнего Востока значительную долю составляют карачаевцы (выходцы из территорий нынешней Балкарии тоже называются карачаевцами).С приходом Советской власти связан жестокий удар по самобытной культуре карачаевцев и балкарцев, построенной на основе мусульманской цивилизации. Репрессии против интеллектуальной, духовной элиты, закрытие или разрушение мечетей и школ-медрессе, отмена письменности на основе арабской графики. Но все это было лишь прелюдией к той трагедии, которая надвигалась на карачаево-балкарский народ – депортации. Это чудовищное насилие над всем народом, унесшее жизни до 70% населения, пожалуй, сравнимо с разрушением Алании и темирлановской жестокостью в истории этого аланского народа. Не будем описывать всего кошмара массового геноцида, который пережили карачаевцы и балкарцы после 1943 года. Обратим внимание только на одно обстоятельство, важное в контексте интересующей нас проблемы ислама в истории и самосознании карачаево-балкарского народа. Именно в условиях депортации и ссылки происходит возрождение его религиозности. Об этом наглядно свидетельствует такой любопытный документ как адресованный "Первому Секретарю ЦК КПСС тов. Хрущеву Н.С." послание группы карачаевских коммунистов. Они писали: "[...] Мы считаем необходимым довести до сведения ЦК КПСС то, что если до [...] переселения карачаевцев в Среднюю Азию наблюдались признаки ассимиляции карачаевцев с окружающими их народами, то насильственное переселение и [...] дискриминация вызвали стремление к национальной обособленности. Среди народа [...] стала возрождаться и развиваться [...] мусульманская религия. [...] Видимо, эта религиозность является попыткой выражения протеста против национальной несправедливости. [...] 11 мая 1956 года. Город Фрунзе [...]" Пройти дорогу ада и выжить во время насильственного выселения, продолжавшегося с 1943 до 1957 гг., помогла народу его вера. На свою родину карачаевцы и балкарцы вернулись с мусульманской верой, не только не разрушенной, но возродившейся и окрепшей в тяжелые годы изгнания. Заметное оживление мусульманской религиозной жизни в Карачае и Балкарии приходится на конец 1980-х и на 1990-е годы – на перестроечное и постсоветское время. Это оживление происходит во всех сферах: в политической жизни, в образовании, в литературе, в строительстве мечетей. Первый значительный толчок к религиозно-политической деятельности среди карачаевцев в новых условиях, на исходе "перестройки", дала Исламская партия Возрождения, образованная на съезде мусульман СССР в Астрахани, который состоялся 11 июля 1990 года. Региональное отделение ИПВ в Карачае было образовано 30 августа 1990 года. Несомненно, партия сыграла свою положительную роль в борьбе с коммунистической идеологией, в укреплении мусульманского самосознания народов, острее ощутивших свою принадлежность к миру Ислама. Ныне во многих городах и селах Карачая и Балкарии образованы мусульманские общины. Во многих населенных пунктах ведется преподавание основ ислама либо в домах, либо в медресе открытых при мечетях. Центром профессионального образования является Исламский институт, открытый в г. Черкесске. Срок обучения студентов в этом институте – 4 года. Такой же институт имеется в г. Нальчике. Главным источником религиозного образования населения, однако, остается литература – как на карачаево-балкарском и русском, так и на арабском, турецком и других языках. Что касается книг, разъясняющих основы исламской веры, изданных на карачаево-балкарском языке, то их уже больше 15 наименований. Заключение

В результате трагических событий в своей истории карачаево-балкарский народ был разбросан по всему миру и живет в таких странах как: Турция, США, Сирия, Иордания, Германия, Казахстан, Киргизия и т. д. Однако основная часть народа живет в Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской Республиках Российской Федерации. Хотя аланы-горцы и были завоеваны Российской Империей полтора века назад, сегодня они признают существующую геополитическую действительность как реальность и являются неотъемлемой частью Российской Мусульманской Уммы. Тем более что карачаевцы и балкарцы в лице своих прямых предков алан имеют многовековой опыт проживания в едином геополитическом пространстве, называемом сегодня Российской Федерацией, наследницей не только христианской Российской Империи, но и мусульманской Золотой Орды, Иудейского Хазарского Каганата и языческой Тюркской Империи. Аланский народ и его потомки – карачаевцы и балкарцы, соприкоснувшиеся в своей истории с такими конфессиями как: тенгрианство, иудаизм, христианство и ислам, в конечном счете сделал добровольный, сознательный выбор в пользу последней. Это не в коем случае не перечеркивает исторические связи с предыдущими религиями. Более того, карачаевцы и балкарцы хранят память о религии предков – тенгрианстве, с которой связана их древняя руническая письменность. Так же с гордостью вспоминают, что самые древние христианские памятники-храмы на территории России принадлежат их праотцам. Вместе с тем, сегодня возрождение ислама не только как историко-культурной традиции, а как мировоззрения, как образа жизни, проникнутого высокой моралью и ответственностью, охватывает все более широкие круги карачаево-балкарского народа. Хотя сегодня с сожалением приходится констатировать факт широко распространенной вульгарной атеистической пропаганды и ее результатов, циничной алкогольной политики и распущенности, есть в обществе понимание того, что гарантией духовной прочности, выживания и возрождения карачаево-балкарского народа является высокая мораль и нравственность, базирующиеся на нормах ислама. И нет сомнения в том, что будущее Карачая и Балкарии связано с возрастающей ролью ислама в обществе.

Автор: Мухаммад Биджи-улу Карачай

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0) Версия для печати

Добавить комментарий