Религия в Великой степи

Принято считать, что тюрки-кочевники в массовом порядке стали принимать ислам в Золотой Орде во времена хана Узбека, провозгласившего мусульманство государственной религией. Однако различные источники фиксируют присутствие среди них мусульман задолго до появления ордынского государства в Великой степи. Этому способствовали как походы арабских полководцев в Среднюю Азию и на Кавказ, так и контакты с его последователями через торговые связи Великой степи с мусульманскими странами Средневековья.

Арабские путешественник аль-Бакри упоминает о мусульманах среди печенегов, а аль-Гарнати, посетивший Киев в 1150 году, пишет о том, что в нем существовала мусульманская община из тюрок. Согласно сведениям аль-Бакри, ислам приняли печенеги под руководством хана Тираха около 1009 года. Однако не все его подданные стали мусульманами, что вызвало внутренний конфликт. Часть из них под предводительством хана Кегена ушла в Византию и приняла христианство. Впрочем гораздо большая часть печенегов продолжала придерживаться традиционных тюркских языческих верований.

В конце 11 века под натиском византийцев и половцев печенеги были частично истреблены, а по большей части растворились среди других тюркских племен.

Много мусульман было в Хазарском каганате. И хотя считается, что государственной религией там был иудаизм, по свидетельству все тех же арабских средневековых источников, мусульмане занимали в этом государстве весьма привилегированное положение.

Конечно, считается, что до 14 века большая часть тюрок-кочевников исповедовала тенгрианство, но так как язычество не было четко структурировано и не выдерживало конкуренции с авраамическими религиями, те кочевники, которые так или иначе соприкасались с их представителями, становились адептами какой-либо из этих трех религий. Так, половцы, кочевавшие в районе Сырдарьи и Приаралье и контактировавшие с оседлым мусульманским населением державы Хорезмшахов, принимали ислам и занимали высокие посты в ее иерархии. В этой связи можно упомянуть наместника Отрара Каир-хана и его племя канглы, которые были приверженцами ислама.

Мусульманами стали и те половцы, которые разными путями оказались в Египте и создали там мамлюкские правящие династии, как, например, знаменитый победитель монголов при Айн-Джалуте султан Бейбарс.

Что же касается Золотой Орды, то исламом ее правители стали интересоваться еще на заре становления своего государства. Первым правителем-мусульманином стал хан Берке, сын хана Джучи и внук Чингиз-хана. Можно говорить, что при нем начался процесс постепенной исламизации государства путем укрепления связей с исламским миром. Этот процесс способствовал упрочению позиций ислама в Золотой Орде.

Своего апогея продвижение ислама достигло при хане Узбеке, который объявил эту религию государственной. Узбек боролся с теми представителями знати, кто выступал против этого, и вытеснил их за пределы государства. Следует отметить, что, соблюдая законодательные акты своих предшественников, он не только не подвергал гонениям православие на территории подконтрольной ему Руси, но и поддерживал "режим наибольшего благоприятствования" для него. Этот политический курс был продолжен и его сыном Джанибеком.

Тем не менее на Руси были люди, добровольно переходившие в ислам. Так, в русской летописи при описании восстания против взимания дани Ордой в Ярославле в 1262 году упоминается некий бывший "чернец" (монах) Изосима, находившийся на ордынской службе, который «отвержеся Христа и быс бесурменинъ, вступивъ в прелесть лж(ив)аго пророка Ма(х)меда». Кроме этого в русских летописях, повествующих о подавлении восстания в Твери в 1327 году по просьбе московского князя Ивана Калиты, упоминается ордынская "Федорчукова рать", которую хан Узбек дал ему в числе прочих войск. О том, кем был летописный Федорчук до сих пор спорят историки. Однако можно с большей или меньшей степенью уверенности полагать, что судя по имени он был славянином, а с учетом политики исламизации, проводимой Узбеком, – мусульманином.

Большую роль в распространении ислама среди кочевников сыграл и Аксак-Тимур (Тамерлан), сделавший очень много для внедрения среди тюрков системы мусульманского образования и исламской юриспруденции (фикха), а также суфизма.

В любом случае можно говорить о том, что в 14 веке подавляющее большинство тюрков Великой степи уже однозначно ассоциировало себя с исламом и эта религия прочно укоренилась на просторах Центральной Азии.

Автор: Хасан Насретдинов

Комментарии () Версия для печати

Добавить комментарий